Судебная власть

Решение от 11 июля 2011 года № А60-3219/2011. По делу А60-3219/2011. Свердловская область.

Решение

г. Екатеринбург

11 июля 2011 года Дело №А60-3219/2011

Резолютивная часть решения объявлена 05 июля 2011 года

Полный текст решения изготовлен 11 июля 2011 года

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи Н.Л.Дегонской

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Т.И.Сабировой рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Глотова Андр (ИНН 665800538842, ОГРН 304665808900031)

к инспекции Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга (ИНН 6658040003, ОГРН 1046602689495), Управлению Федеральной налоговой службы по Свердловской области (ИНН 6671159287, ОГРН 1046604027238)

при участии третьего лица: Инспекция Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Екатеринбурга

о признании недействительными решений налоговых органов

при участии в судебном заседании:

от заявителя: И.В.Нусс, представитель по доверенности от 17.03.2011, С.В.Добрынина, представитель по доверенности 66 АА 0260822 от 24.01.2011,

от заинтересованных лиц:

от инспекции: И.В.Герцева, представитель по доверенности №6839 от 09.12.2010, Войцеховская Н.А., представитель по доверенности №06 от 11.01.2011,

от управления: А.Г.Широков, представитель по доверенности №09-22/19 от 16.03.2011,

от третьего лица: извещен о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в суд представитель не явился.



Ходатайство третьего лица о рассмотрении дела в его отсутствие судом удовлетворено.

Ходатайство инспекции Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга о приобщении к материалам дела заключения с приложениями судом удовлетворено.

Иных заявлений и ходатайств не поступило.

Индивидуальный предприниматель Глотов А.Н. (далее - заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений Инспекции Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга от 31.08.2010 №56р/17 и Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 17.11.2010 №1538/10, полагая, что указанные решения не соответствуют требованиям Налогового кодекса Российской Федерации. Мотивирует заявитель тем, что оспариваемое Решение инспекции основано на ошибочных выводах. Кроме того, заявитель оспаривает процедуру привлечения предпринимателя к налоговой ответственности. В обоснование доводов заявитель, в том числе указывает, что не знал о проведении выездной налоговой проверки, и соответственно, не имел возможности представить все необходимые документы, касающиеся осуществляемой предпринимательской деятельности.

Инспекция Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга (далее - заинтересованное лицо, налоговый орган) требования заявителя не признала по основаниям, изложенным в отзыве, считает оспариваемое Решение законным и обоснованным.

Управление Федеральной налоговой службы по Свердловской области (далее - заинтересованное лицо, управление) в части оспаривания решения налоговой инспекции поддержало позицию налогового органа, в части оспаривания решения управления полагает, что Решение управления само по себе не нарушает права и обязанности налогоплательщика и не возлагает на него дополнительные обязанности.

Инспекция Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г.Екатеринбурга изложила свою позицию в отзыве.

Рассмотрев материалы дела, суд

Установил:

ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга на основании решения №67/17от 10 ноября 2009 года проведена выездная налоговая проверка ИП Глотова А.Н. за период с 01.01.2007 по 31.12.2009 по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет налогов и сборов, в том числе налога на доходы физических лиц, единого социального налога, а также налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2007 по 31.12.2009, результаты которой оформлены актом выездной налоговой проверки №19а/17 от 19.07.2010.

По результатам выездной налоговой проверки ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга вынесено Решение №56р/17 от 31.08.2010 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанное Решение было обжаловано в Управление ФНС по Свердловской области, Решением №1538/10 от 21 декабря 2010 года Управлением ФНС России по Свердловской области оспариваемое Решение налогового органа оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными актами, налогоплательщик обратился в Арбитражный суд Свердловской области с требованием о признании решений ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга от 31.08.2010 №56р/17 и Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 17.11.2010 №1538/10 недействительными.

Исследовав материалы дела, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, суд полагает, что требования заявителя подлежат удовлетворению частично, при этом основывается на следующем.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, Решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.



В силу ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение или совершили действия (бездействие).

Согласно части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, Решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает Решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Как следует из материалов дела, оспариваемым Решением налогового органа заявителю предложено уплатить недоимку в общем размере 3340500 руб. 66 коп., в том числе ЕСН в части ФБ - 30658 руб. 49 коп., ЕСН в части ФФОМС – 3973 руб. 09 коп., ЕСН в части ТФОМС – 7073 руб. 08 коп., НДФЛ - 79208 руб., НДС - 3219588 руб., уплатить пени в соответствии со статьей 75 Налогового кодекса Российской Федерации в общей сумме 809956 руб. 52 коп. В соответствии с пунктом 1 статьи 122 НК РФ заявитель привлечен к налоговой ответственности в виде штрафа в общей сумме 668100 руб. 14 коп.

В обоснование своей позиции заявитель указывает следующее.

В решении № 56р/17 от 31 августа 2010 года указано, что заказным письмом с уведомлением о вручении 23.03.2010 налогоплательщику было направлено Решение о проведении выездной налоговой проверки № 67/17 и требование № 67т о предоставлении документов. Вместе с тем, фактически указанное письмо было направлено по адресу налогоплательщика: г.Екатеринбург, ул. Ясная, 8, 69. С регистрационного учета по указанному адресу налогоплательщик снят 08 декабря 2009 года, и с 16 марта 2010 года зарегистрирован по месту пребывания по адресу: г. Екатеринбург, ул. Бажова, 138, 23, о чем уведомил инспекцию ФНС РФ по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга 23.03.2010. С 30 марта 2010 года налогоплательщик зарегистрирован в Инспекции ФНС РФ по Октябрьскому району г. Екатеринбурга. Следовательно, заказное письмо, в котором содержалось как Решение о проведении выездной налоговой проверки № 67/17, так и требование № 67т о предоставлении документов не было получено налогоплательщиком по причинам, от него не зависящим.

Из интернет-сервиса «Отслеживание почтовых отправлений» на официальном сайте Почта России (http://www.russianpost.ru) усматривается, что отправителем письма с почтовым идентификатором 62098924008356 является инспекция ФНС РФ по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга, письмо было принято оператором почтовой связи 26.03.2010, адресатом является получатель на почтовом отделении 620102, 15 мая 2010 года письмо было вручено отправителю. Индекс 620102 относится к предыдущему адресу места жительства налогоплательщика: г. Екатеринбург, ул. Ясная, 8, 69, тогда как адресу: г. Екатеринбург, ул. Бажова, 138, 23 соответствует индекс 620026.

Письмами от 21 декабря 2010 года, 18 января 2011 года, 25 января 2011 года налогоплательщик обращался в Инспекцию ФНС РФ по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга с заявлениями о предоставлении информации об отправке писем в адрес налогоплательщика с марта 2010 года по декабрь 2010 года. Письмом от 27 декабря 2010 года Инспекция уведомила налогоплательщика о направлении писем в его адрес.

Повторно Решение о проведении выездной налоговой проверки и требование о предоставлении документов налоговым органом в адрес налогоплательщика не направлялись.

Фактически в период с марта 2010 года по октябрь 2010 года предприниматель Глотов А.Н. проживал по адресу: г. Екатеринбург, ул. Бажова, 138, 23, а также работал в ООО Агропромышленное предприятие «Зауралье» (п. Варгаши Курганской области). В периоды с 01.04.2010 по 10.04.2010, а также с 19.04.2010 по 01.05.2010 предприниматель находился на стационарном лечении в ГКБ № 40 г. Екатеринбурга. Вместе с тем, предприниматель был всегда на связи, номера телефона не изменял, однако ни телефонных звонков, ни телефонограмм из Инспекции ФНС РФ по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга не получал. Указанные обстоятельства подтверждаются выпиской из ЕГРЮЛ от 14.04.2010 № 626, табелями учета рабочего времени за период с марта по октябрь 2010 года, листками нетрудоспособности ВХ 9493824, ВХ 9494024.

В обоснование своей позиции инспекция в данной части указывает следующее.

С указанным Решением налогоплательщик был ознакомлен при явке в инспекцию 23 марта 2010 года, однако от подписи в строке «с Решением о проведении выездной налоговой проверки ознакомлен» ИП Глотов А.Н. отказался, о чем в решении произведена соответствующая отметка.

Кроме того, инспектором отдела выездных проверок Герцевой И.В. для фиксирования указанного факта была составлена докладная записка на имя начальника отдела, а также составлен соответствующий акт от 23.03.2010 с подписями лиц, присутствовавших при отказе налогоплательщика от получения решения о проведении выездной налоговой проверки.

Поскольку ознакомление с Решением о проведении проверки предусмотрено в целях реализации права налогоплательщика знать о начале проводимых в отношении него мероприятий налогового контроля, для соблюдения налоговым органом соответствующей этому праву обязанности Решение № 67/17 от 23.03.2010 одновременно с требованием № 67т от 23.03.2010 о предоставлении документов было отправлено (в соответствии с п. 1 ст. 93 НК РФ) в адрес ИП Глотова А.Н. заказным письмом с уведомлением, о чем свидетельствует почтовый реестр об отправке корреспонденции от 25.03.2010 и вернувшийся конверт с отметкой почты «истек срок хранения».

Соответственно заявление ИП Глотова А.Н. о том, что он «не уведомлялся ни устно, ни письменно о принятом решении о проведении в отношении него выездной налоговой проверки» не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, подтвержденными инспекций документально.

Что касается адреса отправки решения и требования инспекция поясняет следующее.

ИП Глотов А.Н. в заявлении, поданном в суд, указывает, что 23 марта 2010 года уведомил налоговый орган о том, что с 16 марта 2010 года зарегистрирован по новому месту пребывания - г. Екатеринбург, ул. Бажова, 138, 23. По адресу г. Екатеринбург, ул. Ясная, 8, 69 налогоплательщик снят с регистрационного учета 8 декабря 2009 г.

Инспекцией указанная информация была действительно принята к сведению и 25 марта 2010 Решение о проведении выездной налоговой проверки и требование о предоставлении документов было отправлено по новому адресу - г. Екатеринбург, ул. Бажова, 138, 23. Именно указанный адрес фигурирует и на почтовом реестре (почтовый идентификатор 62098924008356) и на вернувшемся конверте.

Ссылка заявителя о том, что на сайте Почта России письмо с почтовым идентификатором 62098924008356 было принято почтовым отделением 620102, индекс которого относится к прежнему адресу места жительства (г. Екатеринбург, ул. Ясная, 8, 6) не может однозначно свидетельствовать об отправке письма по старому адресу, поскольку, во-первых, интернет-сайт не содержит конкретного адреса отправки; во-вторых, на вернувшемся уведомлении заказного письма в графе «оттиск календарного штемпеля ОПС места назначения отправления» стоит штемпель от 28.03.2010 отделения 620999.

Кроме того, инспекция отмечает, что согласно сведениям Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей запись о смене адреса местожительства ИП Глотова А.Н. внесена 30 марта 2010 года.

Таким образом, налоговый орган для соблюдения прав и законных интересов заявителя предпринял все действия с целью ознакомления о проводимой в отношении него выездной налоговой проверки, а налогоплательщик, наоборот, уклонялся от получения требования о предоставлении документов, хотя знал о проводимой в отношении него проверки.

Предпринимателем было подано заявление, носящее уведомительный характер о смене места жительства, 23 марта 2010 года. Информация о новом месте жительства предпринимателя отражена в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей 30.03.2010, на что указывает свидетельство о внесении записи в ЕГРИП от 30 марта 2010 года, а также уведомление о снятии с учета физического лица в налоговом органе на территории Российской Федерации от 30.03.2010

В обоснование своей позиции управление в данной части указывает следующее.

Данное обстоятельство, по мнению Управления, в рассматриваемом случае само по себе не может служить основанием для удовлетворения требований заявителя, так как инспекцией предприняты меры для соблюдения прав заявителя. Почтовая корреспонденция не получена заявителем по независящим от налогового органа обстоятельствам. При этом Решение от 31.08.2010 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, направленное налоговым органом по тому же адресу, что и Решение от 23.03.2010 № 67/17 о проведении выездной налоговой проверки, заявителем исправно получено.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» адрес места нахождения организации относится к сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ).

Налогоплательщик обязан обеспечить получение корреспонденции по адресу государственной регистрации, указанному в ЕГРЮЛ, и его отсутствие по данному адресу не освобождает его от указанной обязанности. Риски налогоплательщика, связанные с неполучением или несвоевременным получением корреспонденции по адресу места жительства налогоплательщика, указанному в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, направленной по данному адресу налоговым органом, не имеющим информации о его фактическом месте жительства, ложатся на заявителя.

Согласно п.п. 22, 32, 36 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2005 года №221, на почтовых отправлениях отправителем указываются точные адреса отправителя и адресата; адрес адресата пишется в правой нижней части почтового отправления четко и без исправлений; почтовое отправление возвращается по обратному адресу, если невозможно прочитать адрес адресата или при наличии иных обстоятельств, исключающих возможность выполнения оператором почтовой связи обязательств по договору об оказании услуг почтовой связи.

Как следует из материалов дела, оформление адреса и иной информации на конверте, свидетельствующем о направлении корреспонденции заявителю, производилось печатным способом, при этом он содержит исправления в указании адреса, выполненные письменно, в результате чего невозможно сделать правильный вывод о фактическом прохождении корреспонденции.

Что касается утверждения инспекции о том, что с указанным Решением налогоплательщик был ознакомлен при явке в инспекцию 23 марта 2010 года, однако от подписи в строке «с Решением о проведении выездной налоговой проверки ознакомлен» ИП Глотов А.Н. отказался, о чем в решении произведена соответствующая отметка, суд отмечает, что не указано, кем выполнена надпись: “ИП Глотов отказался от подписи 23.03.2010г, поэтому Решение отправлено налогоплательщику по почте заказным письмом“, отсутствует подпись лица, выполнившего данный текст, не указана дата направления решения налогоплательщику по почте.

Кроме того, заявитель указывает, что из акта №19а/17 выездной налоговой проверки от 19 июля 2010 года усматривается, что проверка начата 23 марта 2010 года, окончена 21 мая 2010 года. Вместе с тем, налоговый орган продолжал проводить мероприятия налогового контроля и вне рамок проведения проверки. Так, 17.06.2010 Инспекцией направлен запрос в Управление ФНС РФ по Свердловской области о предоставлении информации по аналогичным налогоплательщикам, ответ с указанной информацией получен 29.06.2010. И уже исходя из полученной информации, Инспекцией произведено доначисление налогов и налогоплательщику предложено уплатить пени за несвоевременную уплату налогов, что противоречит требованиям п. 6 ст. 89 НК РФ. Таким образом, по мнению заявителя, Инспекцией грубо нарушены права налогоплательщика в части уведомления о принятом решении о проведении выездной налоговой проверки, в части направления требования о предоставлении документов.

В обоснование своей позиции инспекция в части данного довода указывает, что данный факт не может служить основанием для отмены оспариваемого решения, поскольку не нарушает нормы действующего законодательства и права налогоплательщика. Все установленные факты нарушений, а также документы, на основании которых они установлены, были зафиксированы в акте выездной налоговой проверки №19а/17 от 19.07.2010.

В обоснование следующего довода заявитель указывает, что налоговым органом необоснованно применен расчетный метод определения суммы налогов в отсутствия уведомления заявителя о проведении в отношении него выездной налоговой проверки, то есть, подп. 7 ч. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ, в соответствии с положениями которого налоговым органам предоставлено право определять суммы налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему РФ, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках при наступлении определенных обстоятельств. Налоговый орган имеет право применить расчетный метод начислений налогов, во-первых, при не предоставлении налогоплательщиком в течение более двух месяцев необходимых для расчета налогов документов.

В обоснование своей позиции инспекция в части данного довода указывает, что в связи с непредставлением налогоплательщиком по требованию налогового органа необходимых для расчета налогов документов инспекция воспользовалась правом, предусмотренным подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, мотивируя тем, что налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, ссылаясь на определение Конституционного Суда РФ от 05.07.2005 № 301-О, в котором отмечено, что правило, предусмотренное подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, создает дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивает баланс публичных и частных интересов. Применение расчетного метода обеспечивает, с одной стороны, безусловное исполнение всеми лицами обязанности по уплате законно установленных налогов, независимо от каких-либо обстоятельств (отсутствие первичных документов, регистров бухгалтерского учета), с другой стороны, налог не должен быть взыскан в размере большем, чем с аналогичных налогоплательщиков.

Управление обоснование своей позиции указывает, что доводы заявителя о неправомерном применении инспекцией при проведении выездной налоговой проверки расчетного метода исчисления сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему РФ, то они являются не состоятельными. Наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем вытекает из возложенной на них обязанности по осуществлению налогового контроля в целях реализации основанных на Конституции Российской Федерации и законах общеправовых принципов налогообложения всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени. Допустимость применения расчетного метода исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика. Поэтому сам по себе данный метод исчисления налогов, при обоснованном его применении, не может рассматриваться как ущемление прав налогоплательщиков. Инспекция применила расчетный метод определения вследствие того, что налогоплательщик неправомерно не представил в налоговый орган документы, истребованные налоговым органом в порядке ст. 93 НК РФ. Сумма налога, подлежащего внесению в бюджет, определяется расчетным путем на основе данных о доходах и расходах. При невозможности установить одну из составляющих, необходимых для исчисления налога, следует руководствоваться соответствующим правилом, предусмотренным пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, создающим дополнительные гарантии прав налогоплательщика и обеспечивающим баланс публичных и частных интересов. При отсутствии учета доходов и расходов и невозможности представления по уважительной причине документов, подтверждающих сумму дохода, инспекция должна была определить суммы налогов расчетным путем на основе имеющихся данных о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках. Конституционный Суд РФ в определении от 05 июля 2005 года № 301-0 указал, что допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обуславливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика. Наделение налоговых органов правом исчисления налогов расчетным путем направлено на реализацию целей и задач налогового контроля, осуществление которого не должно иметь произвольных оснований.

В обоснование своих доводов заявитель также указывает, что налоговый орган вправе расчетным путем исчислить налоги, при отсутствии учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Вместе с тем, применительно к рассматриваемому делу налогоплательщик надлежащим образом представлял налоговую отчетность. В соответствии с налоговыми декларациями по налогу на добавленную стоимость за 2007-2009 годы предъявлялась сумма налога, заявленная к вычету, налоговым органом проводились проверки обоснованности заявленного вычета по НДС. Кроме того, по состоянию на 27 июля 2009 года, на 23 сентября 2009 года и на 23.03.2010 налоговым органом подтверждено, что задолженности по налогам и сборам налогоплательщик фактически не имеется, при этом по отдельным налогам имеется переплата.

Письмом от 13 января 2011 года инспекция ФНС по Октябрьскому району подтвердила, что за период с 01.01.2007 по 30.03.2010 в ходе камеральных налоговых проверок инспекцией ФНС по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга установлено только нарушение ИП Глотовым А.Н. срока предъявления деклараций по НДС за январь, апрель 2007 года.

Кроме того, для обоснования применения профессионального налогового вычета в соответствии со ст. 221 НК РФ, налогоплательщиком ежегодно предоставлялся расчет процентов за пользование кредитом, которые налогоплательщик вправе отнести на затраты.

Стороны пояснили, что фактически обязательства по уплате налогов и сборов за период, охваченный выездной налоговой проверкой, предпринимателем Глотовым А.Н. исполнены надлежащим образом, по некоторым налогам (в частности, по НДС) имелась переплата, что подтверждается Актами совместной сверки расчетов по налогам, сборам, пеням и штрафам по состоянию на 15 марта 2010 года, составленными Инспекцией ФНС РФ по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга, надлежащим образом оформленными товарными накладными и счетами-фактурами за 2007-2009 годы.

Таким образом, при отсутствии неопровержимых доказательств того, что налогоплательщик уведомлен о проведении выездной налоговой проверки, что он уклоняется от предоставления затребованных документов, что у налогоплательщика отсутствует учет доходов и расходов, налоговый орган не вправе был применять расчетный метод исчисления налогов.

Далее заявитель указывает, что при фактическом наличии у налогоплательщика учета доходов и расходов налоговым органом неверно применен расчетный метод исчисления налогов, инспекцией в нарушение подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ выявлено, что суммы дохода «аналогичных» налогоплательщиков в разы превышают суммы дохода налогоплательщика за аналогичные периоды, Инспекций не учтены следующие критерии, имеющие значение при выборе аналогичных налогоплательщиков:

количество и ассортимент реализуемых товаров (в частности, деятельность налогоплательщика по приобретению и реализации мяса и мясопродуктов, то есть продукции сельского хозяйства);

размер площадей, используемых для ведения соответствующего вида предпринимательской деятельности;

размер выручки;

наличие у налогоплательщика существенных кредитных обязательств.

Кроме того, налоговым органом при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, по единому социальному налогу и по налогу на добавленную стоимость размер доходов определен исключительно из справки банка о движении денежных средств по расчетному счету налогоплательщика. При этом сам факт поступления денег на счет налогоплательщика без определения природы спорных денежных средств, находящихся на расчетном счете, а также без учета факта несения предпринимателем расходов и осуществления им действий по возврату ошибочно перечисленных денежных средств не является безусловным доказательством получения дохода (выручки) налогоплательщика в целях исчисления налогов.

Так, в 2008 году поступило на расчетный счет 15962307 руб. 50 коп. (по данным налогового органа). Вместе с тем, возвращено покупателям 960018 руб. 00 коп. В 2009 году поступило на расчетный счет 7505341 руб. 23 коп., при этом налоговым органом не учтено, что 4010000 руб. 00 коп. учтены налогоплательщиком как ошибочно поступившие денежные средства, впоследствии возвращенные (на счет 76).

Инспекция в возражениях на данный довод указывает следующее.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией ФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга получены выписки за 2007, 2008, 2009 по операциям с назначением платежа «оплата по договору», «оплата по счету за товар», «оплата по накладной» на расчетном счете в ОАО «Уралфинпромбанк» ИП Глотова А.Н., а также учтены доходы по фискальным отчетам применяемых заявителем контрольно-кассовым машин за 207-2008 годы

Из полученных данных установлено, что ИП Глотовым А.Н. получен доход от осуществления предпринимательской деятельности (без учета НДС):

в 2007 году - 10372125 руб. 71 коп., в 2008 году - 14794143 руб. 90 коп., в 2009 году - 6360458 руб. 67 коп.

В соответствии со ст. 209 НК РФ объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками.

Согласно ст. 210 НК РФ налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму профессиональных налоговых вычетов - фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Аналогичным образом определяется налогооблагаемая база по единому социальному налогу (ст. ст. 235, 236 НК РФ).

Учитывая отсутствие документов, подтверждающих обоснованность произведенных предпринимателем расходов, налоговым органом в соответствии с положениями подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ произведен расчет среднего показателя профессиональных налоговых вычетов на основании данных об иных аналогичных налогоплательщиках (таблица № 5 решения налогового органа № 56р/17 от 31.08.2010 о привлечении ИП Глотова А.Н. к ответственности за совершение налогового правонарушения).

Расчет налогооблагаемой базы и сумм неуплаченных налогов (налога на доходы физических лиц и единого социального налога) содержится на страницах 5-7 решения налогового органа № 56р/17 от 31.08.2010 о привлечении ИП Глотова А.Н. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Довод налогоплательщика о том, что в 2008 году было возвращено покупателям 960018 руб., а в 2009 году 4010000 как ошибочно поступившие денежные средства, которые не могут быть учтены при определении налоговой базы по НДФЛ и ЕСН, по мнению налогового органа не подтвержден документально.

Согласно п. 7 ст. 166 НК РФ в случае отсутствия у налогоплательщика бухгалтерского учета или учета объектов налогообложения налоговые органы имеют право исчислять суммы налога на добавленную стоимость, подлежащие уплате, расчетным путем на основании данных по иным аналогичным налогоплательщикам.

Однако в связи с тем, что налогоплательщиком ежемесячно в 2007 году и ежеквартально в 2008-2009 годах представлялись налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость с суммами налоговых вычетов, у налогового органа отсутствовали основания для исчисления сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, расчетным путем на основании данных по иным аналогичным налогоплательщикам, что подтверждается позицией ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 09.11.2010 №6961/10.

В обоснование следующего довода налогоплательщик указывает следующее.

Применительно к исчислению налога на добавленную стоимость расчетным методом, Инспекцией не учтено, что правила подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ применяются в совокупности с правилами расчета конкретного налога. Так, при расчете НДС нужно принимать во внимание положения ст.ст. 171, 172 НК РФ, в которых установлены основании и порядок предоставления вычетов по НДС, поэтому без учета данных положений налоговый орган не может использовать расчетный путь определения НДС (Постановление Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 года № 8686/07).

Применительно к рассматриваемому делу, налоговым органом были направлены запросы по контрагентам - продавцам товаров (работ, услуг), а именно, ЕМУП ТБ «Екатеринбургобщепит» и ООО «Территория холода». Вместе с тем, как усматривается из справки банка о движении денежных средств по расчетному счету налогоплательщика основными контрагентами налогоплательщика являлись ООО «Ювис», ООО «Промторг», ООО «Ек-Партнер», ООО «Фудленд», ООО «Ареал» однако в отношении указанных юридических лиц запросы не были направлены, и информация в порядке ст. 93.1 НК РФ не была у них истребована.

Наличие договорных отношений с указанными юридическими лицами и факты осуществления хозяйственных операций с ними подтверждаются первичными документами, а именно, договором поставки № 7 от 01 июля 2007 года, заключенным с ООО «Ювис», спецификациями к нему, товарными накладными и счетами-фактурами на каждую поставку; договором от 09 апреля 2007 года, заключенным с ООО «Ек-Партнер», договором от 24 октября 2006 года, договором от 05 февраля 2007 года, договором от 10 января 2007 года, договором от 02 марта 2007 года, договором от 10 марта 2007 года, договором от 26 марта 2007 года, договором от 02 апреля 2007 года, договором от 02 апреля 2007 года, договором от 11 апреля 2007 года, договором от 16 апреля 2007 года, договором от 17 апреля 2007 года, договором от 24 апреля 2007 года, договором от 27 апреля 2007 года, договором от 02 мая 2007 года, договором от 15 мая 2007 года, договором от 16 мая 2007 года, договором от 22 мая 2007 года, договором от 01 июля 2007 года, заключенным с ООО «Фудленд», договором от 31 мая 2008 года, заключенным с ООО «Промторг», договором от 25 декабря 2008 года, заключенным с ООО «Ареал».

Именно указанные организации являлись крупнейшими поставщиками налогоплательщика, и именно, исходя из фактических хозяйственных операций с ними, необходимо было устанавливать, надлежащим ли образом исполнены обязательства налогоплательщика по уплате налога на добавленную стоимость.

Кроме того, налоговый орган при использовании расчетного способа обязан самостоятельно исследовать первичные бухгалтерские документы организации. Фактически налоговым органом уже проводилась проверка правильности исчисления НДС за 2007-2009 год, поскольку налогоплательщиком предъявлялись вычеты по НДС, а, следовательно, и первичные бухгалтерские документы.

Налоговым органом не использованы данные бухгалтерского и налогового учета иных аналогичных налогоплательщиков, из отчетности которых взяты лишь показатели суммы доходов от предпринимательской деятельности и суммы профессионального вычета.

Возражая на данный довод заявителя, инспекция указывает следующее.

В ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией ФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга были направлены запросы в адрес контрагентов ИП Глотова А.Н. с целью подтверждения правомерности применения ИП Глотовым А.Н. налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость. В результате налоговым органом была подтверждена правомерность применения ИП Глотовым А.Н. налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по счетам - фактурам, перечисленным в таблице № 9 решения налогового органа № 56р/17 от 31.08.2010 о привлечении ИП Глотова А.Н. к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Обязанности направлять поручения об истребовании документов у контрагентов в порядке ст. 93.1 НК РФ для подтверждения обоснованности применения налоговых вычетов налогоплательщикам у налогового органа не было, поскольку обязанность подтверждать вычеты лежит на самом налогоплательщике, который от предоставления каких-либо документов уклонялся. Между тем, те суммы, которые были приняты по встречным проверкам при исчислении НДС не нарушают прав и законных интересов налогоплательщика.

Таким образом, учитывая отсутствие документов, подтверждающих правомерность и обоснованность налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (счетов-фактур), установлено неправомерное применение ИП Глотовым А.Н. налоговых вычетов, что привело к неуплате налога на добавленную стоимость в сумме 3219588 руб. (таблица № 11 решения налогового органа № 56р/17 от 31.08.2010 о привлечении ИП Глотова А.Н. к ответственности за совершение налогового правонарушения).

Кроме того, при определении общего дохода налогоплательщика без учета НДС налоговым органом применена ставка НДС 18 %, тогда как из деклараций по НДС и информации по расчетному счету налогоплательщика усматривается, что часть товара приобреталась по ставке 18 %, тогда как большая часть товара - по ставке 10 %.

Заявитель также пояснил, ссылаясь на судебную практику, что при использовании расчетного способа определения налогов должны учитываться не только имеющиеся данные о выручке от реализации товаров (работ, услуг) и других результатах предпринимательской деятельности, формирующих налоговую базу по соответствующим налогам, но и данные о расходах и иных экономических показателях, принимаемых к налоговым вычетам. Только в таком случае может быть соблюден баланс публичных и частных интересов, учтена способность налогоплательщика к уплате налога и экономически обоснована сумма налогов, определенная расчетным путем.

В соответствии с п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную к уплате, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат, в частности, суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, а также товаров, приобретаемых для перепродажи (п. 2 ст. 171 НК РФ).

Согласно ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, установленные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 ст. 171 НКРФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 171 НК РФ, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав и при наличии соответствующих первичных документов.

После сверки, проведенной сторонами, в материалы дела было представлено заключение, из которого видно следующее.

ИП Глотовым А.Н. предоставлены документы для подтверждения исчисленного НДС, НДФЛ, ЕСН за период с 01.01.2007 по 31.12.2009.

По ООО “Ювис“, ИНН/КПП 4505007608/450501001, ООО “Фудленд“, ИНН/КПП 6674128880/667401001, ООО “ЕК-Партнер“, ИНН/КПП 6670112021/667001001, ООО “Ареал“, ИНН/КПП 6674191257/667401001 направлены поручения об истребовании документов (информации) и запросы о предоставлении информации. На сегодняшний день запрашиваемые документы по вышеуказанным организациям не предоставлены.

Документы, предоставленные предпринимателем исследованы, и в результате чего установлено, что счета-фактуры, на основании которых составлены книги покупок, соответствуют требованиям, предусмотренным ст. 169 НК РФ.

В части контрагента ООО “Ареал“, ИНН/КПП 6674191257/667401001 ИП Глотовым А.Н. факт оплаты подтвержден.

Данные книг доходов и расходов, данные первичных документов сверены с налоговыми декларациями по НДФЛ, ЕСН, и в результате расхождений не установлено.

Данные книг продаж и книг покупок были сверены с данными налоговых деклараций по НДС. И в результате установлено, что предпринимателем неправомерно не исчислен и не уплачен НДС в бюджет в размере 37543 руб., неправомерно налогоплательщиком заявлен налоговый вычет по НДС в размере 99682руб.

На момент уплаты за вышеуказанные налоговые периоды переплата по НДС у налогоплательщика отсутствует. На 20.09.2007 у ИП Глотова А.Н. имелась переплата в размере 105188 руб. 91 коп. Таким образом, ответственность за выявленные налоговые правонарушения за налоговый период август 2007 применятся не должна.

В соответствии со ст. 75 НК РФ за несвоевременную уплату налога в результате перерасчета начисленного налога пеня составила 0 руб.

Таким образом, Решение ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга от 31.08.2010 №56р/17 подлежит признанию недействительным в части предложения уплатить недоимку по налогам в общем размере 3302957 руб. 66 коп., уплатить пени в соответствии со статьей 75 Налогового кодекса Российской Федерации в общей сумме 809956 руб. 52 коп. и привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в сумме 662793 руб. 74 коп., в данной части требования подлежат удовлетворению.

Решение Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области заявитель оспаривает по тем же основаниям, что и Решение ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга.

Управление в обоснование возражений указывает, что Решение Управления от 17.11.2010 №1538/10 само по себе не нарушает прав налогоплательщика в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку его принятие инее изменяет правового содержания утвержденного решения инспекции, не влечет для налогоплательщика негативных последствий (не начисляется налог, пени и штрафы, на налогоплательщика не налагаются дополнительные обязанности).

Суд принимает данный довод заинтересованного лица, так как требование о признании недействительным решения управления является производным от основного требования, заявлен в качестве последствия признания недействительным ненормативного правового акта.

Поскольку Решение Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области само по себе не нарушает права и законные интересы налогоплательщика, в данной части в удовлетворении требований заявителя следует отказать.

На основании ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина по делу в сумме 2200 руб. 00 коп. подлежит взысканию с заинтересованного лица в пользу заявителя (в том числе по оплате требования об обеспечении иска), излишне уплаченная государственная пошлина в сумме 1800 руб. 00 коп. (чек-ордер от 03.02.2011) подлежит возврату заявителю в силу статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Решил:

В удовлетворении остальной части требований отказать.

В порядке распределения судебных расходов (ст. 110 АПК РФ) взыскать с ИФНС России по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга (ИНН 6671159287) в пользу индивидуального предпринимателя Глотова Андр (ИНН 665800538842) 2200 рублей 00 копеек в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Глотову Андр (ИНН 665800538842) из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину в сумме 1800 руб. 00 коп. Подлинный чек-ордер от 03.02.2011 оставить в деле.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы Решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме).

Апелляционная жалоба подается в арбитражный суд апелляционной инстанции через арбитражный суд, принявший Решение. Апелляционная жалоба также может быть подана посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» http://ekaterinburg.arbitr.ru.

В случае обжалования решения в порядке апелляционного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru.

Судья Н.Л.Дегонская