Судебная власть

Постановление от 31 августа 2011 года № А10-1680/2011. По делу А10-1680/2011. Российская Федерация.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

672000, Чита, ул. Ленина 100б

тел. (3022) 35-96-26, тел./факс (3022) 35-70-85

E-mail: info@4aas.arbitr.ru http://4aas.arbitr.ru

Постановление

г. Чита

31 августа 2011 года Дело № А10-1680/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 31 августа 2011 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Ячменёва Г.Г.,

судей Ткаченко Э.В., Рылова Д.Н.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Сюхунбин Е.С., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Территориального управления Федеральной службы по финансово-бюджетному надзору в Республике Бурятия (ОГРН 1040302972082, ИНН 0326021133) на не вступившее в законную силу Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 11 июля 2011 года по делу № А10-1680/2011 по заявлению Муниципального учреждения здравоохранения Гусиноозерская центральная районная больница (ОГРН 1020300817448, ИНН 0318008361) к Территориальному управлению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Бурятия о признании незаконным и отмене постановления от 25 апреля 2011 года о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении № 02-95/2011

(суд первой инстанции: Ботоева В.И.)

при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:

от МУЗ Гусиноозерская ЦРБ: не было (извещено);



от ТУ Росфиннадзора: Орлов Антон Сергеевич, начальник юридического отдела, доверенность от 9 февраля 2011 года № 02-10-03-101/309

и

Установил:

Муниципальное учреждение здравоохранения Гусиноозерская центральная районная больница (далее – МУЗ Гусиноозерская ЦРБ, больница) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением к Территориальному управлению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Бурятия (далее – ТУ Росфиннадзора, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 25 апреля 2011 года о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении № 02-95/2011.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 11 июля 2011 года заявленные требования удовлетворены. Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях больницы состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, однако признал совершенное правонарушение малозначительным и освободил МУЗ Гусиноозерская ЦРБ от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Не согласившись с Решением суда первой инстанции, ТУ Росфиннадзора обжаловало его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на то, что нарушение, выразившееся в нецелевом использовании денежных средств государственных внебюджетных фондов, предназначенных для реализации приоритетного национального проекта «Здоровье», не может быть признано малозначительным, поскольку медицинский персонал, непосредственно оказывающий медицинскую помощь женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, недополучил денежную сумму в размере 10 906,7 руб. (общая сумма нецелевого использования в 2010 году составила 106 666,68 руб.), то есть имеет место причинение имущественного вреда гражданам.

В отзыве на апелляционную жалобу МУЗ Гусиноозерская ЦРБ выражает согласие с Решением суда первой инстанции, просит оставить его без изменения.

О месте и времени судебного заседания МУЗ Гусиноозерская ЦРБ извещено надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что подтверждается почтовым уведомлением № 67200040615331, а также отчетом о публикации 28 июля 2011 года на официальном сайте Четвертого арбитражного апелляционного суда в сети «Интернет» определения о принятии апелляционной жалобы к производству, однако своего представителя для участия в судебном заседании не направило, заявив в отзыве на апелляционную жалобу ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.

В соответствии с частью 2 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителя ТУ Росфиннадзора, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, на основании приказа от 22 марта 2011 года № 52, плана контрольной работы на 2011 год и централизованного задания № 43-01-02-25/5837 должностным лицом ТУ Росфиннадзора в период с 23 марта по 4 апреля 2011 года проведена проверка МУЗ Гусиноозерская ЦРБ по вопросу использования в 2010 году бюджетных средств, направленных на реализацию приоритетного национального проекта «Здоровье».

В ходе проверки было установлено, что за счет средств, связанных с оплатой услуг по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период больницей в августе 2010 года произведены начисления заработной платы за июль 2010 года на сумму 10 906 рублей 70 копеек и произведены выплаты старшей акушерке Бадаевой Т.Г., медицинским регистраторам Бадмаевой Т.К. и Цыденовой Е.И., сестре-хозяйке Ворошилиной Т.И., которые непосредственно не оказывали амбулаторно-поликлиническую и стационарную помощь женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, а также осуществлено перечисление налога на доходы физических лиц с указанных выплат.

По результатам проведенной проверки составлен Акт проверки от 4 апреля 2011 года № 52 (т. 1, л.д. 57-86).

По факту нецелевого использования средств государственных внебюджетных фондов 7 апреля 2011 года в отношении больницы составлен протокол об административном правонарушении (т. 1, л.д. 111-117).

Постановлением ТУ Росфиннадзора от 25 апреля 2011 года о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении № 02-95/2011 МУЗ Гусиноозерская ЦРБ привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 15.14 КоАП РФ в виде штрафа в размере 40 000 рублей (т. 1, л.д. 5-8).



Суд апелляционной инстанции считает правильными выводы суда первой инстанции о наличии в действиях больницы состава вменяемого административного правонарушения и возможности применения положений статьи 2.9 КоАП РФ, исходя из следующего.

Одним из принципов бюджетного устройства Российской Федерации является принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования (статья 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

На основании статьи 289 Бюджетного кодекса Российской Федерации нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направлении и использовании их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения, влечет наложение штрафов на руководителей получателей бюджетных средств в соответствии с КоАП РФ, изъятие в бесспорном порядке бюджетных средств, используемых не по целевому назначению, а также при наличии состава преступления уголовные наказания, предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации.

Частью 2 статьи 15.14 КоАП РФ установлена административная ответственность за использование средств государственных внебюджетных фондов получателем средств государственных внебюджетных фондов на цели, не соответствующие условиям, определенным законодательством, регулирующим их деятельность, и бюджетам указанных фондов, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

В силу статьи 147 Бюджетного кодекса Российской Федерации расходы бюджетов государственных внебюджетных фондов осуществляются исключительно на цели, определенные законодательством Российской Федерации, включая законодательство о конкретных видах обязательного социального страхования (пенсионного, социального, медицинского), в соответствии с бюджетами указанных фондов, утвержденными федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации.

Порядок финансового обеспечения в 2010 году расходов на оплату государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения услуг по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, а также диспансерному (профилактическому) наблюдению детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до 3 месяцев на диспансерный учет предусмотрен Правилами финансового обеспечения в 2010 году расходов на оплату государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения, иным организациям, в которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке размещен государственный или муниципальный заказ, услуг по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, а также диспансерному (профилактическому) наблюдению детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до 3 месяцев на диспансерный учет (далее – Правила).

В соответствии с пунктом 8 Правил средства на оплату услуг, перечисленные региональными отделениями Фонда социального страхования Российской Федерации, расходуются учреждениями здравоохранения, в которых:

оказана амбулаторно-поликлиническая помощь женщинам в период беременности, - на оплату труда врачей-специалистов и среднего медицинского персонала (в размере 35-45% указанных средств в зависимости от качества оказанной медицинской помощи в соответствии с критериями, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации), обеспечение медикаментами женщин в период беременности (в размере 20-33% указанных средств) и оснащение медицинским оборудованием, инструментарием, мягким инвентарем и изделиями медицинского назначения;

оказана стационарная помощь женщинам в период родов и в послеродовой период, - на оплату труда врачей-специалистов, среднего и младшего медицинского персонала (в размере 40-55% указанных средств в зависимости от качества оказанной медицинской помощи в соответствии с критериями, утверждаемыми Минздравом России), оснащение медицинским оборудованием, инструментарием, изделиями медицинского назначения, мягким инвентарем, приобретение медикаментов и дополнительного питания для беременных и кормящих женщин;

осуществлялось диспансерное (профилактическое) наблюдение детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до 3 месяцев на диспансерный учет, в первые 6 месяцев со дня постановки на учет, - на оплату труда врачей-специалистов и среднего медицинского персонала, участвовавших в диспансерном (профилактическом) наблюдении указанных детей;

осуществлялось диспансерное (профилактическое) наблюдение детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до 3 месяцев на диспансерный учет, во вторые 6 месяцев со дня постановки на учет, - на оплату труда врачей-специалистов и среднего медицинского персонала, участвовавших в диспансерном (профилактическом) наблюдении указанных детей.

Согласно пункту 6 Порядка расходования средств, связанных с оплатой услуг государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения, иным организациям, в которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке размещен государственный или муниципальный заказ, по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, а также диспансерному (профилактическому) наблюдению детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до 3 месяцев на диспансерный учет, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 05.02.2008 № 51н (применялся до 10 апреля 2011 года, далее – Порядок), средства на оплату услуг, направляемые на оплату труда, распределяются между врачами-специалистами, средним и младшим медицинским персоналом, непосредственно оказывающим амбулаторно-поликлиническую и стационарную помощь женщинам в период беременности, в период родов и послеродовой период, в зависимости от качества оказанной медицинской помощи, оцениваемого по критериям в соответствии с приложением № 2, а также между врачами-специалистами и средним медицинским персоналом, осуществлявшими диспансерное (профилактическое) наблюдение детей, поставленных в течение первого года жизни в возрасте до трех месяцев на диспансерный учет, за первые и вторые шесть месяцев диспансерного (профилактического) наблюдения с момента постановки на диспансерный учет, в соответствии с положением об оплате труда.

Таким образом, из пункта 6 Порядка следует, что средства на оплату услуг, направляемые на оплату труда, распределяются только между врачами-специалистами, средним и младшим медицинским персоналом, непосредственно оказывающим амбулаторно-поликлиническую и стационарную помощь женщинам в период беременности, в период родов и послеродовой период.

Данный вывод суда апелляционной инстанции подтверждается официальной позицией Минздравсоцразвития России (органа, принявшего Порядок), который в письме от 19 марта 2009 года № 15-4/651-07 разъяснил, что распределение средств на оплату услуг осуществляется руководителем учреждения здравоохранения на основании приказа по учреждению здравоохранения, и направляются данные средства только на оплату труда медицинских работников, непосредственно оказавших медицинскую помощь женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, и соответственно не могут быть направлены на оплату труда иных работников учреждения здравоохранения (медицинские регистраторы, сестры-хозяйки, работники планово-экономической и эксплуатационно-технической служб).

Из материалов дела следует, что в нарушение требований статей 38 и 147 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пункта 8 Правил и пункта 6 Порядка за счет средств, связанных с оплатой услуг по медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период больницей в августе 2010 года произведены начисления заработной платы за июль 2010 года и произведены выплаты сестре-хозяйке Ворошилиной Т.И., медицинским регистраторам Бадмаевой Т.К. и Цыденовой Е.И., которые непосредственно таким женщинам амбулаторно-поликлиническую и стационарную помощь не оказывали.

Данное обстоятельство подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами (протоколом об административном правонарушении, актом проверки, платежными поручениями, расчетом оплаты по родовым сертификатам за июль 2010 года, распределением сумм денежных выплат по родовым сертификатам за июль 2010 года, должностными инструкциями медицинских регистраторов и сестры-хозяйки, копиями лицевых счетов названных работников) и больницей по существу не оспаривается.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности наличия в действиях МУЗ Гусиноозерская ЦРБ состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.14 КоАП РФ (по эпизодам, связанным с осуществлением выплат сестре-хозяйке Ворошилиной Т.И., медицинским регистраторам Бадмаевой Т.К. и Цыденовой Е.И. за счет средств, перечисленных больнице на основании родовых сертификатов).

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции считает ошибочной позицию административного органа и суда первой инстанции о том, что аналогичные выплаты, произведенные старшей акушерке Бадаевой Т.Г., образуют объективную сторону рассматриваемого административного правонарушения.

Из должностной инструкции старшей акушерки женской консультации следует, что старшая акушерка осуществляет не только общее руководство акушерским персоналом и связанные с этим функции (как посчитал суд первой инстанции), но и оказывает доврачебную помощь при неотложных состояниях пациентов (пункт 30 должностной инструкции, т. 1, л.д. 157-160).

Таким образом, нельзя исключить, что в июле 2010 года старшая акушерка Бадаева Т.Г. оказывала доврачебную помощь пациентам, в том числе и женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период.

Убедительных доказательств, свидетельствующих о том, что старшая акушерка Бадаева Т.Г. в июле 2010 года не оказывала медицинскую помощь таким женщинам, административным органом в материалы дела не представлено, при этом в протоколе об административном правонарушении и оспариваемом постановлении не имеется ссылок на соответствующие доказательства. Суду апелляционной инстанции представитель ТУ Росфиннадзора также не смог пояснить, какими именно доказательствами (помимо должностной инструкции) подтверждается данное обстоятельство.

Кроме того, в акте проверки от 4 апреля 2011 года № 52 указано, что заместителем главного врача по амбулаторно-поликлинической службе МУЗ Гусиноозерская ЦРБ было представлено объяснение от 1 апреля 2011 года, в котором содержалась информация о том, что на основании приказа от 27 января 2004 года № 6/1 старшая акушерка женской консультации Бадаева Т.Г. совмещает на 0,5 ставки должность акушерки кабинета планирования семьи (психофизической подготовки к родам) женской консультации.

В материалах дела имеется должностная инструкция акушерки кабинета планирования семьи женской консультации (психофизиологической подготовки), содержащая подпись Бадаевой Т.Г. об ознакомлении с ней (т. 1, л.д. 162).

Административным органом в акте проверки сделан вывод о том, что должностные обязанности акушерки кабинета планирования семьи женской консультации (психофизиологической подготовки) не предусматривают непосредственного оказания амбулаторно-поликлинической помощи женщинам в период беременности (т. 1, л.д. 71).

Между тем, административным органом не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 Порядка оказания акушерско-гинекологической помощи, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 02.10.2009 № 808н, медицинская помощь женщинам в период беременности оказывается в ра медико-санитарной и специализированной (в том числе высок медицинской помощи в муниципальных и государственных учреждениях здравоохранения, а также в организациях, оказывающих медицинскую помощь, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы и услуги по специальности «акушерство и гинекология».

Согласно пункту 7 Положения об организации деятельности женской консультации (приложение № 1 к Порядку оказания акушерско-гинекологической помощи, утвержденному приказом Минздравсоцразвития России от 02.10.2009 № 808н), в целях оказ медико-санитарной акушерско-гинекологической помощи женщинам, женская консультация осуществляет, в частности, проведение физической и психопрофилактической подготовки беременных женщин к родам.

Следовательно, психофизиологическая подготовка относит медико-санитарной акушерско-гинекологической помощи беременным женщинам.

Из должностной инструкции акушерки кабинета планирования семьи женской консультации (психофизиологической подготовки) следует, что к основным правам и обязанностям такой акушерки относятся проведение амбулаторного приема беременных женщин и проведение по назначению врача консервативных методов лечения больных, а также проведение лечебных процедур.

Таким образом, вывод ТУ Росфиннадзора о том, что должностные обязанности акушерки кабинета планирования семьи женской консультации (психофизиологической подготовки) не предусматривают непосредственного оказания амбулаторно-поликлинической помощи женщинам в период беременности, не может быть признан обоснованным.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что административным органом не доказано наличие в действиях больницы, выразившихся в выплате старшей акушерке Бадаевой Т.Г. за счет денежных средств, перечисленных по родовым сертификатам, объективной стороны рассматриваемого административного правонарушения.

Противоположный ошибочный вывод суда первой инстанции, тем не менее, не привел к принятию неправильного по существу решения, поскольку суд обоснованно применил положения статьи 2.9 КоАП РФ и признал оспариваемое Постановление незаконным.

Поддерживая позицию суда первой инстанции в этой части (квалификация совершенного больницей правонарушения в качестве малозначительного) суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 марта 1998 года № 8-П указано, что по смыслу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из общих принципов права, введение ответственности за административное правонарушение и установление конкретной санкции, ограничивающей конституционное право, должно отвечать требованиям справедливости, быть соразмерным конституционно закрепленным целям и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного деяния.

Аналогичная правовая позиция выражена также в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 2003 года № 348-О, от 5 ноября 2003 года № 349-О и от 5 февраля 2004 года № 68-О.

Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагает установление публично - правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 1999 года № 11-П).

Согласно правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2009 года № 919-О-О, положения главы 4 «Назначение административного наказания» КоАП РФ предполагают назначение административного наказания с учетом характера совершенного административного правонарушения, личности виновного, имущественного и финансового положения, обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность. Соблюдение конституционных принципов справедливости и соразмерности при назначении административного наказания законодательно обеспечено возможностью назначения одного из нескольких видов административного наказания, установленного санкцией соответствующей нормы закона за совершение административного правонарушения, установлением законодателем широкого диапазона между минимальным и максимальным пределами административного наказания, возможностью освобождения лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности в силу малозначительности (статья 2.9 КоАП РФ). Таким образом, законодателем обеспечена необходимая дискреция юрисдикционных органов при применении административных наказаний.

В соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (пункт 18).

При квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного судам надлежит учитывать, что статья 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ. Возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий.

Квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния. При этом применение судом положений о малозначительности должно быть мотивировано (пункт 18.1).

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что в рассматриваемом конкретном случае противоправные действия больницы не содержат существенной угрозы охраняемым общественным правоотношениям, в связи с чем применение положений статьи 2.9 КоАП РФ является допустимым.

В пункте 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» указано, что в случае, если малозначительность правонарушения будет установлена в ходе рассмотрения дела об оспаривании постановления административного органа о привлечении к административной ответственности, суд, руководствуясь частью 2 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 2.9 КоАП РФ, принимает Решение о признании незаконным этого постановления и о его отмене.

Следовательно, суд первой инстанции правомерно признал оспариваемое Постановление ТУ Росфиннадзора незаконным.

Относительно довода административного органа о том, что совершенное больницей правонарушение не может быть признано малозначительным, поскольку медицинский персонал, непосредственно оказывающий медицинскую помощь женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, недополучил денежную сумму, суд апелляционной инстанции отмечает, что действующее в больнице Положение об оплате труда медицинских работников по оказанию медицинской помощи, оказанной женщинам в период беременности, в период родов и в послеродовой период, а также по диспансерному наблюдению ребенка в течение первого года жизни, предусматривающее осуществление выплат за счет родовых сертификатов медицинским регистраторам, согласовано с профкомом МУЗ Гусиноозерская ЦРБ (т. 1, л.д. 9-11), что предполагает согласие всего медицинского персонала больницы с таким порядком оплаты.

Кроме того, с учетом выводов суда апелляционной инстанции о неправомерности привлечения больницы к административной ответственности за осуществление выплат старшей акушерке Бадаевой Т.Г., действительная сумма нецелевого использования значительно меньше той, на которую указывает заявитель апелляционной жалобы.

Суд апелляционной инстанции также принимает во внимание, что, ссылаясь на невозможность квалификации совершенного больницей правонарушения в качестве малозначительного, ТУ Росфиннадзора, тем не менее, посчитало возможным освободить МУЗ Гусиноозерская ЦРБ от административной ответственности за аналогичные нарушения, применив положения статьи 2.9 КоАП РФ (постановления от 19 и от 25 апреля 2011 года о прекращении производства по делам об административном правонарушении №№ 02-90/2011, 02-91/2011, 02-92/2011, 02-93/2011, 02-94/2011, 02-96/2011, 02-97/2011 и 02-99/2011, т. 1, л.д. 39-54).

При таких фактических обстоятельствах и правовом регулировании у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания, предусмотренные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Одновременно суд апелляционной инстанции считает необходимым указать суду первой инстанции на недопустимость мотивирования своих выводов ссылками на несуществующий международно-правовой акт – Европейскую конвенцию от 20 марта 1952 года.

20 марта 1952 года в Париже был подписан Протокол № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом данный протокол содержит положения о защите собственности (статья 1), праве на образование (статья 2) и праве на свободные выборы (статья 3), и не упоминает о разумном балансе публичного и частного интересов.

Сама же Конвенция о защите прав человека и основных свобод подписана в Риме 4 ноября 1950 года.

Разъясняя порядок обжалования настоящего постановления, суд апелляционной инстанции обращает внимание на следующее.

Частью 6 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ) предусмотрено, что Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции, если иное не предусмотрено этим Кодексом.

В соответствии с частью 5.1 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ) Решение по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, если размер административного штрафа за административное правонарушение не превышает для юридических лиц 100 000 рублей, для индивидуальных предпринимателей – 5 000 рублей, может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции. Такое Решение, если оно было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции, и Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 этого Кодекса.

Учитывая, что размер назначенного больнице административного штрафа не превышает 100 000 рублей, то применяется порядок обжалования, установленный частью 5.1 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 11 июля 2011 года по делу № А10-1680/2011, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Постановил:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 11 июля 2011 года по делу № А10-1680/2011 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Г.Г. Ячменёв

Судьи Д.Н. Рылов

Ткаченко