Судебная власть

О признании незаконной постановку на кадастровый учет. Решение от 21 июля 1997 года № . Тверская область.

Кимрский городской суд Тверской области

в составе:

председательствующего судьи Аксёнова С. Б.

при секретаре Федосеевой Р. П.,

а также с участием представителей истца - представителей ответчика - ФИО10, ФИО11, адвокатов ФИО12, ФИО13,

представителя ответчика - представителя истца - адвоката Зиновьева Е. В.,

представителя третьего лица - представителя истца - Касаджика П. Ф.,

представителя третьего лица - ФИО18,

третьего лица ФИО19,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Кимры ДД.ММ.ГГГГ гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО2 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на земельный участок, признании местоположения границ земельного участка не согласованным и возложении на ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области обязанности по снятию земельного участка с кадастрового учёта, по встречному иску ФИО2 к ФИО1 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на земельный участок, а также по иску Сельскохозяйственного производственного кооператива «<данные изъяты>» к ФИО1 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на земельный участок,

Установил:

ФИО1, действуя через своего представителя - ФИО10, обратился в суд с иском к ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области, ФИО2 о восстановлении положения, существовавшего до нарушения его, ФИО1, прав, а именно: признании недействительными результатов межевания земельного участка с кадастровым номером №, землеустроительного дела по его межеванию, установлению и закреплению на местности границ данного земельного участка, кадастрового плана земельного участка, о признании незаконной постановку на кадастровый учёт данного земельного участка, принадлежащего ФИО2, возложении на ответчика обязанности по снятию с кадастрового учёта вышеуказанного земельного участка в границах, определённых по результатам межевания, проведённого кадастровым инженером ФИО5, а также возложении на ответчика обязанности по совершению действий, направленных на внесение в ГКН сведений о его, ФИО1, земельном участке на основании решения от ДД.ММ.ГГГГ. Свои требования мотивировал тем, что он является собственником земельного участка, с кадастровым номером №, площадью 5,4 га, расположенного по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> с/п, дер. <адрес>, д. № что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ. На указанном участке располагается строение (баня), площадью 104,6 кв. м., кадастровый номер № Первоначально земельный участок был предоставлен товариществу «<данные изъяты>» в соответствии с договором от ДД.ММ.ГГГГ. Месторасположение земельного участка определено на схеме «дополнительного отвода земли в дер. <адрес>», утверждённой Главой администрации <адрес> с/п. Впоследствии, в соответствии с Решением <адрес> с/с народных депутатов от ДД.ММ.ГГГГ земельный участок был передан ему, ФИО1, в бессрочное (постоянное) пользование для ведения личного подсобного хозяйства и огородничества, а ДД.ММ.ГГГГ в отношении этого участка выдано соответствующее свидетельство. Постановлением Администрации <адрес> с/п Кимрского района № от ДД.ММ.ГГГГ земельному участку присвоен адресный номер №

В соответствии с нормами п. 9.1. ст. 3 Закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», статьи 25.2 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» он, ФИО1, обратился в Управление Федеральной регистрационной службы по Тверской области с заявлением о регистрации права собственности на земельный участок, ранее предоставленный на праве бессрочного пользования. ДД.ММ.ГГГГ участку был присвоен кадастровый номер и тот поставлен на кадастровый учёт, что подтверждается кадастровым паспортом от ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ им получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорный земельный участок. Таким образом, в силу требований ст. ст. 17, 20 Федерального закона № 122-ФЗ Управление федеральной регистрационной службы по Тверской области подтвердило законность предоставления ему земельного участка в ДД.ММ.ГГГГ году и наличие у него права собственности на земельный участок.

При получении свидетельства в ДД.ММ.ГГГГ году ему было разъяснено о необходимости определения границ земельного участка в соответствии с новыми требованиями земельного законодательства. В связи с изложенным он поручил вопрос организации межевых работ и постановки земельного участка на кадастровый учёт в соответствии с требованиями Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» доверенным лицам. По результатам проведённых землеустроительных работ в органы, осуществлявшие кадастровый учёт, был представлен межевой план со всеми необходимыми документами.

Согласно ст. 23 Федерального закона № 221-ФЗ при постановке на учёт объекта недвижимости орган кадастрового учёта в случае принятия соответствующего решения об осуществлении кадастрового учёта обязан в установленные законом сроки выдать заявителю или его представителю кадастровый паспорт объекта недвижимости.

Такой документ в виде кадастрового паспорта от ДД.ММ.ГГГГ был ему выдан, что подтверждает постановку земельного участка на учёт. На основании данного документа оформлено повторное свидетельство о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ. Кадастровый паспорт от ДД.ММ.ГГГГ содержит сведения о земельном участке в объёме листов В1 и В2 по форме, утверждённой приказом Минюста РФ от 18 февраля 2008 года № 32. Лист В2 паспорта содержит графическое изображение земельного участка. Из примечания 15 к форме кадастрового паспорта земельного участка, утверждённой вышеназванным приказом Минюста РФ, следует, что при отсутствии сведений о координатах характерных точек границы земельного участка указываются слова: «граница земельного участка не установлена в соответствии с требованиями земельного законодательства». В кадастровом паспорте от ДД.ММ.ГГГГ в графе «особые отметки» отсутствует указание о том, что границы земельного участка не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства, что подтверждает наличие у органов кадастрового учёта сведений о координатах характерных точек границы земельного участка.



Согласно примечанию 5 к форме кадастрового паспорта земельного участка в графе № 6 кадастрового паспорта указываются: дата принятия решения об учёте земельного участка - в отношении земельных участков, учтённых по правилам Федерального закона № 221-ФЗ; дата открытия подраздела - в отношении земельных участков, учтённых по правилам Федерального закона от 2 января 2000 года № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре» до вступления в силу Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости»; дата утверждения документа, подтверждающего право на земельный участок в отношении земельных участков, учтённых до вступления в силу Федерального закона от 2 января 2000 года № 28-ФЗ «О государственном земельном кадастре». Из графы № 6 паспорта следует, что Решение об учёте земельного участка в соответствии с требованиями Закона № 221-ФЗ принято ДД.ММ.ГГГГ. На основании изложенного, кадастровый паспорт на земельный участок от ДД.ММ.ГГГГ подтверждает принятие ДД.ММ.ГГГГ органом кадастрового учёта решения о постановке земельного участка на учёт в соответствии с требованиями Закона «О государственном кадастре недвижимости», а также то, что полные сведения о нём, в том числе о его границах, должны были быть внесены в государственный реестр недвижимости. Следовательно, с указанной даты органы кадастрового учёта обладали полной информацией, касающейся его, ФИО1, земельного участка, и обязаны были осуществить действия, направленные на внесение в ГКН сведений и его земельном участке.

ДД.ММ.ГГГГ он обнаружил, что на его земельном участке кадастровым инженером ФИО5 проводятся межевые работы. Он, ФИО1, письменно уведомил кадастрового инженера о проведении межевых работ на земельном участке, который ему принадлежит на праве собственности. В соответствии с п. 25 приказа Минэкономразвития № 412 от 24 ноября 2008 года, если межевой план оформляется в результате кадастровых работ по уточнению местоположения границы земельного участка или в результате кадастровых работ по образованию земельных участков уточнено местоположение границ смежных с ними земельных участков, в состав Приложения к межевому плану включаются: оформленные в письменном виде обоснованные возражения заинтересованных лиц по поводу местоположения границы земельного участка (при наличии таких возражений); документы, свидетельствующие о снятии возражений о местоположении границы земельного участка или копии документов о разрешении земельного спора (при наличии возражений о местоположении границы земельного участка или если имел место соответствующий земельный спор). В случае, если в результате кадастровых работ сохраняются неснятые возражения о местоположении границы земельного участка или возражения о местоположении земельного участка, выделяемого в счёт доли (долей) в праве на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения, межевой план оформляется для передачи заказчику кадастровых работ в целях снятия вышеназванных возражений в порядке, установленном законодательством РФ (п. 29 Приказа).

Согласно п. 4 ст. 40 Федерального закона № 221-ФЗ, если местоположение соответствующих границ земельных участков не согласовано заинтересованным лицом или его представителем и такое лицо или его представитель представили в письменной форме возражения относительно данного согласования с обоснованием отказа в нём, в акт согласования местоположения границ вносятся записи о содержании указанных возражений. Представленные в письменной форме возражения прилагаются к межевому плану и являются его неотъемлемой частью. На основании изложенного, до урегулирования с ним вопроса о границах земельного участка, в отношении которого кадастровым инженером ФИО5 проводились межевые работы, межевой план не должен был передаваться в органы кадастрового учёта, а в случае его представления при наличии не снятых возражений, он не мог служить основанием для внесения изменений в ГКН. Вместе с тем, т. к. у него отсутствовала уверенность в том, что его возражения будут учитываться заказчиками инженера ФИО5 и приложены к оформляемому им межевому плану, и т. к. на момент проведения межевых работ инженером ФИО5 кадастровый паспорт в отношении своего участка он, ФИО1, не получил, он осуществил действия по подаче межевого плана в отношении своего участка повторно. В результате рассмотрения межевого плана ДД.ММ.ГГГГ Кимрским отделом управления Росреестра по Тверской области было принято Решение № о приостановлении государственного кадастрового учёта в отношении земельного участка. Указанное Решение в нарушение требований п. 7 ст. 26 Федерального закона № 221-ФЗ было получено представителем истца только ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом, на настоящий момент в отношении его земельного участка имеются два документа, выданных органами кадастрового учёта, взаимоисключающих друг друга: кадастровый паспорт от ДД.ММ.ГГГГ, подтверждающий постановку участка на кадастровый учёт, и Решение о приостановке постановки участка на кадастровый учёт от ДД.ММ.ГГГГ, в качестве оснований которого орган кадастрового учёта указал выявление факта пересечения границ земельного участка с границами земельных участков с кадастровыми номерами № и №.

Он, ФИО1, считает, что земельный участок с кадастровым номером № поставлен ответчиком на кадастровый учёт с нарушением требований законодательства.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» государственный кадастр недвижимости является систематизированным сводом уточнённых сведений о недвижимом имуществе, о прохождении государственной границы Российской Федерации, о границах между субъектами Российской Федерации, границах муниципальных образований, границах населённых пунктов, о территориальных зонах, зонах с особыми условиями использования территорий, о геодезической картографической основе ГКН и кадастровом делении территории Российской Федерации (далее - кадастровые сведения) и состоит из содержащих такие сведения разделов: реестра объектов недвижимости; кадастровых дел; кадастровых карт.

Согласно п. 1 ст. 3 этого же Федерального закона кадастровый учёт и ведение государственного кадастра недвижимости осуществляются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Постановлением Правительства РФ от 1 июня 2009 года № 457 «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии» установлено, что органом, осуществляющим ведение государственного кадастра недвижимости, являются органы федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии.

Согласно приказу Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 11 марта 2010 года № П/93 «О наделении федеральных государственных учреждений «Земельная кадастровая палата» по субъектам Российской Федерации полномочиями по ведению государственного кадастра недвижимости, государственному кадастровому учёту недвижимого имущества, представлению сведений, внесённых в государственный кадастр недвижимости» полномочиями органа кадастрового учёта наделено ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области.

Учитывая, что Решение о постановке на кадастровый учёт его, ФИО1, участка было принято органом кадастрового учёта ДД.ММ.ГГГГ, следовательно, с указанной даты названный орган должен был обладать полной информацией в отношении данного участка и обязан был осуществить действия по внесению сведений в отношении его земельного участка в государственный кадастр недвижимости. Как следует из кадастровой выписки в отношении земельного участка 69:13:0000013:452, Решение о постановке его на кадастровый учёт было принято ДД.ММ.ГГГГ, т. е. уже после того, как сведения о земельном участке истца должны были быть внесены в государственный кадастр недвижимости.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 26 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» осуществление кадастрового учёта приостанавливается в случае, если одна из границ земельного участка, о кадастровом учёте которого представлено заявление, в соответствии с кадастровыми сведениями пересекает одну из границ другого земельного участка (за исключением случая, если другой земельный участок является преобразуемым объектом недвижимости).

Таким образом, при постановке на кадастровый учёт земельного участка № орган кадастрового учёта обязан был проверить уже имеющиеся сведения в государственном земельном кадастре в отношении его, ФИО1, земельного участка, выявить факт пересечения границ указанных земельных участков с его земельным участком и в соответствии со ст. 26 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» приостановить осуществление постановки на кадастровый учёт названных участков. Обладая информацией о наложении границ указанных земельных участков, орган кадастрового учёта не должен был осуществлять кадастровый учёт земельного участка № до урегулирования заинтересованными лицами вопроса о границах соответствующих земельных участков. Неисполнение указанной обязанности либо обязанности по внесению сведений в ГКН на основании соответствующего решения, принятого в отношении его, ФИО1, участка ДД.ММ.ГГГГ, привело к противоречиям в сведениях, содержащихся в государственном кадастре недвижимости, существованию двух взаимоисключающих документов и, как следствие, нарушению его прав.

Кроме того, как было указано выше, при проведении межевых работ в отношении участка ответчицы кадастровый инженер был поставлен в известность о существовании разногласий в отношении границ её земельного участка, тем не менее, мероприятия по урегулированию данных разногласий не проводились. В случае представления ответчицей межевого плана без приложения к нему его, ФИО1, возражений, данный межевой план, на основании которого определены границы земельного участка ответчицы, а также действия по его представлению, осуществлены с нарушением требований п. 3 ст. 38, ст. 39, 40 Федерального закона № 221-ФЗ, п. 25, 29 приказа Министерства экономического развития РФ от 24 ноября 2008 года № 412, раздела 2, 5 инструкции по межеванию земель, утверждённой Роскомземом 8 апреля 1996 года. В случае, если его возражения были приложены к межевому плану ответчицы, то данный межевой план не мог служить основанием для внесения сведений о земельном участке ответчицы в силу требований ст. 40 Федерального закона № 221-ФЗ.

Таким образом, действия ответчицы, а также органа кадастрового учёта по постановке на учёт её земельного участка, бездействие органа кадастрового учёта, связанное с невнесением в государственный кадастр сведений, касающихся его, ФИО1, земельного участка на основании решения от ДД.ММ.ГГГГ, вступают в противоречие с нормами ст. ст. 1, 4, 7, 23, 26, 38, 39, 40 Федерального закона № 221-ФЗ, п. 4, 18, 63, 64, 72 Порядка ведения государственного реестра недвижимости, утверждённого приказом Министерства экономического развития РФ от 4 февраля 2010 года № 42, а также п. 25, 29 приказа Министерства экономического развития РФ от 24 ноября 2008 года № 412.

После принятия данного искового заявления к производству Кимрского городского суда, но до проведения предварительного судебного заседания, назначенного на ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1, также действуя через своего представителя - ФИО10, представил суду дополнения к исковому заявлению, в которых, зафиксировав в качестве ответчиков ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>», просил признать недействительными результаты межевания земельного участка №, землеустроительного дела по его межеванию, установлению и закреплению на местности границ данного земельного участка, кадастрового плана земельного участка, признать незаконной постановку на кадастровый учёт данного земельного участка, принадлежащего на праве бессрочного пользования СПК «<данные изъяты>» и обязать органы кадастрового учёта снять с кадастрового учёта указанный земельный участок в границах, определённых по результатам межевания, проведённого ФГУП «Госземкадастросъёмка»-ВИСХАГИ. Свои требования в указанной части ФИО1 мотивировал тем, что из решения Росреестра по Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ следует, что основанием для приостановления постановки на кадастровый учёт его земельного участка послужило пересечение границ данного участка с земельным участком № и земельным участком №. Как следует из кадастровой выписки в отношении последнего земельного участка, Решение о его постановке на кадастровый учёт было принято ДД.ММ.ГГГГ, т. е. уже после того, как сведения о границах его, ФИО1, земельного участка должны были быть внесены в государственный кадастр недвижимости. Считает, что земельный участок № также поставлен на кадастровый учёт с нарушением требований законодательства, приведёнными в первоначальном исковом заявлении. Границы указанного участка с ним не согласованы, следовательно, определены с нарушением законодательства, межевой план в отношении этого же участка не соответствует данным требованиям.

Определением Кимрского городского суда, занесённым в протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, по иску ФИО1 в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Администрация <адрес> сельского поселения Кимрского района Тверской области.



В ходе рассмотрения дела ФИО1, действуя через своего представителя - ФИО6, изменил исковые требования, представив суду соответствующее заявление, в котором, указав в качестве ответчиков ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области и ФИО2, просил признать недействительным право на земельный участок, с кадастровым номером №, зарегистрированное за ФИО2, возложении на органы Управления Росреестра по Тверской области обязанности по аннулированию записи в ЕГРП и государственном кадастре недвижимости, сняв с кадастрового учёта указанный земельный участок в границах, определённых по результатам межевания, проведённого кадастровым инженером ФИО5, а также возложить на органы кадастрового учёта обязанности по осуществлению действий, связанных с внесением в ГКН сведений о земельном участке истца на основании межевого плана, представленного с заявлением от ДД.ММ.ГГГГ. Данные требования представитель ФИО1 - ФИО6 мотивировала тем, что основанием для обращения ФИО1 в суд послужил отказ кадастрового органа в постановке земельного участка истца на кадастровый учёт в связи с пересечением его границ с земельными участками ответчиков ФИО2 и СПК «<данные изъяты>». При этом за ФИО2 зарегистрирован земельный участок, полностью включающий в себя участок истца. Таким образом, в ходе осуществления действий по кадастровому учёту зарегистрированных прав на недвижимое имущество был выявлен факт регистрации прав на одно и то же недвижимое имущество за разными лицами (в части пересечения площадей участков за номером № и №). В случае, если сложившееся положение разрешить в рамках исправления кадастровой ошибки на основании представленных сторонами документов невозможно, для её устранения необходимо разрешить спор о праве, возникающий в этом случае между сторонами. Как следует из п. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22, в подобных ситуациях защита права осуществляется в порядке предъявления лицом, чьё право нарушено, требования о признании зарегистрированного права, нарушающего права истца, отсутствующим.

Основания приобретения истцом спорного земельного участка в границах, определённых в межевом плане, приведены в исковом заявлении, а также указаны в свидетельстве о праве собственности на земельный участок. Земля была выделена истцу на праве бессрочного пользования в соответствии с Решением от ДД.ММ.ГГГГ, принятого на восьмой сессии Устиновского сельского Совета народных депутатов XXI созыва. Статьёй 4 ГК РСФСР в редакции, действовавшей на момент принятия указанного решения, установлено, что гражданские права возникают, в том числе из административных актов. В соответствии с Законом РСФСР от 6 июля 1991 года № 1550-1 «О местном самоуправлении в РСФСР», действовавшим на момент принятия указанного решения, местными органами власти в районах, городах, районах в городах, посёлках, сельсоветах являлись соответствующие Советы народных депутатов (п. 1 ст. 10 Зак формой работы местного Совета являлась сессия, на которой он решал вопросы, отнесённые к его компетенции законодательством РФ и республик в составе РФ (п. 1 ст. 12 Закона). По вопросам, вносимым на сессию, Совет принимал решения (п. 1 ст. 18 Закона). Вопросы земельных отношений на момент издания решения от ДД.ММ.ГГГГ регулировались Земельным кодексом РСФСР, статья 18 которого к компетенции сельских, поселковых Советов народных депутатов относит предоставление участков в бессрочное (постоянное) пользование и передачу их в собственность и в аренду в соответствии со ст. 23 Кодекса, организацию ведения государственного земельного кадастра, регистрацию права собственности, права землевладения, землепользования, планирование использования земель, находящихся в их ведении, изъятие земельных участков в соответствии со ст. 23 Кодекса, защиту прав собственников, землепользователей, землевладельцев и арендаторов, разРешение земельных споров. Согласно п. 1 ст. 23 ЗК РСФСР сельские, поселковые Советы народных депутатов изымают, предоставляют в бессрочное (постоянное) и временное пользование, передают в собственность и аренду земельные участки в пределах черты сельских населённых пунктов, посёлков, а также из фонда других земель, переданных в их ведение. Таким образом, к полномочиям Устиновского сельского Совета народных депутатов на момент принятия решения от ДД.ММ.ГГГГ относились полномочия по предоставлению в бессрочное (постоянное) пользование земельных участков из всех земель, находящихся в границах поселения.

ДД.ММ.ГГГГ Глава администрации <адрес> с/с ФИО7 обратился к председателю Земельного комитета Кимрского районного Совета ФИО8 с письмом №, содержащим просьбу разрешить вопрос расширения приусадебного фонда земель населённых пунктов Совета. Из указанного письма следует, что земли колхозов, совхозов, находящихся в границах <адрес> с/п, были переданы в ведение Советов. Кроме того, к указанному письму прилагается схема, подтверждающая согласование со стороны совхоза «<данные изъяты>», администрации <адрес> с/с, председателя районного Земельного комитета схемы дополнительного отвода земельного участка в районе деревни Реуто схеме, имеющейся у истца в отношении его земельного участка. На основании изложенного, земельный участок был предоставлен истцу в порядке, предусмотренном действовавшим на момент его предоставления законодательством, уполномоченным на осуществление такого рода действий органом в пределах установленной компетенции.

Также в исковом заявлении перечислены основания возникновения права истца на спорный участок, копии подтверждающих документов имеются в материалах дела. Из документов и настоящих пояснений следует, что право собственности истца на спорный земельный участок возникло на основании и в соответствии с нормами действующего законодательства. В этой связи, с учётом давностного беспрепятственного владения истцом спорным земельным участком, возникает вопрос о правомерности регистрации прав на земельный участок, полностью включающий земельный участок истца, за ответчиком ФИО2 На настоящий момент истец располагает информацией в отношении прав ФИО2 лишь в объёме информации, содержащейся в выписках из ЕГРП и государственного кадастра недвижимости. Выписка из государственного земельного кадастра от ДД.ММ.ГГГГ в отношении земельного участка ФИО2 не содержит сведений о документах, явившихся основанием для возникновения у ответчицы прав на земельный участок. В качестве документа, подтверждающего права ответчицы на принадлежащий ей участок, выписка из ГКН от ДД.ММ.ГГГГ ссылается на выписку из ЕГРП от ДД.ММ.ГГГГ. При этом дата принятия решения о постановке участка ответчицы на кадастровый учёт, указанная в выписке - ДД.ММ.ГГГГ. Таким образом, на государственный кадастровый учёт земельный участок ответчицы был поставлен в ДД.ММ.ГГГГ года на основании документа, датированного ДД.ММ.ГГГГ года. Полагает, что право собственности на земельный участок ФИО2 в части площади, пересекающейся с земельным участком истца, зарегистрировано за ответчицей неправомерно. Постановка на кадастровый учёт участка ответчицы фактически лишает истца права собственности на принадлежащий ему земельный участок, что вступает в противоречие с требованиями ст. 35 Конституции РФ.

ФИО2 обратилась в суд со встречным иском к ФИО1 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним права собственности ФИО1 на земельный участок площадью 5,4 га с кадастровым номером №, расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, дер. <адрес>, д. №», мотивируя тем, что она является участником коллективно-долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения общей площадью 13143582 кв. м., расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> с/п, земельный участок в границах СПК «<данные изъяты>». В целях реализации своего права на выдел земельного участка в счёт части принадлежащих ей земельных долей ею из состава единого землепользования с соблюдением порядка, предусмотренного Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» осуществлён выдел ряда земельных участков, их формирование и постановка на кадастровый учёт. Права собственности на эти земельные участки в установленном порядке зарегистрированы в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, что подтверждается прилагаемыми копиями свидетельств о государственной регистрации права. В настоящее время в связи с рассмотрением гражданского дела по иску ФИО1 ей стало известно о том, что ФИО1 зарегистрировал право собственности на земельный участок площадью 5,4 га с кадастровым номером №, расположенный по вышеуказанному адресу, который налагается на принадлежащий ей земельный участок с кадастровым номером № и на который она также зарегистрировала право собственности в ДД.ММ.ГГГГ года. Полагает, что документы, на основании которых ФИО1 зарегистрировал своё право собственности, противоречат законодательству, действовавшему на момент их издания, и нарушают её право собственности по следующим основаниям. Так, в соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают в том числе из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей. Из представленных ФИО1 в орган по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и в Кимрский городской суд документов следует, что спорный земельный участок был предоставлен ему Решением <адрес> сельского Совета народных депутатов ХХI созыва от ДД.ММ.ГГГГ в постоянное (бессрочное) пользование для ведения личного подсобного хозяйства и огородничества. Между тем органы местного управления сельских Советов народных депутатов были наделены полномочиями по распоряжению земельными участками, находящимися в их ведении, в частности, входящими в черту соответствующего населённого пункта, что следует из содержания п. 1 ст. 23, ст. 70 Земельного кодекса РСФСР 1991 года, ст. 28 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о земле 1990 года, которые действовали на момент принятия в 1992 году решения <адрес> с/с народных депутатов.

В соответствии с Методическими рекомендациями о порядке передачи земель в ведение сельских Советов народных депутатов, утверждёнными Роскомземом РСФСР 25 марта 1991 года, черта сельского населённого пункта устанавливается в соответствии с проектами внутрихозяйственного землеустройства, архитектурно-градостроительной документацией, расчётами по обоснованию резервных площадей и с использованием материалов вычисления площадей земельных угодий, инвентаризации земель и другой имеющейся проектно-технической и учётной документации по населённым пунктам (п.1.5); материалы по передаче земель в ведение сельских Советов народных депутатов согласовываются с колхозом, межхозом, госхозом, другим землевладельцем (землепользователем), на территории которого расположен данный населённый пункт, районными архитектурно-градостроительными органами, комитетом по земельной реформе и земельным ресурсам, о чём делают соответствующие надписи на чертежах установления границ земель, заверенные подписями полномочных представителей сторон и печатями, и рассматриваются сельским Советом народных депутатов; по итогам рассмотрения материалов сельским Советом народных депутатов принимается соответствующее Решение (п.2.4.3).

Из содержания ст. 72 ЗК РСФСР следует, что черта сельского населённого пункта - внешняя граница земель сельского населённого пункта, которая отделяет их от других категорий земель, которая устанавливается и изменяется органами, утверждающими генеральные планы, проекты планировки и застройки городов, посёлков и сельских населённых пунктов. При этом включение земельных участков в черту сельского населённого пункта не влечёт прекращения права собственности на землю, права землевладения, землепользования и аренды на эти участки.

В соответствии с проектом землеустройства (перераспределения земель) совхоза «<данные изъяты>» (правопредшественника СПК «<данные изъяты>») в процессе земельной реформы в коллективно-долевую собственность граждан и бессрочное пользование ТОО «<данные изъяты>» были переданы земельные участки общей площадью 8 000 га, из которых 2 152 га - в коллективно-долевую собственность. ТОО «<данные изъяты>» был выдан государственный акт на право собственности на землю с приложением границ передаваемых земель. Согласно расчётной ведомости, имеющейся в данном проекте землеустройства, в состав земель, передаваемых в коллективно-долевую собственность, входил и контур пашни № площадью 6,2 га, в границах которого расположен земельный участок, на который претендует ФИО1

В силу ч. 2 ст. 9 ЗК РСФСР в коллективно-долевую собственность граждан могут передаваться земли колхозов, других кооперативных сельскохозяйственных предприятий, акционерных обществ, в том числе, созданных на базе государственных сельскохозяйственных предприятий, а в соответствии с ч. 1 ст. 11 ЗК РСФСР распоряжение земельными участками, находящимися в коллективно-долевой собственности граждан, осуществляется Решением общего собрания коллектива сособственников или избранным им органом управления.

Участники коллективно-долевой собственности не принимали решения о распоряжении земельным участком с контуром пашни № посредством отказа от права собственности или передачи его в ведение <адрес> с/с народных депутатов. Решение об изъятии данного земельного участка из коллективно-долевой собственности в порядке, предусмотренном Главой V ЗК РСФСР, также не проводилось, т. е. право коллективно-долевой собственности на земельный участок не прекращалось в соответствии с нормами ст. 39 ЗК РСФСР, что свидетельствует о недействительности решения Устиновского с/с народных депутатов о предоставлении земельного участка ФИО1

Кроме того, из документов ФИО1 следует, что земельный участок предоставлен ему на ограниченном вещном праве постоянного (бессрочного) пользования, что противоречит нормам ЗК РСФСР 1991 года. Так, ст. 7 ЗК РСФСР было предусмотрено, что граждане РСФСР в соответствии с этим Кодексом имеют право по своему выбору на получение земельных участков в собственность, пожизненное наследуемое владение или аренду. При этом согласно ст. 64 ЗК РСФСР земельные участки для ведения личного подсобного хозяйства передаются по желанию граждан в собственность, пожизненное наследуемое владение местными Советами народных депутатов в соответствии с их компетенцией, а земельные участки для индивидуального огородничества предоставляются местными Советами народных депутатов из земель запаса в аренду, а предприятиями, учреждениями и организациями - во временное пользование. Из ст. 12 ЗК РСФСР следует, что в бессрочное (постоянное) пользование земельные участки предоставляются колхозам, сельскохозяйственным кооперативам, акционерным обществам (если в них не введена собственность на землю), совхозам, другим государственным сельскохозяйственным предприятиям, а также предприятиям, учреждениям и организациям, включая юридические лица союзных республик и совместные предприятия, независимо от формы собственности и сферы их деятельности. Таким образом, субъектом права постоянного (бессрочного) пользования могли являться лишь юридические лица, а не физические лица, в связи с чем, у ФИО1 не могло возникнуть право постоянного (бессрочного) пользования каким-либо, в том числе и спорным земельным участком.

В силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты нарушенного права является неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, в связи с чем, она, ФИО9, полагает, что Решение <адрес> сельского Совета народных депутатов ХХI созыва от ДД.ММ.ГГГГ в части предоставления ФИО1 земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование как противоречащие закону (ст. ст. 7, 9, 12, 39, 64, 70, 72 ЗК РСФСР) не подлежит применению в данном деле.

По смыслу абзаца 4 п. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22 оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путём предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца.

Определением Кимрского городского суда Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ СПК «<данные изъяты>», в связи с изменением ФИО1 исковых требований и исключением СПК «<данные изъяты>» из числа ответчиков, последнее привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

Определением того же суда, занесённым в протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, по встречному иску ФИО2 в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области, Администрация <адрес> сельского поселения Кимрского района Тверской области и ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области. Кроме того, определением суда, зафиксированным в том же протоколе судебного заседания, по данному делу по иску ФИО1 и по встречному иску ФИО2 была привлечена Администрация Кимрского района Тверской области.

В дальнейшем от представителя ФИО1 - ФИО10 поступило заявление об уточнении исковых требований, в котором он просил признать отсутствующим зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности ФИО2 на земельный участок с кадастровым номером №, общей площадью 95 000 кв. м., категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешённое использование: для ведения сельскохозяйственного производства, по адресу: местоположение установлено относительно ориентира, расположенного в границах участка, адрес ориентира: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, в районе дер. <адрес>, а также признать местоположение границ данного земельного участка не согласованным и обязать ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области снять с кадастрового учёта указанный земельный участок, исключив сведения о нём из Государственного кадастра недвижимости, в границах, определённых по результатам межевания, проведённого кадастровым инженером ФИО5

Сельскохозяйственный производственный кооператив «<данные изъяты>», в лице его председателя ФИО9, обратился в суд с иском к ФИО1 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним права собственности ФИО1 на земельный участок площадью 5,4 га, с кадастровым номером №, расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, дер. <адрес>, д. № мотивируя тем, что Постановлением Главы администрации <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ № совхоз «Симоново» был реорганизован в ТОО «Симоново». В соответствии с указанным Постановлением за ТОО «<данные изъяты>» были закреплены земли, в том числе, в бессрочное пользование 5848 га, а также ТОО «<данные изъяты>» был выдан государственный акт на право собственности на землю, пожизненного наследуемого владения, бессрочного (постоянного) пользования землёй, который был зарегистрирован в книге записей Государственных актов на право собственности, владения, пользования землёй за №. Постановлением Администрации Кимрского района от ДД.ММ.ГГГГ ТОО «<данные изъяты>» реорганизовано в СПК «<данные изъяты>». Последнее является правопреемником ТОО «<данные изъяты>» по всем правам и обязанностям. В настоящее время стало известно, что ФИО1 зарегистрировал право собственности на земельный участок площадью 5,4 га, с кадастровым номером №, расположенный по вышеуказанному адресу, который налагается на принадлежащий СПК «<данные изъяты>» на праве бессрочного пользования земельный участок с кадастровым номером №. Полагают, что ФИО1, не имея на то законных оснований, является собственником указанного земельного участка, а документы (акты органа местного самоуправления), на основании которых ФИО1 зарегистрировал своё право собственности, противоречат законодательству, действовавшему на момент их издания, и нарушают права СПК «<данные изъяты>» по основаниям, котор основаниям, приведённым истицей ФИО2 во встречном исковом заявлении. При этом дополнил, что в соответствии с проектом землеустройства (перераспределения земель) совхоза «<данные изъяты>» (правопредшественника СПК «<данные изъяты>») в процессе земельной реформы ТОО «<данные изъяты>» были переданы земельные участки, в том числе в бессрочное пользование 5848 га. Участники коллективно-долевой собственности не принимали решения о распоряжении земельным участком с контуром пашни № посредством отказа от права собственности или передачи его в ведение <адрес> с/с. Также отсутствовали какие-либо решения общего собрания ТОО «<данные изъяты>» об отказе от прав на земельный участок, предоставленный в бессрочное пользование.

Более того, ФИО1 зарегистрировал право собственности на спорный земельный участок. Между тем, факт нахождения земельных участков с кадастровыми номерами № и № на землях сельскохозяйственного назначения подтверждается представленными документами. Указанные земли в другую категорию никогда не переводились. Границы населённого пункта: дер. <адрес> Кимрского района, установленные ранее, не изменялись. ФИО1, пытаясь ввести суд и других участников по делу в заблуждение, представил заведомо не соответствующий действительности документ: кадастровый паспорт земельного участка от ДД.ММ.ГГГГ, в котором содержится графическое отображение земельного участка с кадастровым номером №. Однако данный документ органом кадастрового учёта не выдавался и границы земельного участка не установлены. Доказательства, свидетельствующие о том, что спорные земельные участки переведены из земель сельскохозяйственного назначения в земли населённых пунктов, ФИО1 не представлены, что указывает на незаконность оформления ФИО1 земельного участка в собственность.

Определением Кимрского городского суда, занесённым в протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, по иску СПК «Симоново» в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Администрация Кимрского района Тверской области и Администрация <адрес> сельского поселения Кимрского района Тверской области.

Определением того же суда, занесённым в протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области было освобождено от участия в деле в качестве ответчика по иску ФИО1 и привлечено по этому же иску в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В судебном заседании представители истца ФИО1 - ФИО10, ФИО11 и адвокаты ФИО12, ФИО13 требования своего доверителя поддержали в полном объёме, встречные исковые требования ФИО2 и исковые требования СПК «<данные изъяты>» не признали. При этом ФИО12 пояснила суду, что ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» избран ненадлежащий способ защиты права. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Защита гражданских прав осуществляется перечисленными в ст. 12 ГК РФ способами, а также иными способами, предусмотренными законом. Предъявление любого иска должно иметь своей целью восстановление нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов обратившегося в суд лица. В данном случае, обратившись в суд с исками о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности ФИО1 на земельный участок с кадастровым номером №, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» не приняли во внимание, что спорное имущество находится в его владении. В такой ситуации удовлетворение требований о признании зарегистрированного права собственности ФИО1 отсутствующим не может привести к восстановлению их прав, которые они полагают нарушенными, т. к. не обеспечивает соединение права и владения. Земельный участок с указанным кадастровым номером был предоставлен ФИО1 по решению Сессии <адрес> сельского Совета № от ДД.ММ.ГГГГ и с этого момента находился в его владении. ФИО1 регулярно обрабатывал данный участок, в том числе выращивал на нём овёс, овощные культуры, производил посадки деревьев. Кроме того, на этом участке им был возведён объект недвижимого имущества - баня общей площадью 104,6 кв. м., кадастровый номер № принадлежащий ему на праве собственности, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ, кадастровым и техническими паспортами. При этом факт существования указанного здания ещё в ДД.ММ.ГГГГ году подтверждается, например, чертежом-проектом на электроснабжение бани. Постановлением Главы администрации <адрес> с/п Кимрского района № от ДД.ММ.ГГГГ земельному участку и расположенному на нём строению, находящимся по адресу: Тверская область, Кимрский район, дер. <адрес>, присвоен адресный номер №. Отсюда следует, что спорный земельный участок с кадастровым номером № находится во владении ФИО1 по настоящее время. Обратила внимание, что ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» данное обстоятельство не оспаривают. Доказательств выбытия спорного земельного участка и находящегося на нём здания из владения ФИО1 данные лица не представили. Учитывая, что в деле отсутствуют доказательства владения ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» земельным участком с кадастровым номером №, а вопрос о возврате спорного участка в рамках предъявленных ими исков не ставится, заявленное требование не направлено на восстановление прав истцов. В той ситуации, что ФИО1 является титульным владельцем земельного участка с вышеназванным кадастровым номером, рассмотрение такого требования не позволяет принять во внимание и дать оценку обстоятельствам, связанным с владением спорным объектом и не обеспечивает законное разРешение спора о праве собственности. Таким образом, оспаривая зарегистрированное право собственности ФИО1 на спорный земельный участок, не владея им и не требуя его виндикации, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» избрали ненадлежащий способ защиты своих прав, поскольку заявленный ими иск не направлен на восстановление прав, которые они считают нарушенными, Избранный ими способ не может обеспечить восстановление их прав на спорный земельный участок ещё и потому, что на данном участке имеется объект недвижимого имущества, принадлежащий на праве собственности ФИО1 При такой ситуации, оснований для удовлетворения их требований о признании отсутствующим зарегистрированного права ФИО1 на вышеуказанный земельный участок не имеется.

По смыслу разъяснений абзаца 5 п. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22 защите указанным способом подлежит такое право истца, которое не может быть защищено путём признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения. В отношении первоначального иска ФИО1 к ФИО2 указанные условия для предъявления иска о признании её права собственности на спорное имущество отсутствующим выполняются. Действительно, являясь титульным владельцем земельного участка с кадастровым номером №, он лишён возможности предъявить как иск о признании права собственности на этот земельный участок, так и иск об истребовании его из чужого незаконного владения. Поскольку спорный земельный участок находится во владении ФИО1, удовлетворении его иска о признании отсутствующим права ФИО2 на земельный участок, имеющий наложение на местности с его земельным участком, обеспечит восстановление нарушенных прав истца по первоначальному иску.

Кроме того, СПК «<данные изъяты>» в обоснование нарушения своих прав оспариваемой регистрацией ссылается на то, что земельный участок ФИО1 налагается на принадлежащий СПК «<данные изъяты>» на праве бессрочного пользования земельный участок с кадастровым номером №. Однако само по себе указанное обстоятельство не свидетельствует о нарушении прав СПК «<данные изъяты>» оспариваемой регистрацией по следующим основаниям. Во-первых, то обстоятельство, что границы земельного участка ФИО1 имеют пересечение с границами земельного участка, принадлежащего на праве бессрочного пользования СПК «<данные изъяты>», послужило основанием для отказа в постановке на кадастровый учёт участка ФИО1, но не участка СПК «<данные изъяты>». Во-вторых, как следует из искового заявления СПК «<данные изъяты>», земельный участок ФИО1 расположен в границах контура пашни № площадью 6,2 га, который согласно проекту землеустройства входил в состав земель, передаваемых в коллективно-долевую собственность. В соответствии с Постановлением Главы администрации Кимрского района от ДД.ММ.ГГГГ № и Экспликацией земель пашни были закреплены за ТОО «<данные изъяты>» на праве коллективно-долевой собственности и в бессрочное пользование указанному хозяйству вообще не предоставлялись. Таким образом, СПК «<данные изъяты>» в любом случае не является обладателем права бессрочного пользования на какие-либо земли из состава пашен, в том числе, и на земельный участок ФИО1, который, по мнению самого же СПК «<данные изъяты>», находится в границах контура пашни №. Следовательно, СПК «<данные изъяты>» не является лицом, права которого на земельный участок с кадастровым номером № могли быть нарушены оспариваемой регистрацией. В-третьих, в материалах дела не имеется доказательств того, на что ссылается СПК «<данные изъяты>» в обоснование принадлежности ему земельного участка с кадастровым номером № на праве постоянного (бессрочного) пользования, в том числе доказательств правопреемства СПК «№» и ТОО «№».

В обоснование нарушения своих прав ФИО2 и СПК «<данные изъяты>», ссылаясь на Проект землеустройства и Государственный акт, указывают также, что земельный участок ФИО1 находится в границах контура пашни № площадью 6,2 га, ранее переданного в коллективно-долевую собственность ТОО «<данные изъяты>». Между тем, анализ качественного и количественного состава земель, закреплённых за ТОО «<данные изъяты>», показывает, что ни Проект землеустройства, ни Государственный акт не могут служить надлежащими доказательствами того обстоятельства, что контур пашни № площадью 6,2 га был предоставлен в коллективно-долевую собственность СПК «<данные изъяты>», а затем в общую долевую собственность бывших работников совхоза «<данные изъяты>». Согласно Государственному акту ТОО «<данные изъяты>» было предоставлено в коллективно-долевую собственность - 2172 га земель. В то время как согласно постановлению № от ДД.ММ.ГГГГ о реорганизации совхоза «<данные изъяты>» в ТОО «<данные изъяты>» и о закреплении за ним земель на праве коллективно-долевой собственности и праве бессрочного пользования, которое является основанием для выдачи Государственного акта, ТОО «<данные изъяты>» было предоставлено в коллективно-долевую собственность - 2152 га земель, т. е. на 20 га меньше. При этом размер земель из состава пашен отличается во всех трёх документах. С учётом этого, факт указания в Проекте землеустройства контура пашни № площадью 6,2 га не доказывает того обстоятельства, что в дальнейшем данный контур был включён в состав земель, переданных в коллективно-долевую собственность ТОО «<данные изъяты> Не следует этого и из Чертежа земель, являющегося приложением к Государственному акту, тем более, что данный Чертёж составлен с нарушением требований п. п. 2.7., 2.9. «Инструкции о порядке выдачи (замены) государственных актов на право собственности на землю, пожизненного наследуемого владения, бессрочного (постоянного) пользования землёй», утверждённой Роскомземом» ДД.ММ.ГГГГ, что не позволяет его также считать допустимым доказательством включения спорного контура в состав земель, предоставляемых ТОО «<данные изъяты>». Исходя из вышеизложенного, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» не доказали, что земельный участок ФИО1 вошёл в состав земель, переданных ТОО «<данные изъяты>» в коллективно-долевую собственность, а, следовательно, и в общую долевую собственность бывших работников указанного хозяйства, что свидетельствует как о недоказанности нарушения прав ФИО2 оспариваемой регистрацией права собственности на земельный участок ФИО1, а так и о недоказанности ею правомерности выделения земельного участка в счёт её земельных долей в части включения в него земельного участка ФИО1

Также полагает, что права ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» не были нарушены ещё и потому, что земельный участок предоставлен ФИО1 по решению Сессии <адрес> с/с № от ДД.ММ.ГГГГ до момента передачи ТОО «<данные изъяты>» земель на праве коллективно-долевой собственности и постоянного (бессрочного) пользования на основании постановления № от ДД.ММ.ГГГГ и Государственного акта и, тем более, до того момента, как ФИО2 стала участником долевой собственности на земельный участок в границах СПК «<данные изъяты>». Отсюда следует, что на момент принятия указанного решения от ДД.ММ.ГГГГ ни у ФИО2, ни у ТОО «<данные изъяты>» право долевой или коллективно-долевой собственности не возникло, в силу чего, не могло быть нарушено, а потому не подлежит защите, в том числе и способом, указанным в абзаце 12 ст. 12 ГК РФ.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют допустимые доказательства того обстоятельства, что участок ФИО1 вошёл в состав земель, предоставленных позднее в коллективно-долевую собственность ТОО «<данные изъяты>». Обратила внимание, что на протяжении всего периода открытого пользования и владения ФИО1 земельным участком его право не оспаривалось ни Администрацией Кимрского района Тверской области, ни ТОО «<данные изъяты>», ни в дальнейшем СПК «<данные изъяты>», ни какими-либо участниками долевой собственности, в том числе, ФИО15 и ФИО14, продавшими земельные доли ФИО2 Данное бездействие свидетельствует об отсутствии каких-либо правопритязаний на земельный участок ФИО1 со стороны указанных лиц на протяжении более чем ДД.ММ.ГГГГ лет. Более того, в материалах дела имеется схема за подписями председателя совхоза «ДД.ММ.ГГГГ», Главы администрации и председателя Райкомзема, согласно которой земельные участки, в том числе, находящиеся в дер. <адрес>, были выведены из ведения совхоза.

Также в обоснование своих требований ФИО2 ссылается на то, что она является собственником земельного участка с кадастровым номером № на основании свидетельства о регистрации права собственности, на который налагается земельный участок, принадлежащий на праве собственности ФИО1 В такой ситуации, в силу ст. 218 ГК РФ, необходимо установить наличие либо отсутствие определённых юридических фактов, которые образуют основание права собственности ФИО2, считающей себя собственником земельного участка с вышеуказанным кадастровым номером. Как следует из свидетельства о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ, право собственности на земельный участок ФИО2 было зарегистрировано на основании двух договоров купли-продажи земельной доли от ДД.ММ.ГГГГ и сообщения о намерении выдела земельного участка в натуре в счёт доли в праве общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения в порядке ст. 13 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». По смыслу ст. 12 данного Федерального закона, а также соответствующих положений ГК РФ и ЗК РФ, выдел имущества в счёт принадлежащей участнику долевой собственности доли в праве собственности является сделкой, поэтому полагает, что выдел земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения в счёт принадлежащих ФИО2 земельных долей был совершён с нарушением действующего законодательства, т. е. является недействительной (ничтожной) сделкой, что подтверждается следующим. В соответствии с п. 3 ст. 11.5 ЗК РФ особенности выдела земельного участка в счёт земельных долей устанавливаются Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», согласно п. 1 ст. 12 которого к сделкам, совершаемым с долями в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, в случае, если число участников долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения превышает пять, правила Гражданского кодекса РФ применяются с учётом особенностей, установленных настоящей статьёй, а также статьями 13 и 14 Закона № 101-ФЗ. В данном случае при выделении земельного участка в счёт земельной доли ФИО2 были допущены нарушения требований ст. ст. 13 и 14 указанного Федерального закона, по смыслу которых право на выдел земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения принадлежит только участнику долевой собственности. При этом участник долевой собственности должен реализовать своё право на выдел земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения в счёт принадлежащей ему земельной доли в строгом соответствии с порядком, установленным вышеназванными статьями. Между тем, ФИО2 после государственной регистрации права собственности на земельные доли на основании спорных договоров от ДД.ММ.ГГГГ выделила земельный участок с кадастровым номером №, минуя установленные законом процедуры.

Как следует из материалов кадастрового дела, основанием для выделения земельного участка в счёт земельной доли ФИО2 послужили: публикация о проведении общего собрания, протокол указанного собрания от ДД.ММ.ГГГГ, которое не состоялось из-за отсутствия кворума, а также публикация об определении местоположения земельных участков, выделяемых в совместную собственность ФИО15 и ФИО14 в счёт их земельных долей. Считает, что последние после продажи своих долей ФИО2 утратили право на выделение на основании ранее совершённых ими юридических действий, а ФИО2 на момент совершения указанных действий не являлась собственником данных земельных долей. При определении местоположения земельных участков, выделяемых в счёт долей ФИО15 и ФИО14, она действовала не как участник долевой собственности, а как представитель участника долевой собственности - ФИО14, что ни одно и то же. Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершённая одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного, в том числе, на доверенности, непосредственно создаёт, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. То есть для ФИО2, как представителя ФИО14, указанные публикации не могли являться основанием для прекращения её права собственности на земельную долю и возникновения права собственности на земельный участок, образованный при выделении в счёт земельной доли. Как следует из договоров купли-продажи земельных долей от ДД.ММ.ГГГГ, заключённых ФИО2 с ФИО15 и ФИО14, право на выделение земельных участков в счёт земельных долей в месте, определённом продавцами на основании публикации от ДД.ММ.ГГГГ передано не было.

Также отметила, что публикация в газете «Тверская жизнь» № от ДД.ММ.ГГГГ содержит следующие сведения о местоположении участков, выделяемых в совместную собственность ФИО14 и ФИО15 в <адрес> с/п Кимрского района: часть контура пастбища №, расположенного в 20 метрах на северо-восток от дер. <адрес> площадью 3,4 га; контур пашни №, прилегающий с востока к дер. <адрес> площадью 6 га. Указанныя контура в дальнейшем вошли в состав земельного участка площадью 95 000 кв. м., которому при постановке на кадастровый учёт был присвоен номер №. Между тем, такое описание местоположения земельного участка, как часть контура, не позволяют определить его местоположение на местности, что противоречит требованиям ст. 13 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Как следует из публикации от ДД.ММ.ГГГГ, указанные в ней земельные участки выделялись в совместную собственность ФИО15 и ФИО14 По смыслу п. 3 ст. 244 ГК РФ образование совместной собственности на имущество должно быть предусмотрено законом. Выдел земельного участка в счёт земельных долей, принадлежащим двум участникам долевой собственности на земельный участок, в их совместную собственность, законом не предусмотрен. Местоположение земельных участков, выделяемых ФИО15 и ФИО14 в счёт своих земельных долей, имеет наложение границ на местности с границами земельного участка с кадастровым номером №, принадлежащего на момент указанного выделения на праве собственности ФИО1, право на которое не было оспорено; сведения о котором на момент выделения были внесены в ГКН; на котором находилось строение, принадлежащее истцу; в отношении которого в материалах дела не имеется надлежащих доказательств, что он входил в состав участка, находящегося в общей долевой собственности.

С учётом изложенного, полагает, что право собственности ФИО2 было зарегистрировано на основании недействительной (ничтожной) сделки по выделу земельного участка в счёт её земельной доли. Поскольку недействительная сделка не влечёт никаких юридических последствий, кроме последствий, связанных с её недействительностью, считает, что ФИО2 не доказала наличие либо отсутствие определённых юридических фактов, которые образуют основание её права собственности на земельный участок с кадастровым номером №, что является основанием для удовлетворения первоначального иска о признании её права на указанный участок отсутствующим и отказа во встречном иске. Отмечает, что, так как спорный земельный участок из владения ФИО1 не выбывал, последствия недействительности ничтожной сделки по выделу земельного участка ФИО2 не возникли.

Кроме того, считает, что Решение сессии <адрес> с/с № от ДД.ММ.ГГГГ было издано в соответствии с положениями действовавшего на тот момент законодательства, оно было исполнено, фактические и правовые последствия его принятия наступили. Участок ФИО1 обрабатывался с момента его предоставления, на нём на протяжении нескольких лет возводилось здание, что было очевидно как для ТОО «<данные изъяты>» и СПК «<данные изъяты>», так и для лиц, ставших впоследствии участниками долевой собственности на земельный участок в границах СПК «<данные изъяты>». С учётом изложенного, ФИО1, являясь ответчиком по искам ФИО2 и СПК «<данные изъяты>», делает заявление о пропуске исковой давности в отношении использования истцами такого способа защиты права, как неприменение ненормативного правового акта, противоречащего закону или нормативному правовому акту. Установление факта пропуска без уважительных причин срока для обращения в суд, о применении которого заявлено ответчиком, является самостоятельным основанием для отказа в иске (ст. 199 ГК РФ). Исходя из аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ, ч. 4 ст. 1 ГПК РФ) отмечает, что правоприменительная практика исходит из того, что если последствия недействительности сделки, в том числе, в виде передачи имущества во владение ответчику, уже возникли, они не могут быть устранены посредством констатации их ничтожности. При этом в случае, если срок исковой давности на предъявление иска о применении последствий недействительности такой сделки пропущен, применить в судебном порядке последствия недействительности этой сделки невозможно независимо от того, что в момент её совершения она законодательству не соответствовала.

Из публикации в газете «Кимрский вестник» № от ДД.ММ.ГГГГ следовало, что возражения по проекту межевого плана и требования о проведении согласования местоположения границ земельных участков принимаются со дня публикации по ДД.ММ.ГГГГ. ФИО1 своевременно, а именно, ДД.ММ.ГГГГ, представил письменные возражения кадастровому инженеру, к которым была приложена копия свидетельства о государственной регистрации права собственности на принадлежащий ему земельный участок, а также кадастровый паспорт данного участка. Указанные возражения впоследствии не были сняты ФИО1 Тем не менее, в нарушение ч. 4 ст. 40 ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» № 221-ФЗ и п. 25 Требований по подготовке межевого плана, являющихся Приложением № 2 к Приказу Минэкономразвития РФ от 24 ноября 2008 года № 412, в акт согласования местоположения границ не были внесены записи о содержании указанных возражений, а к межевому плану не были приложены представленные в письменной форме возражения ФИО1 Помимо этого, в акте согласования местоположения границ земельного участка, содержащегося в межевом плане, несмотря на наличие неснятых возражений ФИО1, в нарушение п. 6 ст. 38 Федерального закона № 221-ФЗ, не содержится сведений о наличии разногласий при согласовании местоположения границы земельного участка, в связи с чем, данный акт согласования является недостоверным. На основании указанного межевого плана земельный участок ФИО2 был поставлен на кадастровый учёт с наложением на местности на земельный участок ФИО1 до согласования ими границ в установленном порядке. Полагает, что межевой план, составленный с существенными нарушениями закона и иных правовых актов, не может служить надлежащим основанием для постановки на государственный кадастровый учёт земельного участка с кадастровым номером №

На основании изложенного, просила исковые требования ФИО1 удовлетворить в полном объёме, а в удовлетворении исковых требований ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» отказать.

Представитель ответчика - представитель истца - адвокат ФИО16 требования ФИО2 и изложенные в исковом заявлении доводы поддержал в полном объёме, исковые требования ФИО1 просил оставить без удовлетворения, полагая их незаконными и необоснованными, принятие решения по исковым требованиям СПК «<данные изъяты>» оставил на усмотрение суда. При этом ФИО16 дополнил, что заявление ФИО12 о пропуске срока исковой давности по иску ФИО2 не может быть удовлетворено, т. к. при разрешении вопроса о неприменении акта органа местного самоуправления, противоречащего закону, срок исковой давности вообще не установлен.

Представитель третьего лица - представитель истца - ФИО17 требования СПК «<данные изъяты>» поддержал, исковые требования ФИО2 считал обоснованными и подлежащими удовлетворению, иск ФИО1 просил оставить без удовлетворения, также полагая, что заявление ФИО12 о пропуске срока исковой давности по иску СПК «<данные изъяты>» не основано на законе.

Представитель третьего лица - юрисконсульт ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области ФИО18, оставив принятие решения по исковым требованиям ФИО1, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» на усмотрение суда, пояснил суду, что согласно ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется как перечисленными в данной статье способами, так и иными способами, предусмотренными законом. Перечень способов защиты гражданских прав в указанной статье не является исчерпывающим, однако использование других способов защиты права допускается ГК РФ только при наличии прямого указания закона. Выбранный ФИО1 такой способ защиты гражданских прав как признание местоположения границ земельного участка с кадастровым номером № не согласованным не предусмотрен действующим законодательством и не повлечёт каких-либо правовых последствий для истца. Следовательно, истцом избран не основанный на законе способ защиты права, поэтому рассмотрение и удовлетворение указанных требований в порядке гражданского судопроизводства невозможно. Кроме того, согласно п. 4 ст. 40 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости» № 221-ФЗ от 24 июля 2007 года, если местоположение соответствующих границ земельных участков не согласовано заинтересованным лицом или его представителем и такое лицо или его представитель предоставили в письменной форме возражения относительно данного согласования с обоснованием отказа в нём, в акт согласования местоположения границ вносятся записи о содержании указанных возражений. Также отметил, что в соответствии с ч. 1 ст. 39 этого же Федерального закона местоположение границ земельных участков подлежит в установленном настоящим Федеральным законом порядке обязательному согласованию с лицами, указанными в части 3 настоящей статьи, в случае, если в результате кадастровых работ уточнено местоположение границ земельного участка, в отношении которого выполнялись соответствующие кадастровые работы, или уточнено местоположение границ смежных с ним земельных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости. Соответственно согласование границ требуется только при учёте текущих изменений, а при постановке на государственный кадастровый учёт, т. е. земельного участка с кадастровым номером №, не требуется.

Третье лицо ФИО19 также оставил принятие решения по заявленным ФИО1, ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» исковым требованиям на усмотрение суда, пояснив, что он работает в землеустройстве с ДД.ММ.ГГГГ года, по образованию геодезист. Действительно, при проведении землеустроительных работ по заявке ФИО2 в отношении земельного участка площадью 95000 кв. м., расположенного по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, в районе дер. <адрес>, ему показывали документы на земельный участок другого лица, возможно, ФИО1 Однако хорошо помнит, что у данного гражданина земельный участок по документам относился к землям населённых пунктов, а он, ФИО5, делал работы в отношении земельного участка, относящегося к землям сельскохозяйственного назначения. При такой ситуации, считает, что изготовленный им межевой план в отношении земельного участка ФИО2 изготовлен им в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Представители третьих лиц: Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области, Администрации Кимрского района Тверской области и Администрации <адрес> сельского поселения Кимрского района Тверской области в судебное заседание не явились, хотя надлежащим образом извещались о времени и месте рассмотрения дела. При этом ранее от представителя Администрации Кимрского района - ФИО20, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, в адрес Кимрского городского суда поступило заявление от ДД.ММ.ГГГГ, в котором она просила рассматривать данное гражданское дело в отсутствии их представителя.

Суд, заслушав объяснения представителей истца-представителей ответчика - ФИО10, ФИО11, адвокатов ФИО12, ФИО13, представителя ответчика-представителя истца - адвоката ФИО16, представителя третьего лица-представителя истца - ФИО4, представителя третьего лица - ФИО18, третьего лица ФИО19, исследовав материалы дела, а также обозрев фотографии в количестве 21 штуки, на которых изображён спорный земельный участок и находящееся на нём строение в виде бани, приходит к следующему.

Согласно п. 1 ст. 5 Земельного кодекса РФ участниками земельных отношений являются граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования.

В силу подп. 2 п. 1 ст. 6 ЗК РФ объектами земельных отношений являются, в том числе, земельные участки.

В судебном заседании установлено, что ФИО2 является участником коллективно-долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения общей площадью 13143582 кв. м., расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> с/п, земельный участок в границах СПК «<данные изъяты>», что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ, выданным на её имя. В целях реализации своего права на выдел земельного участка в счёт части принадлежащих ей земельных долей, ею из состава единого землепользования с соблюдением порядка, предусмотренного Федеральным законом от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», осуществлён выдел земельного участка площадью 95000 кв. м., расположенного по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, в районе дер. <адрес>, его формирование и постановка на кадастровый учёт, что также нашло своё документальное подтверждение. Впоследствии право собственности ФИО2 на этот земельный участок, с кадастровым номером №, в установленном законом порядке было зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о чём имеется соответствующая выписка и свидетельство о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ. Отнесение земельного участка с указанным кадастровым номером к землям сельскохозяйственного назначения зафиксировано в кадастровом паспорте земельного участка от ДД.ММ.ГГГГ и в кадастровых выписках о земельном участке от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, в которых отсутствуют какие-либо особые отметки по его границам.

Кроме того, судом установлено, что ФИО1 является собственником земельного участка площадью 54000 кв. м., кадастровый номер №, расположенного по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> с/п, дер. <адрес>, д. №», что следует из свидетельства о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ. При этом, основанием для выдачи данного свидетельства явился протокол <адрес> сельского Совета народных депутатов Кимрского района Тверской области 8-ой сессии <адрес> с/с народных депутатов XXI созыва от ДД.ММ.ГГГГ, чему предшествовало Решение <адрес> сельского Совета № от ДД.ММ.ГГГГ, которым вышеуказанный земельный участок площадью 5,4 га был передан ФИО1 в бессрочное (постоянное) пользование для ведения личного подсобного хозяйства и огородничества, а ДД.ММ.ГГГГ в отношении этого же участка на имя ФИО1 выдано соответствующее свидетельство. Постановлением Администрации <адрес> сельского поселения Кимрского района № от ДД.ММ.ГГГГ земельному участку площадью 5,4 га присвоен адресный номер № На данном земельном участке располагается строение в виде бани, площадью 104,6 кв. м., о чём свидетельствуют технический и кадастровый паспорта, выданные соответственно ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, также исходя из свидетельства о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ принадлежащее ФИО1 Решением Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 26 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» приостановлен государственный кадастровый учёт земельного участка с кадастровым номером №, поскольку он пересекается с земельным участком с кадастровым номером №. Данное обстоятельство наглядно отражено в межевом плане, изготовленном в результате выполнения кадастровых работ в связи с уточнением границы и площади земельного участка с кадастровым номером № (л. д. 10 межевого плана), что явилось основанием для обращения ФИО1 в суд с первоначальным иском.

Согласно абз. 1 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе, из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Из представленных ФИО1 документов следует, что спорный земельный участок был предоставлен ему вышеуказанным Решением <адрес> сельского Совета от ДД.ММ.ГГГГ в постоянное (бессрочное) пользование для ведения личного подсобного хозяйства и огородничества.

В силу ст. 4 Земельного кодекса РСФСР от 25 апреля 1991 года, действовавшего на момент принятия решения от 7 марта 1992 года, все земли РСФСР в соответствии с основным целевым назначением подразделялись также на земли населённых пунктов (городов, посёлков и сельских населённых пунктов).

Согласно ст. 70 ЗК РСФСР все земли в пределах черты сельских населённых пунктов находились в ведении сельских Советов народных депутатов.

Сельские Советы народных депутатов были наделены полномочиями по предоставлению в бессрочное (постоянное) пользование, а также передаче в собственность земельных участков лишь в пределах черты сельских населённых пунктов (п. 1 ст. 23 ЗК РСФСР).

Об этом же говорилось и в ст. 28 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о земле от ДД.ММ.ГГГГ, также действовавших на тот момент.

Как следует из ст. 72 ЗК РСФСР, черта сельского населённого пункта - внешняя граница земель сельского населённого пункта, которая отделяет их от других категорий земель. Черта сельских населённых пунктов устанавливается и изменяется органами, утверждающими генеральные планы, проекты планировки и застройки сельских населённых пунктов. При этом включение земельных участков в черту сельского населённого пункта не влечёт прекращения права собственности на землю, права землевладения, землепользования и аренды на эти участки.

В соответствии с п. 1.5. Методических рекомендаций о порядке передачи земель в ведение сельских Советов народных депутатов, утверждённых заместителем председателя Госкомзема РСФСР ДД.ММ.ГГГГ, черта сельского населённого пункта устанавливается в соответствии с проектами внутрихозяйственного землеустройства, архитектурно-градостроительной документацией, расчётами по обоснованию резервных площадей и с использованием материалов вычисления площадей земельных угодий, инвентаризации земель и другой имеющейся проектно-технической и учётной документации по населённым пунктам. Материалы по передаче земель в ведение сельских Советов народных депутатов согласовываются с колхозом, межхозом, госхозом, другим землевладельцем (землепользователем), на территории которого расположен данный населённый пункт, районными архитектурно-градостроительными органами, комитетом по земельной реформе и земельным ресурсам, о чём делают соответствующие надписи на чертежах установления границ земель, заверенные подписями полномочных представителей сторон и печатями, и рассматриваются сельским Советом народных депутатов. По итогам рассмотрения материалов сельским Советом народных депутатов принимается соответствующее Решение (п.2.4.3).

Постановлением Главы администрации Кимрского района Тверской области от ДД.ММ.ГГГГ № произведена реорганизация совхоза «<данные изъяты>» в ТОО «<данные изъяты>», который является его правопреемником. В проекте землеустройства (перераспределения земель) совхоза «<данные изъяты>» Кимрского района, а также в вышеназванном постановлении от ДД.ММ.ГГГГ зафиксировано, что в коллективно-долевую собственность и бессрочное пользование ТОО «<данные изъяты>» переданы земельные участки общей площадью 8 000 га, из которых 2 152 га - в коллективно-долевую собственность и 5 848 га - в бессрочное пользование. ТОО <данные изъяты>» был выдан государственный акт на право собственности на землю, бессрочного (постоянного) пользования землёй с приложением границ передаваемых земель. Согласно расчётной ведомости, имеющейся в проекте землеустройства совхоза «<данные изъяты>», в состав земель, передаваемых в коллективно-долевую собственность, входил также контур пашни № площадью 6,2 га, в границах которого расположен спорный земельный участок.

В силу ст. 9 ЗК РСФСР в коллективно-долевую собственность граждан могут передаваться земли колхозов, других кооперативных сельскохозяйственных предприятий, акционерных обществ, в том числе созданных на базе государственных сельскохозяйственных предприятий, а в соответствии со ст. 10 ЗК РСФСР распоряжение земельными участками, находящимися в коллективно-долевой собственности граждан, осуществляется Решением общего собрания коллектива сособственников или избранным им органом управления.

Как правильно указано представителем ФИО2 - адвокатом ФИО16, участники коллективно-долевой собственности не принимали решения о распоряжении земельным участком с контуром пашни № посредством отказа от права собственности или передачи его в ведение <адрес> сельского Совета. Решение об изъятии данного земельного участка из коллективно-долевой собственности в порядке, предусмотренном Главой V ЗК РСФСР, также не проводилось. Таким образом, право коллективно-долевой собственности на земельный участок в соответствии с нормами ст. 39 ЗК РСФСР не прекращалось, что свидетельствует о недействительности решения Устиновского сельского Совета от ДД.ММ.ГГГГ о предоставлении земельного участка ФИО1

Кроме того, немаловажным фактом является то, что из документов ФИО1 следует о предоставлении ему земельного участка на ограниченном вещном праве постоянного (бессрочного) пользования, что противоречит нормам ЗК РСФСР от 25 апреля 1991 года, статья 12 которого предусматривала, что в бессрочное (постоянное) пользование земельные участки предоставляются колхозам, сельскохозяйственным кооперативам, акционерным обществам (если в них не введена собственность на землю), совхозам, другим государственным сельскохозяйственным предприятиям, а также предприятиям, учреждениям и организациям, включая юридические лица союзных республик и совместные предприятия, независимо от формы собственности и сферы их деятельности. Согласно ст. 7 ЗК РСФСР граждане РСФСР в соответствии с настоящим Кодексом имели право по своему выбору на получение земельных участков в собственность, пожизненное наследуемое владение или аренду. При этом в ст. 64 ЗК РСФСР было отражено, что земельные участки для ведения личного подсобного хозяйства передавались по желанию граждан в собственность местными Советами народных депутатов в соответствии с их компетенцией, а земельные участки для индивидуального огородничества предоставлялись местными Советами народных депутатов из земель запаса в аренду (ст. 68 ЗК РСФСР). При такой ситуации, субъектом права постоянного (бессрочного) пользования могли являться лишь юридические лица, а не физические лица, в связи с чем, у ФИО1 в силу закона не могло возникнуть право постоянного (бессрочного) пользования каким-либо, в том числе, спорным земельным участком. Учитывая данные обстоятельства, суд не может принять во внимание ссылку ФИО1 на письмо Главы администрации <адрес> сельского Совета ФИО21 от ДД.ММ.ГГГГ №, в котором последний обращается в земельный отдел Кимрского районного Совета с просьбой разрешить вопрос расширения приусадебного фонда земель населённых пунктов сельского Совета, а также на приложенную к данному письму схему якобы подтверждающую согласование дополнительного отвода земельного участка в районе дер. <адрес>, поскольку указанные документы опровергаются Постановлением Главы администрации Кимрского района от ДД.ММ.ГГГГ № «Об отводе земель под расширение сельских населённых пунктов», в Приложении № к которому наименование дер. <адрес> отсутствует.

В силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты нарушенного права является неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, в связи с чем, Решение <адрес> сельского Совета от ДД.ММ.ГГГГ в части предоставления ФИО1 земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование не подлежит применению, т. к. противоречит закону, а именно, статьям 7, 9, 12, 39, 64, 70, 72 Земельного кодекса РСФСР. При этом, по мнению суда, не подлежит удовлетворению сделанное ФИО12 заявление о пропуске по искам ФИО2 и СПК «<данные изъяты>» срока исковой давности в отношении использования истцами такого способа защиты права, как неприменение ненормативного правового акта, противоречащего закону или нормативному правовому акту, поскольку при разрешении вопроса о неприменении, в данном случае, акта органа местного самоуправления, противоречащего закону, срок исковой давности вообще не установлен.

В соответствии с абзацем 4 пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путём признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами), оспаривание зарегистрированного права может быть осуществлено путём предъявления иска о признании права отсутствующим. Суд, соглашаясь с данной позицией, которая опровергает доводы представителей ФИО1 по встречному иску, исходит из того, что произошло наложение двух прав: права частной собственности ФИО1 и права частной собственности ФИО2 на один и тот же объект недвижимости.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Учитывая, что документы, на основании которых ФИО1 зарегистрировал своё право собственности, противоречат законодательству, действовавшему на момент их издания, и, соответственно, нарушают право собственности ФИО2, требования последней о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним права собственности ФИО1 на земельный участок площадью 54 000 кв. м., с кадастровым номером №, расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, дер. <адрес>, д. № подлежат удовлетворению в полном объёме.

Поскольку судом принято Решение об удовлетворении требований ФИО2, следовательно, иск ФИО1 не может быть удовлетворён. При этом суд считает неверным вывод представителя истца - ФИО12, что, оспаривая зарегистрированное право собственности ФИО1 на спорный земельный участок, не владея им и не требуя его виндикации, ФИО2 и СПК «Симоново» избрали ненадлежащий способ защиты своих прав. Данная позиция опровергается вышеуказанными разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года № 10/22. Кроме того, суд не вправе обсуждать вопрос о правомерности либо не правомерности выделения ФИО2 земельного участка, с кадастровым номером №, в счёт принадлежащих ей земельных долей из земель сельскохозяйственного назначения, в рамках предъявленных ФИО1 требований, и делать какой-либо вывод, поскольку выдел данного земельного участка, как таковой, им не оспорен. В противном случае, это будет противоречить ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, предусматривающей, что суд принимает Решение только по заявленным истцом требованиям. Наличие расхождений, имеющихся в постановлении Главы администрации Кимрского района от ДД.ММ.ГГГГ №, в проекте землеустройства и в государственном акте на право собственности на землю в части площади предоставленных ТОО «<данные изъяты>» земель в коллективно-долевую собственность, о которых говорила представитель истца - ФИО12, не может влиять на выводы суда и подвергать сомнению Постановление № от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого впоследствии был выдан государственный акт. Сведений о том, что контур пашни № площадью 6,2 га либо какой-то другой контур не был включён в состав земель, переданных в коллективно-долевую собственность ТОО «<данные изъяты>», ни ФИО1, ни его представителями суду не предоставлено, поэтому подвергать сомнению доводы представителя истца ФИО2 - ФИО16 у суда оснований нет, тем более, что последние подтверждаются также имеющимися в материалах дела графическими данными.

Что касается требования СПК «<данные изъяты>» о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним права собственности ФИО1 на земельный участок, то оно удовлетворению не подлежит по следующим основаниям. Как видно из искового заявления СПК «<данные изъяты>», последнее в обоснование нарушения своих прав оспариваемой регистрацией ссылается на то, что земельный участок ФИО1 налагается на принадлежащий СПК «<данные изъяты>» на праве бессрочного пользования земельный участок с кадастровым номером № Однако само по себе указанное обстоятельство не свидетельствует о нарушении прав СПК «<данные изъяты>» оспариваемой регистрацией, поскольку исходя из доводов СПК «<данные изъяты>», изложенных им в заявлении, земельный участок ФИО1 расположен в границах контура пашни № площадью 6,2 га, который согласно проекту землеустройства входил в состав земель, передаваемых в коллективно-долевую собственность. В соответствии с Постановлением Главы администрации Кимрского района от ДД.ММ.ГГГГ № и Экспликацией земель пашни были закреплены за ТОО «<данные изъяты>» на праве коллективно-долевой собственности и в бессрочное пользование указанному хозяйству вообще не предоставлялись. Доказательств обратному представитель СПК «<данные изъяты>» - ФИО17 не представил. Таким образом, СПК «<данные изъяты>» не может являться обладателем права бессрочного пользования на какие-либо земли из состава пашен, в том числе, и на земельный участок ФИО1, который, по мнению самого же СПК «<данные изъяты>», находится в границах контура пашни №. Следовательно, СПК «<данные изъяты>» не является лицом, права которого на земельный участок с кадастровым номером № могли быть нарушены оспариваемой регистрацией.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 12, 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Признать отсутствующим зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности ФИО1 на земельный участок площадью 54 000 кв. м., с кадастровым номером №, расположенный по адресу: Тверская область, Кимрский район, <адрес> сельское поселение, дер. <адрес>, д. №

Исковые требования ФИО1 к ФИО2 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на земельный участок, признании местоположения границ земельного участка не согласованным и возложении на ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Тверской области обязанности по снятию земельного участка с кадастрового учёта, а также исковые требования Сельскохозяйственного производственного кооператива «<адрес>» к ФИО1 о признании отсутствующим зарегистрированного в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности на земельный участок оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Тверской областной суд через Кимрский городской суд в течение 10 суток со дня его составления в окончательной форме.

Судья __________________________