Судебная власть

Постановление от 01 сентября 2011 года № А40-126318/2010. По делу А40-126318/2010. Московская область.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ул. Селезнёвская, д. 9, г. Москва, ГСП-4, 127994,

официальный сайт: http://www.fasmo.arbitr.rue-mail: info@fasmo.arbitr.ru

Постановление

г. Москва

01 сентября 2011 года

Дело № А40-107029/10-110-926

Резолютивная часть постановления объявлена 25 августа 2011 года

Полный текст постановления изготовлен 01 сентября 2011 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Туболец И.В.

судей Ворониной Е.Ю., Долгашевой В.А.,

при участии в заседании:

от заявителей: от Ричмонт Интернешнл С.А. (RichemontInternationalS.A.) (Швейцария) – Хабарова Д.И., дов. от 27.10.2008, Ермолиной Д.Е., дов. от 17.02.2011 в порядке передоверия по дов. от 27.10.2008



от ManufactureJaegerLeCoultreS.A. (Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А.) (Швейцария) – Шитикова В.Н., дов. от 02.02.2009, Хабарова Д.И., дов. от 02.03.2009, Ермолиной Д.Е., дов. от 21.01.2011 в порядке передоверия по дов. от 02.03.2009

от заинтересованного лица - Робинова А.А., дов. от 24.03.11 № 01/25-156/41

от третьих лиц: от Федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности» - Робинова А.А., дов. от 12.08.2011 № 41-1428-12, от Международной деловой компании «ИнПро ЭйДжи» (Сейшельские острова) – Котовой Е.А., дов. от 29.10.2010,

рассмотрев 18 – 25 августа 2011 года в судебном заседании кассационные жалобы Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам – заинтересованного лица, Международной деловой компании «ИнПро ЭйДжи» (Сейшельские острова) – третьего лица

на Постановление от 13.05.2011

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Якутовым Э.В., Бекетовой И.В., Захаровым С.Л.,

по делу № А40-126318/10-26-1045

по заявлению Ричмонт Интернешнл С.А. (RichemontInternationalS.A.) (Швейцария) и ManufactureJaegerLeCoultreS.A. (Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А.) (Швейцария) о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам,

третьи лица: Федеральное государственное учреждение «Федеральный институт промышленной собственности», Международная деловая компания «ИнПро ЭйДжи» (Сейшельские острова),

Установил:

Ричмонт Интернешнл С.А. (RichemontInternationalS.A.) (Швейцария) и Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. (ManufactureJaegerLeCoultreS.A.) (Швейцария) обратились в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее – Роспатент) от 13.07.2010 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 280063.

К участию в деле в качестве третьих лиц привлечены Федеральное государственное учреждение «Федеральный институт промышленной собственности» (далее – ФГУ «ФИПС»), Международная деловая компания «ИнПро ЭйДжи» (Сейшельские острова) (далее – компания «ИнПро ЭйДжи»).

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 02.02.2011 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Девятый арбитражный апелляционный суд Постановлением от 13.05.2011 отменил Решение суда первой инстанции и удовлетворил заявленное требование, признав незаконным и отменив вышеуказанное Решение Роспатента и обязав Роспатент в установленном порядке принять Решение о признании недействительной правовой охраны товарного знака по свидетельству № 280063.



Не согласившись с Постановлением суда апелляционной инстанции, компания «ИнПро ЭйДжи», Роспатент подали кассационные жалобы, в которых просят его отменить как незаконное и необоснованное, оставив в силе ранее принятое по делу судебное Решение. При этом сослалось на несоответствие сделанных апелляционным судом выводов фактическим обстоятельствам дела, на неправильное применение норм материального права.

В частности, в своей кассационной жалобе компания «ИнПро ЭйДжи» указала на неправомерность применения судом положений статьи 7 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках) без учета критерия однородности товаров, в отношении которых зарегистрированы конкурирующие товарные знаки, на неправильную оценку представленных материалов социологического опроса МГУ, не отвечающего требованиям статей 82, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), сослалась на оставление апелляционным судом без внимания проведенного Аналитическим центров Юрия Левады социологического опроса, опровергающего выводы отчета МГУ. Утверждала о необоснованности вывода суда о наличии четкой ассоциации в сознании потребителя между спорным обозначением и заявителями как правообладателями. Кроме того, сослалась на подтверждение законности действий Роспатента по регистрации товарного знака по свидетельству № 280063 вступившим в законную силу судебным Решением по делу № А40-3462/08-5-39.

В кассационной жалобе Роспатента также указано на игнорирование судом при применении статьи 7 Закона о товарных критерия однородности товаров, признаков однородности товаров, предусмотренных пунктом 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (далее – Правила), утвержденных приказом Роспатента от 05.03.2003 № 32. Роспатент утверждал о неправомерности анализа спектра товаров, маркируемых противопоставленными товарными знаками, с точки зрения стоимостных и качественных характеристик, отметив, что применение таких категорий оценки нормативно не обусловлено.

В отзыве на кассационные жалобы заявители – Ричмонт Интернешнл С.А. и Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. возражали против их удовлетворения, считая обжалованное Постановление суда апелляционной инстанции соответствующим законодательству и имеющимся в материалах дела доказательствам. При этом сослались на широкую известность, в т.ч. историческую, в Российской Федерации и в мире обозначения «Jaeger-leCoultre» как часового бренда, утверждали о том, что использование данного обозначения третьими лицами для индивидуализации товаров однозначно направлено на введение в заблуждение потребителей в целях получения недобросовестных преимуществ за счет использования репутации часового производителя, указали на факты одновременной регистрации первоначальным правообладателем спорного товарного знака в отношении товаров 25 класса МКТУ нескольких известных швейцарских часовых брендов. Кроме того, сослались на широкую мировую практику одновременного производства известными производителями одежды под своими товарными знаками также часов – в качестве сопутствующих товаров, имеющих характер аксессуаров по отноше продукции (одежде), что также создает значительную опасность введения потребителей в заблуждение относительно производителя товаров применительно к рассматриваемому случаю. В отзыве заявители также утверждали о соответствии выводов, содержащихся в обжалованном судебном постановлении, сложившейся правоприменительной практике арбитражных судов.

В судебном заседании представители компании «ИнПро ЭйДжи», Роспатента, ФГУ «ФИПС» поддержали кассационные жалобы по изложенным в них доводам. Представители Ричмонт Интернешнл С.А., Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. просил жалобы отклонить по мотивам, приведенным в отзыве.

Обсудив доводы жалобы, проверив в порядке статьи 286 АПК РФ правильность применения норм материального права и соблюдение норм процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены принятого по делу постановления суда апелляционной инстанции.

Как установлено судами, словесный товарный знак «Jaeger-leCoultre» по свидетельству № 280063 зарегистрирован 14.12.2004 по заявке № 2003705830 с приоритетом от 21.03.2003 в отношении товаров 25 класса МКТУ (одежда, обувь, головные уборы) на имя ООО «Риттер-Джентльмен», права на товарный знак переуступлены компании «ИнПро ЭйДжи» на основании договора от 16.01.2007 № РД0016466. Зарегистрированное обозначение состоит из двух словесных элементов «jaeger» и «leCoultre», выполненных стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

22.01.2010 в Палату по патентным спорам Роспатента поступило возражение компаний Ричмонт Интернешнл С.А. и Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. против регистрации товарного знака по свидетельству № 280063, мотивированное несоответствием данной регистрации пункту 3 статьи 6, пунктам 1 и 3 статьи 7 Закона о товарных знаках, статьям 6.quinquies и 10.bis международной Конвенции по охране промышленной собственности (далее - Конвенция).

Решением от 13.07.2010 Роспатент отказал в удовлетворении возражения, оставив в силе правовую охрану товарного знака.

Заявители возражения оспорили данное Решение Роспатента в судебном порядке.

Рассматривая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого по делу решения Роспатента. При этом исходил из соответствия спорной регистрации требованиям Закона о товарных знаках и вышеупомянутых Правил, необоснованности доводов заявителей о возможности введения в заблуждение потребителей относительно производителя товаров, маркируемых товарным знаком по свидетельству № 280063, о сходстве факторов, влияющих на приобретение редких товаров (часов эксклюзивных марок) и товаров регулярного потребления – одежды, обуви и т.п.

Отменяя Решение суда первой инстанции, апелляционный суд посчитал доводы компаний Ричмонт Интернешнл С.А. и Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. обоснованными и пришел к выводу о доказанности несоответствия спорной регистрации требованиям законодательства.

В силу пункта 3 статьи 6 Закона о товарных знаках, предусматривающей абсолютные основания для отказа в регистрации товарного знака, не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 того же Закона не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (если заявки на них не отозваны) или охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Пункт 3 статьи 7 Закона о товарных знаках в качестве основания для отказа в регистрации товарного знака указывает на тождественность заявленного к регистрации обозначения охраняемому в Российской Федерации фирменному наименованию (его части) в отношении однородных товаров, промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Как установлено судом, Richemont International, S.A. является правообладателем товарных знаков по международной регистрации № 583216 JAEGER-LECOULTRE с приоритетом от 26.02.1992 в отношении товаров 14 класса МКТУ (ювелирные украшения) и № 728696 JAEGER-LECOULTRE с приоритетом от 04.06.1999 в отношении товаров 1, 2, 4 - 17, 19 - 22, 26 - 42 классов МКТУ (часы, ювелирные изделия, аксессуары одежды, обработка материалов). Зарегистрированные по свидетельствам № 728696 и № 583216 обозначения являются комбинированными, включают в себя словесный элемент «Jaeger-leCoultre». При этом первая буква «J» в слове «jaeger» и последняя буква «Е» в слове «leCoultre» соединены друг с другом горизонтальной чертой, которая проходит снизу словесного элемента «Jaeger-leCoultre».

Компания Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А., указанная в свидетельствах о регистрации товарных знаков № 728696 и № 583216 в качестве первоначального владельца товарных знаков, является дочерней компанией Richemont International, S.A., учреждена 29.04.1899 в форме акционерного общества, её фирменное наименование охраняется на территории Российской Федерации на основании статьи 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

Как судом апелляционной инстанции, так и судом первой инстанции в отмененном судебном решении признан очевидным и доказанным факт совпадения словесных элементов противопоставленных обозначений и сходства словесного элемента товарного знака по свидетельству № 280063 с индивидуализирующей частью фирменного наименования компании Мануфактур Егер-ЛеКультр С.А. (ManufactureJaegerLeCoultreS.A.).

Как следует из приведенных выше установленных судом фактических обстоятельств, регистрация товарных знаков по свидетельствам № 728696 и № 583216 произведена до даты приоритета спорной регистрации – № 280063. Каких-либо соглашений об использовании сходного элемента указанных регистраций между заявителями и компанией «ИнПро ЭйДжи» не заключалось.

Судом апелляционной инстанции правильно отмечено, что для установления угрозы смешения противопоставляемых товарных знаков в контексте признания недействительной регистрации более позднего товарного знака помимо непосредственно сходства зарегистрированных обозначений имеют принципиальное значение оценка различительной способности знака с более ранним приоритетом, оценка однородности обозначенных товарными знаками товаров и услуг.

При этом, обоснованно сославшись на статью 2 Ниццкого соглашения о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15.06.1957, в соответствии с которой принятая классификация товаров и услуг не имеет решающего влияния на оценку однородности товаров и услуг, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что при установлении однородности товаров должен приниматься во внимание не только род (вид) товаров, а целый спектр иных обстоятельств, как то потребительские свойства товаров, их функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Такой подход в целом соответствует пункту 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, устанавливающим в качестве приоритетного критерия установлении однородности товаров принципиальную возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, апелляционный суд акцентировал внимание на специфике марки JAEGER-LECOULTRE как часового бренда, известность и история которого, а также качественные характеристики и высокая стоимость продукции, производимой под этой маркой, формируют в сознании потребителя отношение к часам не только как к утилитарному устройству для измерения времени, но и как аксессуару, подчеркивающий определенный уровень материальной, финансовой состоятельности их владельца.

С учетом приведенных обстоятельств, а также регистрации заявителями товарных знаков с обозначением «Jaeger-leCoultre» в отношении широкого спектра выпускаемой продукции (1, 2, 4 - 17, 19 - 22, 26 - 42 классов МКТУ), характеризующейся как элементы высокого уровня жизни, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что наличие продукции (преимущественно часов) с товарным знаком JAEGER-LECOULTRE является элементом общего представления об их владельце, включающего, в том числе, и качество одежды, обуви, головных уборов и т.п.

Установив, что правообладателем спорного товарного знака по свидетельству № 280063 под товарным знаком JAEGER-LECOULTRE производится и реализуется одежда высокого качества в соответствующей стоимостной категории, круг потребителей которой также отличает достаточно высокий уровень доходов, суд сделал утверждение о возможности совпадения круга потребителей часов (иной продукции) с товарным знаком JAEGER-LECOULTRE и одежды JAEGER-LECOULTRE в значительном сегменте общего числа финансово состоявшихся потребителей. При этом с учетом репутационной характеристики известного бренда справедливо исходил из того, что круг потребителей в данном контексте - это не только реальные потребители, имеющие адекватные финансовые возможности для приобретения продукции соответствующих стоимостных категорий, но и потенциальные потребители, стремящиеся к формированию соответствующего образа.

Приведенные выводы суда апелляционной инстанции обоснованы, в числе прочего, ссылками на результаты всероссийского опроса общественного мнения, согласно которому 73,9% опрошенных считают, что часы и одежда могут производиться одной и той же компанией или под контролем одной и той же компании, 68,2% опрошенных считают, что часы и одежда, маркированные товарным знаком JAEGER-LECOULTRE, производятся либо одним и тем же лицом (35,9%), либо связанными компаниями (32,3%); 27% опрошенных (более половины (51,6%) из давших определенный ответ на данный вопрос) считают, что страной, в которой находится компания, являющаяся владельцем товарного знака JAEGER-LECOULTRE является Швейцария, в то время как компания, первоначально зарегистрировавшая данный товарный знак, находится в России (как считают лишь 2,2% из числа опрошенных), а владеющая данным товарным знаком с 2007 года компания находится на Сейшельских островах (как считают лишь 2,9% опрошенных); 11,6% (половина опрошенных, определившихся с ответом) считают владельцем товарного знака JAEGER-LECOULTRE, охраняющего одежду, компанию Ричмонт Интернешнл, в то время как лишь 1,4% и 1,7% опрошенных считают его владельцем компании ИнПро А.Г. и Риттер-Джентельмен соответственно.

При этом апелляционный суд признал необоснованными ссылки суда первой инстанции на отсутствие в материалах опроса выборки респондентов по городам России, указав исходя из специфики продукции в рассматриваемом случае на прямую зависимость результатов опроса от уровня доходов опрашиваемого населения и на отсутствие в целях получения объективной картины необходимости включения в круг респондентов потребителей с доходами, не позволяющими приобрести товары с указанным товарным знаком.

Все приведенные обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи послужили основанием для вывода суда о наличии возможности формирования в кругу потребителей с достаточно высоким уровнем доходов устойчивого представления о качественной и стоимостной взаимодополняемости таких товаров, как одежда, обувь, головные уборы, часы, очки, аксессуары (запонки, пуговицы и т.п.), маркированных сходными до степени смешения обозначениями.

С учетом изложенного, а также достоверного установления апелляционным судом иных обстоятельств, являющихся в соответствии с законодательством о товарных знаках необходимыми элементами совокупности условий для отказа в регистрации товарного знака (наличие сходных до степени смешения охраняемых в соответствии с законом товарных знаков с более ранним приоритетом, а также соответствующего фирменного наименования), суд кассационной инстанции признает вывод апелляционного суда о возможности введения потребителя в заблуждение спорной регистрацией и, как следствие, о наличии предусмотренных Законом о товарных знаках оснований для признания данной регистрации недействительной основанным на полном, всестороннем исследовании фактических обстоятельств и доказательств по делу, правильном применении норм материального права.

Признание судом однородности товаров по факту наличия возможности отнесения товаров потребителями к одному источнику происхождения по причине их природы, назначения применительно к конкретным установленным фактическим обстоятельствам в рассматриваемом случае не может быть признано неправомерным.

Согласно статьям 3 и 4 Закона о товарных знаках право на товарный знак ограничено товарами и услугами, указанными в свидетельстве, однако охрана его распространяется не только на те объекты, которые он обозначает, но и на однородные, не упомянутые в охранном документе.

По общему правилу, для вывода о смешении в сознании потребителя сходных товарных знаков и вследствие этого введения потребителей в заблуждение достаточно наличия опасности такого смешения.

Кроме того, в соответствии с вышеупомянутым пунктом 14.4.3 Правил для установления однородности товаров принимается во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

Таким образом, Правила не устанавливают закрытого перечня критериев оценки однородности товаров. Вопреки доводам кассационных жалоб Роспатента и компании «ИнПро ЭйДжи» апелляционным судом при оценке однородности товаров, производимых и реализуемых заявителями и третьим лицом, были приняты во внимание как прямо не предусмотренные Правилами критерии, так и категории, приведенные в пункте 14.4.3 Правил (условия сбыта товаров, круг потребителей).

При таких условиях доводы кассационных жалоб об отсутствии формальной однородности товаров, маркируемых товарными знаками по сопоставленным регистрациям, т.е. совпадения их по классификации МКТУ, роду, материалу изготовления, прямому предназначению, отклоняются судом кассационной инстанции с учетом конкретных фактических обстоятельств дела.

Довод кассационной жалобы о непринятии апелляционным судом во внимание статистических данных социологического исследования, проведенного Аналитическим центром Юрия Левады, отклоняется судом кассационной инстанции. Как следует из обжалованного судебного постановления, результаты фактически противопоставленного данному социологическому исследованию опроса проанализированы апелляционным судом с точки зрения критериев, прямо предусмотренных законодательством, - т.е. непосредственно с позиции наличия либо отсутствия опасности введения потребителей в заблуждение спорной регистрацией. При таких обстоятельствах ссылки компании «ИнПро ЭйДжи» на результаты исследования Аналитического центра Юрия Левады относительно общей известности обозначения JAEGER-LECOULTRE как торговой марки в Российской Федерации и приоритетного восприятия опрошенными лицами спорного обозначения в порядке предположения как бренда производителя одежды, не опровергающие выводы апелляционного суда относительно смешения противопоставленных товарных знаков в сознании потребителя, несостоятельны.

Довод о несоответствии исследованного апелляционным судом социологического опроса требованиям статей 82, 86 АПК РФ к заключению экспертизы отклоняется судом кассационной инстанции как неосновательный. Отчет по результатам проведенного социологического исследования в рамках настоящего дела не является экспертным заключением в контексте названных норм Кодекса и исследован судом в совокупности с иными доказательствами по делу.

Судом кассационной инстанции также не принимается содержащаяся в обеих кассационных жалобах ссылка на вступившие в законную силу судебные акты по делу № А40-3462/08-5-39, имеющие, по мнению заявителей кассационных жалоб, преюдициальное значение в рамках настоящего дела, поскольку дело № А40-3462/08-5-39 имело иной состав участников и иной объем обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Иные доводы кассационных жалоб представляют собой позицию заявителей жалоб по делу, направлены на переоценку выводов суда апелляционной инстанции и не свидетельствуют о незаконности обжалованного судебного постановления.

Предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для отмены принятого по делу постановления апелляционного суда не усматривается.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Постановил:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2011 года по делу Арбитражного суда г. Москвы № А40-126318/10-26-1045 оставить без изменения, кассационные жалобы Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, Международной деловой компании «ИнПро ЭйДжи» (Сейшельские острова) – без удовлетворения.

Председательствующий судья И.В. Туболец

Судьи: Е.Ю. Воронина

Долгашева