Судебная власть

Постановление от 30 августа 2011 года № А13-9650/2010. По делу А13-9650/2010. Российская Федерация.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА


http://fasszo.arbitr.ru

Постановление

30 августа 2011 года Дело № А13-9650/2010

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Морозовой Н.А., судей Боглачевой Е.В., Никитушкиной Л.Л.,

при участии от закрытого акционерного общества «Агрофирма «Северная ферма» Шуничевой М.П. (доверенность от 27.06.2011 б/н), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Вологодской области Стриженко С.А. (доверенность от 07.09.2010 № 03-04-01/5491) и Ежовой С.Ю. (доверенность от 26.08.2011 № 03-04-01/7385),

рассмотрев 30.08.2011 в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Агрофирма «Северная ферма» на Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2011 по делу № А13-9650/2010 (судьи Чельцова Н.С., Мурахина Н.В., Осокина Н.Н.),

Установил:

Закрытое акционерное общество «Агрофирма «Северная ферма», место расположения: Вологодская область, Вологодский район, с. Макарово, ОГРН 1063529010951 (далее – Общество, ЗАО «Агрофирма «Северная ферма»), обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Вологодской области, место расположения: г. Вологда, ул. Горького, д. 158 (далее – Инспекция, МИФНС № 1), от 31.03.2010 № 4 в части привлечения его к ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), в части взыскания 746 936 руб. 24 коп. штрафа, а также предложения уплатить 7 374 128 руб. 45 коп. налога на доходы физических лиц (далее – НДФЛ) и 1 178 032 руб. 85 коп. пеней.

Предмет спора уточнен в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) и принят судом к производству.

Решением суда первой инстанции от 15.03.2011 (судья Шестакова Н.А.) заявление Общества удовлетворено в полном объеме: Решение Инспекции от 31.03.2010 № 4 признано недействительным как не соответствующее Налоговому кодексу Российской Федерации в части привлечения ЗАО «Агрофирма «Северная ферма» к ответственности по пункту 1 статьи 123 НК РФ в виде взыскания 746 936 руб. 24 коп. штрафа, предложения уплатить 7374 128 руб. 45 коп. доначисленного НДФЛ и 1 178 032 руб. 85 коп. начисленных пеней; Инспекция обязана в десятидневный срок с момента вступления решения суда в законную силу устранить допущенные нарушения прав ЗАО «Агрофирма «Северная ферма». Кроме того, с Инспекции в пользу Общества взыскано 2000 руб. судебных расходов по уплате госпошлины.

Постановлением апелляционной инстанции от 27.05.2011 указанное Решение суда отменено и Обществу отказано в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе ЗАО «Агрофирма «Северная ферма», ссылаясь на несоответствие выводов апелляционного суда обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также на неправильное применение норм материального права, просит Постановление от 27.05.2011 отменить и оставить в силе Решение от 15.03.2011.

Податель жалобы ссылается на то, что апелляция неправомерно Установила наличие задолженности на основании регистров бухгалтерского учета, а не первичных документов.

Инспекция в отзыве на жалобу и ее представители в судебном заседании просят обжалуемый судебный акт оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Законность обжалуемого постановления апелляционного суда проверена в кассационном порядке.



Как видно из материалов дела, МИФНС № 1 провела выездную налоговую проверку правильности исчисления, своевременности перечисления ЗАО «Агрофирма «Северная ферма» налогов в бюджеты, по результатам которой составила акт от 09.03.2010 № 4.

По итогам рассмотрения материалов налоговой проверки и представленных Обществом возражений от 29.03.2010 с ходатайством о снижении размера налоговых санкций от 31.03.2010 № 03667 и при участии представителя Общества Инспекция вынесла Решение от 31.03.2010 № 4, которым ЗАО «Агрофирма «Северная ферма» привлечено к ответственности по статьей 123 НК РФ в виде взыскания 746 936 руб. 24 коп. и по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде взыскания 2029 руб. 90 коп. штрафа. Указанным Решением Обществу также предложено уплатить 7 374 128 руб. 45 коп. доначисленного НДФЛ и 20 298 руб. 96 коп. земельного налога, а также 1 189 149 руб. 85 коп. пеней за неуплату НДФЛ и 3753 руб. 11 коп. пеней за неуплату земельного налога.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области (далее – Управление) от 15.05.2009 № 11-09/005130@ Решение МИФНС № 1 оставлено без изменения.

Не согласившись с Решением Инспекции в обжалуемой части, Общество обратилось в арбитражный суд.

В акте проверки и оспариваемом решении Инспекция отразила факт нарушения пункта 6 статьи 226 НК РФ, выразившегося в неперечислении ЗАО «Агрофирма «Северная ферма» как налоговым агентом за 2008–2009 годы в бюджет 7 374 128 руб. 45 коп. НДФЛ из 14 174 303 руб. 45 коп. этого налога, удержанного с выплаченных физическим лицам дохода, в том числе по месту нахождения налогового агента (с. Макарово) – 5 596 090 руб. 45 коп., по месту нахождения обособленных подразделений (д. Мынчаково) – 1 569 615 руб. и (г. Харовск) – 2 08 423 руб. (пункт 2.2 решения и приложения № 2, 4 и 6 к нему). В указанную задолженность не включено 630 321 руб. 51 коп. налога за декабрь 2009 года как исчисленного за пределами проверяемого периода.

Кроме того, в соответствии со статьей 75 НК РФ налогоплательщику начислено к уплате в бюджет 1 178 032 руб. 85 коп. пеней (приложения № 3, 5 и 7 к решению); Общество за невыполнение возложенных на него обязанностей налогового агента привлечено к ответственности по статье 123 НК РФ в виде взыскания 746 936 руб. 24 коп. штрафа с применением положений статей 112 и 114 НК РФ.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования Общества, сослался на то, что представленные в материалы дела документы не подтверждают правильность и обоснованность доначисленного НДФЛ по размеру, поскольку основанием для его исчисления послужили, как это следует из оспариваемого решения, сводные ведомости за каждый месяц, в которых отражена обобщенная информация по всем работникам Общества о начисленных суммах НДФЛ, размере выплаченной зарплаты, задолженности по выплате зарплаты, иных выплатах. Названные обстоятельства не позволяют, по мнению первой судебной инстанции, определить сумму налога, удержанную у каждого налогоплательщика из каждой выплаты.

Апелляционная инстанция отменила названное Решение и отказала Обществу в удовлетворении заявления, правомерно признав такой вывод суда ошибочным и не соответствующим обстоятельствам данного дела.

Из материалов дела следует, что выездная налоговая проверка проводилась по месту нахождения налогового агента и перечисленные в требовании Инспекции документы, в том числе и первичные, относящиеся к исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ (трудовые договоры с работниками, приказы по личному составу, расчетно-платежные документы, ведомости на выдачу заработной платы, налоговые карточки по учету доходов и НДФЛ, документы, подтверждающие право на вычеты и льготы по НДФЛ) были представлены Обществом проверяющим в подлиннике. Представление налоговому органу всех первичных документов в полном объеме установлено апелляционным судом и подтверждено представителем заявителя в судебном заседании кассационной инстанции.

Поскольку, как Установила апелляция, при проверке Общество представило подлинники всех запрошенных первичных документов, то у Инспекции отсутствовали основания предполагать возможность их уничтожения, сокрытия, исправления или заменены, в силу чего (а также с учетом их объема) копии не были запрошены налоговым органом.

В силу статьи 24 и пункта 1 статьи 226 НК РФ Общество является налоговым агентом, который согласно пункту 1 статьи 230 Кодекса должен вести учет доходов, полученных от них физическими лицами в налоговом периоде, по форме, которая установлена Министерством финансов Российской Федерации (налоговые карточки по учету доходов и налога на доходы физических лиц и справка о доходах физического лица по форме № 2-НДФЛ).

Пунктом 6 статьи 226 НК РФ предусмотрено, что налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, – для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, – для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды.

Из буквального толкования названных норм налогового законодательства следует, что НДФЛ исчисляется по каждому налогоплательщику отдельно, данный налог носит персонифицированный характер.

Общество представляло в налоговый орган сведения о выплаченных физическим лицам доходах за 2008 и 2009 годы, а также о начисленных и удержанных суммах налога по соответствующей форме, в которых были указаны сведения о сумме совокупного годового дохода, сумме начисленного и удержанного с него НДФЛ по каждому налогоплательщику.



В пункте 2.11.3 акта проверки отражен факт своевременности и полноты представления названных сведений с использованием средств телекоммуникаций, в силу чего документы с данными сведениями не могут содержать рукописную подпись. Сведения занесены в базу данных Инспекции.

В рамках выездной налоговой проверки Инспекция осуществила на основании первичных документов проверку этих реестров на предмет достоверности содержащихся в них сведений и подтвердила правильность отражения в них сведений о доходе, об исчисленном и удержанном у налогоплательщиков НДФЛ с выплаченного им дохода. Как пояснили представители налогового органа в заседании кассационного суда, первичные документы и бухгалтерский учет Общества находятся в очень хорошем состоянии, а потому их проверка не представляла сложности.

Достоверность этих сведений, представленных самим налоговым агентом, не оспаривалась ранее ни на предмет какой-либо совершенной им арифметической или иной ошибки, ни на предмет недостоверности этих сведений по иным основаниям. Как справедливо указала апелляция, из возражений на акт проверки следует, что Общество признает сумму задолженности по НДФЛ и она соответствует установленной в рамках налоговой проверки сумме. При вынесении оспариваемого акта Общество также не указывало на наличие каких-либо ошибок в представленных им для проверки документах, равно как и на неправильное исчисление налоговым органом сумм налога и пеней, даты выплаты или перечисления на счета в банках заработной платы его работникам.

Довод Общества о том, что оно запуталось в расчете НДФЛ и исчислило его неправильно, в связи с чем в графе «Итого начислено НДФЛ на выплаченные суммы без учета стандартных вычетов» реестра выданной заработной платы и других выплат и исчисленного с данных выплат НДФЛ за период с апреля 2008 года по декабрь 2009 года, представленного суду первой инстанции, отсутствуют сведения о том, на основании каких документов отражены эти суммы, в данном реестре не обозначены период и дата выдачи заработной платы, правомерно отклонен апелляционным судом.

Представленные заявителем в суд первой инстанции реестры выданной заработной платы и других выплат, исчисленного с данных выплат НДФЛ за период с апреля 2008 года по декабрь 2009 года по ЗАО «Агрофирма «Северная ферма», а также реестр перечисленной заработной платы за апрель-декабрь 2009 года (как указано в них) составлены на основании сводов начислений и удержаний и сводов по заработной плате и соответствуют составленному Инспекцией реестру выданной заработной платы, а также исчисленному и удержанному НДФЛ за период с 01.04.2008 по 31.12.2009 по ЗАО «Агрофирма «Северная ферма».

Не указав, в какой части эти реестры являются неправильными или содержат недостоверную информацию, налоговый агент тем самым не опроверг расчеты налогового органа, осуществленные на основании документов, представленных ему Обществом и проверенных Инспекцией в рамках выездной налоговой проверки.

Приведенный заявителем только в административном апелляционном производстве довод о том, что акт и Решение Инспекции не отвечают требованиям подпункта 12 пункта 3 статьи 100 и пункта 8 статьи 101 НК РФ, поскольку в них не имеется ссылок на конкретные первичные бухгалтерские документы, на основании которых установлены даты возникновения задолженности перед бюджетом и выплаты дохода, размер удержанного, но не перечисленного налога, что лишает эти ненормативные акты доказательственной силы, также правомерно отклонен апелляционным судом, как не содержащий конкретных фактов неправильного определения перечисленных сведений.

Оспаривая незаконность решения налогового органа по размеру, Общество в данном случае не представило подлинные документы в обоснование размера своей действительной задолженности перед бюджетом (факт такой задолженности им не опровергается).

То, что суд первой инстанции не обязал Общество представить эти подлинники их правообладателем не может, как совершенно правильно указал апелляционный суд, свидетельствовать о том, что выводы выездной налоговой проверки не основаны на достоверных документах (подлинниках) налогового агента.

Более того, апелляционная инстанция исследовала и оценила все иные обстоятельства, связанные с доводом Общества об отсутствии у налогового органа первичных документов как необходимых доказательств в подтверждение приведенных в решении выводов.

Так, апелляция сослалась на пункты 2.11.1, 2.11.2, 2.11.3 и 2.11.5 акта проверки, в которых прямо указано, что в рамках налоговой проверки были проверены бухгалтерские документы и налоговые карточки по учету доходов физических лиц по вопросу правильности взимания НДФЛ с этих доходов, расходные кассовые ордера, сведения о выплаченных физическим лицам доходах, ведомости на выдачу заработной платы по подразделениям и в целом по предприятию; документы по начислению зарплаты, главные книги за 2008-2009 годы по счетам бухгалтерского учета 70 «Расчеты с персоналом по заработной плате», 68.1 «Расчеты по налогу на доходы физических лиц», ведомости по выплате заработной платы работникам через кассу и перечислении на счета в банке. В пункте 2.11.5 акта проверки указано, что при проверке на выборку итогов удержания налогов по ведомостям на выдачу заработной платы по подразделениям либо в целом по предприятию и сверки с данными записей бухучета о начисленных суммах налогов (по счету расчетов с бюджетом) нарушений не установлено.

Из материалов налоговой проверки не усматривается, что Общество в ходе проверки и при рассмотрении итоговых материалов проверки заявляло о недостоверности сведений в представленных им документах, в том числе в регистрах бухгалтерского и налогового учета, равно как и об их несоответствии действительности или первичным документам.

В этой связи апелляционная инстанция правомерно отклонила как ничем не обоснованный вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств использования налоговым органом при проведении проверки первичных документов заявителя.

Таким образом, в соответствии с подпунктом 12 пункта 3 статьи 100 НК РФ налоговый орган в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения изложил обстоятельства вменяемого Обществу правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой на основании первичных документов и иных сведений, полученных Инспекцией в полном объеме.

С учетом всего вышеизложенного апелляционный суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что оспариваемое Решение Инспекции соответствует нормам налогового законодательства и не нарушает права и законные интересы Общества.

Факты удержания НДФЛ с выплаченного работникам дохода и неправомерного его неперечисления Обществом в бюджет в установленной налоговым органом и не опровергаемой заявителем сумме подтвержден всей совокупностью полученных в рамках выездной налоговой проверки документов.

При расчете пеней за несвоевременное перечисление удержанного НДФЛ Инспекция учитывала период, за который выплачивалась зарплата, и дату ее выплаты (приложения к оспариваемому решению № 2, 4 и 6).

Общество в опровержение указанных дат выплаты заработной платы представило в суд первой инстанции расходные кассовые ордера, платежные ведомости на выплату заработной платы за апрель 2009 года, согласно которым выплата заработной платы за апрель 2009 года производилась 03.06.2009, 05.06.2009, 10.06.2009, 11.06.2009, 13.06.2009, 17.06.2009, 24.06.2009, в то время как Инспекция учла в качестве расчетной даты по задолженности по налогу 10.06.2009 (дата выплаты заработной платы). Более того, в апелляционном суде заявитель стал утверждать, что у него вообще не определены дни выплаты заработной платы, а потому выплаты производились практически ежедневно.

Апелляционная инстанция правомерно не приняла такие доводы заявителя, во-первых, потому что они отражают только один период (апрель 2009 года; такие доказательства в отношении иных периодов отсутствуют); во-вторых, признавая факт недоимки, налоговый агент в силу прямого указания закона несет обязанность по возмещению потерь бюджета путем самостоятельного начисления и уплаты соответствующей суммы пеней. Следовательно, признавая наличие задолженности перед бюджетом в указанной в представленных в Инспекцию налоговых документах сумме, Общество обязано было представить свой расчет исчисленных им пеней по имеющейся у него задолженности.

С учетом изложенного правильным является вывод апелляционного суда о том, что в данном случае Общество не подтвердило нарушение его прав и обязанностей произведенным налоговым органом способом начисления суммы пеней как не соответствующей реальной сумме потерь бюджета.

В этой связи апелляционный суд законно и обоснованно отказал Обществу в признании недействительным решения Инспекции в части начисления пеней, недостоверность размера которых в рамках судебного разбирательствам налоговым агентом не опровергнута, и в части применения к заявителю ответственности по статье 123 НК РФ с учетом положений статей 112 и 114 НК РФ (размер ее уменьшен с учетом смягчающих обстоятельств). Кассационная инстанция обращает внимание на то, что арифметический расчет начисленных сумм пеней и налоговой санкции в рамках налоговой проверки Обществом не оспаривался.

Доводы подателя жалобы не опровергают выводы, сделанные апелляционным судом на основании установленных и подтвержденных материалами дела обстоятельств, а фактически направлены на их переоценку, что не входит в предмет кассационного производства в силу статьи 288 АПК РФ.

Ввиду изложенного кассационная инстанция не усматривает оснований для отмены обжалованного судебного акта апелляции, а потому жалоба Общества подлежит отклонению.

При подаче кассационной жалобы Общество уплатило 2000 руб. государственной пошлины по платежному поручению от 05.07.2011 № 1072. Однако согласно пункту 12 статьи 333.21 НК РФ размер государственной пошлины по кассационной жалобе в случае оспаривания ненормативного акта налогового органа составляет для него 1000 руб. Следовательно, Обществу надлежит возвратить 1000 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной при подаче кассационной жалобы

Руководствуясь статьей 286 и пунктом 1 части первой статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

Постановил:

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2011 по делу № А13-9650/2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Агрофирма «Северная ферма» – без удовлетворения.

Возвратить закрытому акционерному обществу «Агрофирма «Северная ферма» (Вологодская область, Вологодский район, с. Макарово, ОГРН 1063529010951) из федерального бюджета 1000 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной при подаче кассационной жалобы.

Председательствующий Н.А. Морозова

Судьи Е.В. Боглачева

Никитушкина