Судебная власть

По гражданскому делу № 2-1/11. Решение от 30 мая 2011 года № 2-1/11. Московская область.

« 21 » апреля 2011 года Павлово-Посадский городской суд Московской области в составе председательствующего, федерального судьи Копиной Е.В.

с участием адвоката Устьева Л.Г.,

представителя по доверенности Вихрева П.В.,

при секретаре судебного заседания Киселеве Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гершович Л.Г. и ООО «***» к Дорохину Н.В. о возмещении убытков, причиненных пожаром и признании ничтожным договора аренды нежилого помещения, заключенным между Дорохиным Н.В., с одной стороны, и, ООО «***», с другой, от ДД.ММ.ГГГГ, судебных расходов, а также компенсации за потерю времени и по встречному иску Дорохина Н.В. к Гершович Л.Г. о признании договора аренды нежилой площади между Гершович Л.Г., с одной стороны, и, ООО «***» с другой стороны, от ДД.ММ.ГГГГ незаключенным,

Установил:

Истцы Гершович Л.Г. и ООО «***» обратились в суд с иском к Дорохину Н.В. о возмещении ущерба, причиненного предметам обстановки (оборудованию) и части нежилого здания, принадлежащих Гершович Л.Г. на сумму *** руб., а также товару, находящемуся в помещении магазина «***», принадлежащему ООО «***» на сумму *** руб..*** коп.., в результате пожара в торговом павильоне по адресу: *** у магазина «***», ссылаясь на то, что истец Гершович Л.Г. является собственником торгового оборудования и изолированной части нежилого здания (торгового павильона), расположенного по адресу: *** (у магазина «***»). В ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ в указанном здании произошел пожар, в результате которого части торгового павильона и расположенному в нем оборудованию, принадлежащему Гершович Л.Г., а также товару, принадлежащему ООО «***», причинен материальный ущерб, который находится в причинно-следственной связи, с имевшим место, в помещении ответчика в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, пожаром.

В ходе судебного разбирательства по делу, после отмены ранее состоявшегося решения *** городского суда от ДД.ММ.ГГГГ, истцы, в лице Гершович Л.Г., действующему в интересах себя и ООО «***», пользуясь правом, предусмотренным ст. 39 ГПК РФ, неоднократно дополнял и увеличивал размер исковых требований, окончательно заявив к взысканию с ответчика Дорохина Н.В. материальный ущерб от повреждений имущества, товара и части нежилого здания, а также упущенную выгоду, в связи с пожаром, и признание ничтожным договора аренды нежилого помещения от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным между Дорохиным Н.В., с одной стороны, и, ООО «***», с другой, а также денежную компенсацию за потерю времени и судебные расходы по делу.

В судебном заседании истец Гершович Л.Г., действуя в своих интересах, а также в интересах ООО «***», будучи единственным учредителем и директором этого общества, и его представители по доверенности и ордерам – адвокаты Устьев Л.Г. и Эдельсон Б.М., поддержали исковые требования в полном объеме, пояснив, что истец Гершович Л.Г. и ответчик Дорохин Н.В. являются собственниками двух изолированных частей одноэтажного нежилого здания, расположенного по адресу: *** (у магазина «***»), где в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ внутри торгового помещения ответчика произошел пожар, открытое пламя которого, через перекрытия крыши, перекинулось на часть помещений истца, арендуемых ООО «***» под магазин «***».

В результате торговый павильон и торговое оборудование, принадлежащие Гершович Л.Г., полностью сгорели, также сгорел и товар, принадлежащий ООО «***», в связи с чем ООО «***», кроме прямого ущерба, причинены убытки в виде упущенной выгоды за период восстановительного ремонта с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, из-за невозможности осуществления торгово-закупочной деятельности в магазине «***» по указанному выше адресу. Кроме того, полагают, что представленный ответчиком договор аренды нежилого помещения от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ответчиком Дорохиным Н.В.(арендодателем) с одной стороны, и, ООО «***» (арендатором), с другой, с целью возложения ответственности за причиненный ущерб на ООО «***», является ничтожным, поскольку переданное в аренду имущество не принадлежит истцу, а названный выше договор не предусматривает арендной платы, что противоречит ст. ст.606, 609 ГК РФ, при этом наличие договора аренды, истцы считают не освобождает ответчика Дорохина Н.В. от гражданской ответственности, в связи с чем обязанность по возмещению причиненного истцам ущерба должна быть возложена на ответчика, как на собственника торгового павильона, в котором произошел пожар, поскольку в ходе судебного разбирательства по делу заключением пожарно-технической экспертизы установлена его вина, и не представлено доказательств, того, что пожар произошел не по вине ответчика (презумпция виновности). Согласно заключениям судебной товароведческой и строительно-технической экспертиз установлен размер убытков - в виде материального ущерба от повреждений части одноэтажного нежилого здания, который составляет *** руб; в виде стоимости восстановительного ремонта части нежилого здания истца, который также составляет *** руб; в виде ущерба от повреждений оборудования, размещенного в части нежилого здания в размере ***руб.; в виде ущерба повреждением товара, находившегося в части нежилого здания, арендуемого ООО «***», который составляет *** руб.; а также, в виде упущенной выгоды в размере *** руб., возникшей в связи с невозможностью осуществления торгово-закупочной деятельности на период проведения восстановительного ремонта.

Кроме того, истцы просят взыскать с ответчика судебные расходы по делу - в виде оплаченной государственной пошлины при обращении в суд в сумме *** руб., оплате расходов на проведение судебной товароведческой экспертизы, возложенные на него определением суда, в сумме *** руб., оплате услуг представителей в сумме *** руб.

В судебное заседание третье лицо по первоначальному иску - ООО «***», представитель по доверенности Муховикова С.Н. не явилась, извещена судом надлежащим образом, причины неявки суду не сообщила, в связи с чем, суд счел возможным рассмотреть дело в ее отсутствие. Согласно пояснениям Муховиковой С.Н., данными в ранее состоявшихся судебных заседаниях, исковые требования Гершович Л.Г. и ООО «***» не поддержала, мотивируя тем, что истцами не доказана вина ответчика и не доказан заявленный размер причиненного ущерба.

Ответчик Дорохин Н.В. и его представитель по доверенности Вихрев П.В. иск не признали, ссылаясь на то, что вины ответчика в причинении истцу ущерба не имеется, поскольку пожар возник в помещении с *** года арендуемом ООО «***», следовательно, считают, что надлежащим ответчиком должно быть ООО «***», а не Дорохин Н.В., как собственник части нежилого здания.

Вместе с тем, не согласны с возложением ответственности на основании заключения пожарно-технической экспертизы, поскольку в деле имеются сведения о поджоге, а, кроме того, не согласны с позицией истцов о противоправности поведения ответчика в соответствии с нормами КоАП РФ, так как к административной ответственности привлекаются владельцы, а не собственники имущества.

Кроме того, ответчик и его представитель считают, что проведенным судебным разбирательством не подтвержден заявленный истцами размер причиненного ущерба, так как после произошедшего пожара ими не проведена полная инвентаризация имущества и товара, а также заявленный размер ущерба определялся истцами на основании заключения Торгово-Промышленной Палатой, сотрудником которой является супруга истца.

В ходе судебного разбирательства ответчиком Дорохиным Н.В. заявлен встречный иск к Гершович Л.Г. о признании договора аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ между Гершович Л.Г., с одной стороны, и, ООО «***» с другой стороны, незаключенным.



В обоснование встречных исковых требований ссылается на то, что указанный договор, представленный истцом Гершович Л.Г. в обоснование правомерности заявленных ООО «***» требований о возмещении ущерба, причиненного товару, находящемуся в магазине «***», согласно которого Гершович Л.Г., действуя в интересах ООО «***», как директор, составил договор аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ между собственником части здания Гершович Л.Г. (Арендатором), и, ООО «***» в лице директора ООО - Гершович Л.Г.(Арендодателя), не может быть признан заключенным, поскольку совершен с нарушением действующего законодательства, так как в силу ч.1 ст. 654 ГК РФ существенным условием договора аренды здания или сооружения является арендная плата, что не предусмотрено данным договором, и следовательно, иметь правовых последствий.

В судебном заседании ответчик по встречному иску Гершович Л.Г., действуя в интересах ООО «***», как единственный учредитель и директор этого общества, и его представители по доверенности и ордерам – адвокаты Устьев Л.Г. и Эдельсон Б.М., встречное исковое требование не признали, пояснив, что оснований для признания спорного договора аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ между Гершович Л.Г., с одной стороны, и, ООО «***» с другой стороны, незаключенным, не имеется, так как указание о его безвозмездности, лишь указывает на то, что стороны по договору пришли к такому соглашению об арендной плате.

Выслушав объяснения сторон, допросив свидетелей, экспертов, проверив материалы дела, оценив, представленные суду доказательства по правилам ст.67 ГПК РФ в их совокупности и взаимосвязи, суд приходит к следующему.

Предметом спора по настоящему делу, является требование о взыскании с ответчика убытков на сумму ***руб. в качестве возмещения прямого материального ущерба движимому и недвижимому имуществу истца Гершович Л.Г. и ООО «***», причиненного в результате пожара в одноэтажном нежилом здании, расположенном по адресу: ***, состоящим из двух изолированных частей.

Собственником левой части одноэтажного нежилого здания, расположенного по адресу: ***, является истец по первоначальному и ответчик по встречному иску - Гершович Л.Г., собственником другой - (правой) части одноэтажного нежилого здания является ответчик по первоначальному и истец по встречному иску Дорохин Н.В.

В ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ в магазине «***» ООО «***», расположенного по адресу: *** (у магазина «***»), произошел пожар, в результате которого части нежилого здания и оборудованию, принадлежащему Гершович Л.Г., а также товару, принадлежащему ООО «***» причинен материальный ущерб.

Обращаясь в суд с иском Гершович Л.Г. и ООО «***», заявили о взыскании с ответчика Дорохина Н.В. полного возмещения причиненных им убытков на основании ст.ст. 15, 1064 ГК РФ.

Исходя из положений указанных норм права, для наступления деликтной ответственности за причинение вреда необходимо одновременное наличие трех условий: доказанность противоправных действий ответчика, размера ущерба, вины причинителя вреда и наличие причинной связи между противоправными действиями ответчика и наступившими последствиями.

В иске истец Гершович Л.Г. указал на то, что в результате пожара, произошедшего, по его мнению, по вине ответчика Дорохина Н.В., нежилому помещению, принадлежащему Гершович Л.Г. и переданному ООО «***» в лице директора Гершович Л.Г. по договору аренды от ДД.ММ.ГГГГ, причинен ущерб. При этом ответчик Дорохин Н.В. возражал против предъявленных к нему требований, мотивируя отсутствия своей вины в произошедшем пожаре, возбуждением ДД.ММ.ГГГГ по факту пожара следственным отделом ОВД по *** муниципальному району *** уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.*** ст. *** УК РФ. Однако, в связи с не подтверждением в ходе проведенного следствия факта умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, путем поджога, данное уголовное дело было прекращено за отсутствием события преступления.

Так, в ходе судебного разбирательства по делу, в силу заявленных исковых требований истцы Гершович Л.Г. и ООО «***» были обязаны доказать наличие и размер реального ущерба, противоправность действий Дорохина Н.В. и его вину в причинении убытков, а также причинную связь между незаконными действиями ответчика и возникшим ущербом.

Согласно ст.15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещением убытков в меньшем размере.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Исходя из содержания данной нормы права, в предмет доказывания по настоящему делу входит установление обстоятельства о том, является ли ответчик Дорохин Н.В. причинителем вреда, возникшего в связи с пожаром в нежилом помещении, расположенном по адресу: *** (у магазина «***»).

С целью установления фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, суд назначил проведение по делу судебной пожарно-технической, строительно-технической и товароведческой экспертиз.

В качестве доказательства виновности ответчика в причинении вреда, истец ссылается в иске на нарушение им правил пожарной безопасности, что влечет за собой административную ответственность, предусмотренную КоАП РФ, однако в нарушение требований ч.1 ст. 56 ГПК РФ, данный довод истца Гершович Л.Г. и его представителей не подтвержден надлежащими доказательствами.



Вместе с тем, истец ссылается, на полученное судом заключение пожарно-технической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ государственного учреждения Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, как на доказательство вины ответчика, в котором указывается, что очаг пожара, произошедшего в ночь на ДД.ММ.ГГГГ в одноэтажном нежилом здании по адресу: *** (у магазина «***»), находился в торговом зале магазина ООО «***» (помещение № по плану БТИ) за стеллажом, расположенном левее прохода из торгового зала в коридор (помещение № по плану БТИ), о чем свидетельствует особенности термических повреждений оборудования и строительных конструкций: наличие признаков очагового конуса на стенке стеллажа, образование которого вызвано горением конструкции стены, находившейся за стеллажом; образование сквозных повреждений в потолочном перекрытии в зоне очагового конуса в отличие от конструкций новой крыши; большая степень обугливания сохранившихся досок потолка по сравнению с расположенными выше досками обрешетки старой крыши, как признак распространения горения из помещения 1-го этажа на чердак. Результаты оценки огнестойкости новой крыши и перекрытия, отделяющего помещения первого этажа магазина от чердака, показали, что в случае возникновения пожара снаружи здания или на чердаке разрушение крыши должно было произойти раньше, чем разрушение перекрытия с распространением пожара на 1–й этаж строения. В действительности разрушение крыши над магазином ООО «***» не произошло, а в потолочном перекрытии образование сквозных повреждений имеет место, что также подтверждает факт возникновения пожара в помещении магазина. Начавшись за стеллажом торгового зала ООО «***», горение по стенке, выполненной из сгораемых материалов, распространилось вверх на потолочное перекрытие и далее по сгораемым конструкциям – в пространство между перекрытием и обрешеткой старой кровли. Поскольку доски обрешетки старой кровли не были уложены вплотную друг к другу, а металлические листы старой кровли над территорией магазина ООО «***» отсутствовали, пожар быстро перекинулся в пространство между старой и новой крышами и на несущие конструкции новой крыши. Тушение пожара было начато, когда только началось распространение пожара по чердачному помещению во всех направлениях от места над очагом пожара. В случае возникновения пожара снаружи павильона у северо-западного угла крыши при длине павильона 17м, линейной скорости распространения горения при пожарах по сгораемым конструкциям крыш и чердаков 1,5-2м/мин, за 10-20 мин от момента обнаружения пожара продавцом ФИО1(***ч.***мин-***ч***мин) до прибытия пожарных(***ч.***мин) горение должно было распространиться по чердаку на расстояние 15м и более, т.е. в начале тушения пожар уже должен был протекать на чердаке над магазином «***», чего в действительности не было. Новая крыша была разобрана пожарными до достижения фронтом горения чердака над магазином «***» (пространства между старой и новой крышами). Проникновение горения на территорию магазина «***» произошло по потолочному перекрытию и конструкциям старой крыши (в пространстве между потолочным перекрытием и старой крышей), поскольку над магазином «***» металлический настил старой кровли был сохранен, а его разборка пожарными во время пожара и проливка водой конструкций под настилом оказались затруднительными. Проведенными исследованиями признаки возникновения пожара снаружи или внутри павильона в результате внесения источника зажигания (поджога) не обнаружены. Причиной возникновения пожара наиболее вероятно, послужило воздействие на сгораемые конструкции стены торгового зала, расположенной за стеллажом, источника зажигания в виде теплового проявления электротока при аварийном режиме в проложенной по этой стене электропроводке (том ***, л.д. ***).

Учитывая, пояснения эксперта ФИО2 в судебном заседании (т*** л.д.***), из которых следует, что выводы основаны на материалах дела и представленных по ходатайству эксперта дополнительных материалах, а также то, что данное заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, в силу ст. 67 ГПК РФ не может рассматриваться в качестве основополагающего доказательства виновности ответчика по делу, учитывая, что выводы эксперта, содержащиеся в заключении, в части установления причины пожара, носят вероятностный характер и не позволяет однозначно установить причину пожара, произошедшего в нежилом помещении, расположенном по адресу: *** (у магазина «***»).

В соответствии с п.2 ст. 1064 ГК РФ лицо причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Из содержания данной правовой нормы следует, что вина причинителя вреда предполагается, и это лицо должно доказать отсутствие своей вины.

Принимая во внимание, что доводы ответчика Дорохина Н.В. и его

представителя о причастности к пожару третьих лиц, в частности, представленная суду копия протокола «явка в повинной» от осужденного ФИО3, в совершении поджога магазина на ***, поступившая из мест лишения свободы ***, не подтверждена какими либо доказательства, а, кроме того, опровергается выводами заключения пожарно-технической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, в части механизма возникновения и распространения пожара.

Вместе с тем, наличие предполагаемой вины причинителя вреда, при отсутствии доказательств его не причастности, не освобождает истца от доказывания наличия вреда и его размера.

Ст.1082 ГК РФ предусмотрено, что, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст.15 ГК РФ).

Истцы Гершович Л.Г. и ООО «***» в рамках заявленных исковых требований обязаны доказать наличие и размер реального ущерба, а также неполученных доходов, противоправность действий Дорохина Н.В. и его вину в причинении убытков, а также причинную связь между незаконными действиями ответчика и возникшим ущербом.

Как следует из представленного суду в обоснование своих требований при обращении в суд заключения эксперта № Восточной межрайонной Торгово-промышленной Палаты Московской области об определении размера ущерба, причиненного имуществу и нежилому помещению – магазина «***» по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ размер ущерба, нанесенного имуществу и строению магазина «***», расположенного по адресу: ***( у магазина «***») составляет: *** рубля, в том числе стоимость ущерба, нанесенного имуществу Гершович Л.Г., в результате пожара – *** руб. Стоимость вреда, нанесенного строению магазина «***» составляет *** руб., опровергнутое показаниями допрошенной в качестве специалиста – оценщика ФИО4, Актом осмотра нежилых помещений магазина «***», имущества и товара, находящихся в магазине «***» ДД.ММ.ГГГГ, заключением судебной товароведческой экспертизой № и заключением судебной строительно-технической экспертизы №

В соответствии со ст. 12 Федерального закона РФ от 21.11.1996г. № 129-фз «О бухгалтерском учете» для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности организации обязаны проводить инвентаризацию имущества и обязательств, в ходе которой проверяются и документально подтверждаются их наличие, состояние и оценка. При этом, порядок и сроки проведения инвентаризации определяются руководителем организации, за исключением случаев, когда проведение инвентаризации обязательно, в том числе, в случае стихийного бедствия, пожара или других чрезвычайных ситуаций, вызванных экстремальными условиями, что также подтверждается «Положением о ведении бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации», утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.1998г. №34н, определяющим порядок организации и ведения бухгалтерского учета, составления и представления бухгалтерской отчетности юридическими лицами по законодательству Российской Федерации, независимо от их организационно-правовой формы, а также взаимоотношения организации с внешними потребителями бухгалтерской информации (п.26).

При этом согласно п.2.7 «Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств», утвержденных Приказом Минфина РФ от 13.06.1995г. №49 фактическое наличие имущества при инвентаризации определяют путем обязательного подсчета, взвешивания, обмера.

В ходе судебного разбирательства из пояснений в качестве специалиста – оценщика ФИО4 (т.*** л.д.***; т.*** л.д.***) установлено, что при проведении работ по установлению размера ущерба, ею ДД.ММ.ГГГГ был проведен осмотр помещений, подвергшихся пожару, о чем составлен Акт осмотра, в который были внесены данные визуального осмотра помещений, оборудования и товара. При этом детального описания степени и объема повреждений указанного имущества, количества и степени годности остатков товара не производилось.

Оспаривая заключение № Восточной межрайонной Торгово-промышленной Палаты Московской области об определении размера ущерба, причиненного имуществу и нежилому помещению – магазина «***» по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, по мотивам заинтересованности, в виду нахождения супруги истца в трудовых отношениях с данной организацией, судом назначались к проведению судебные строительно-техническая и товароведческая экспертизы.

Согласно заключения эксперта № ООО «***» (т.***.д.***) и пояснений экспертов ФИО6 и ФИО5 в судебном заседании (т.*** л.д.***) установлено, что определить сумму ущерба не представляется возможным, в виду утраты до назначения судом экспертизы данных о товаре и оборудовании на момент пожара, то есть отсутствия среди представленных материалов данных полной инвентаризации оборудования, основных средств и товара, проведенной непосредственно после причинения ущерба, то есть пожара, что предусматривается действующим законодательством, а указанные в заключении данные об ущербе являются расчетными и предположительными.

Из заключения эксперта № ООО «***», представленных уточнений к данному заключению, в связи с обнаружением арифметических ошибок, (т.*** л.д.***) и пояснений экспертов ФИО6 и ФИО5 в судебном заседании (т.*** л.д.***) установлено, для определения стоимости ущерба и восстановительной стоимости объекта, пострадавшего в результате пожара, необходимо составление дефектной ведомости с описанием пострадавших элементов конструкций и их объемов, которые не были представлены в материалах дела, в связи с чем в указанных выше заключениях представлены данные по укрупненным показателям восстановительной стоимости здания, что является расчетными данными.

Вместе с тем, суд критически относится к размеру упущенной выгоды, в виде недополученного дохода ООО «***» от отсутствия торговой деятельности, рассчитанной экспертами в заключении №, поскольку основано на применении усредненных показателей выручки от продажи товара и коэффициента рентабильности предприятия(***), что соответствует из пояснений экспертов, торговле алкогольной продукцией, однако в ходе судебного разбирательства установлено, что магазин «***» осуществлял розничную торговлю продуктами питания и алкогольной продукцией.

Кроме того, судебным разбирательством установлено, что истец Гершович Л.Г. является собственником еще *** продовольственных магазинов на территории г. ***, осуществляющих торговлю аналогичными товарами, что и торговый павильон, подвергшийся пожару, что не оспаривается истцом. Однако, после произошедшего пожара в торговом павильоне магазина «***» отсутствовали остатки товара, что подтверждено показаниями оценщика ФИО4, пояснившей в судебном заседании, что на момент осмотра остатков товара не было, предположив, что все сгорело. Вместе с тем, из показаний свидетелей ФИО8 и ФИО7 установлено, что они, будучи работниками другого магазина, принадлежащего Гершович Л.Г. после случившегося пожара в торговом павильона магазина «***», явились очевидцами завоза в магазин остатков товара из магазина, подвергшегося пожару, что указывало на копоть стеклянной тары алкогольной продукции, удаляемую ими с помощью моющих средств, а также часть продуктов питания, размещенных в корзинах из морозильных камер.

Учитывая, что представленные заключения экспертов № и №, в силу ст. 67 ГПК РФ не могут рассматриваться в качестве основополагающих доказательств размера причиненного материального ущерба по делу, а также тот факт, что выводы экспертов, содержащиеся в заключениях, носят расчетный (вероятностный) характер и не позволяют однозначно установить размер причиненного материального ущерба, подлежащего взысканию, в результате пожара, произошедшего в нежилом помещении, расположенном по адресу: *** (у магазина «***»), при таких обстоятельствах, суд считает доводы истца о размере заявленного материального ущерба, причиненного пожаром, не доказанными.

В ходе судебного разбирательства по делу сторонами по делу оспариваются представленные ими в материалы дела договора аренды от ДД.ММ.ГГГГ и от ДД.ММ.ГГГГ

При этом Гершович Л.Г. заявлено требование о признании договора аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между Дорохиным Н.В. и ООО «***», ничтожным, а, в свою очередь, Дорохин Н.В. подачей встречного требования, просит признать договор аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ, между Гершович Л.Г. и ООО «***», незаключенным.

Изучая представленные суду вышеназванные договора в совокупности с иными материалами дела, суд приходит к следующему.

Согласно договора аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ гражданин Российской Федерации Дорохин Н.В. (Арендодатель) предоставил ООО «***» в лице директора Дорохина Н.В.(Арендатор) безвозмездно во временное пользование сроком на *** месяцев, часть нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, магазин «***» у д.***, общей площадью *** кв.м., в том числе торговой площадью *** кв.м., что подтверждается приложенным Актом приема-передачи арендуемого имущества от ДД.ММ.ГГГГ

Истец Гершович Л.Г. оспаривая указанный договор аренды, ссылается на то, что данный договор представлен ответчиком Дорохиным Н.В. с целью возложения ответственности за причиненный ущерб на ООО «***», как на юридическое лицо, владеющее частью нежилого помещения на условиях аренды, является ничтожным, поскольку переданное в аренду имущество не принадлежит истцу, а названный выше договор не предусматривает арендной платы, что противоречит ст. ст.606, 609 ГК РФ.

Согласно ст. 606 Гражданского кодекса РФ по договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

Кроме того, п. 1 ст. 432 ГК РФ гласит, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Как следует из договора аренды нежилого помещения, объект аренды расположен по адресу: ***, магазин «***» у д***.

Из пояснений Дорохина Н.В. установлено, что на основании Постановления Главы *** муниципального района *** от ДД.ММ.ГГГГ № объектам недвижимости, находящихся в собственности Дорохина Н.В. присвоены адреса: нежилому зданию гражданского назначения, общей площадью *** кв.м, лит. «***» - ***; а части нежилого здания гражданского назначения, лит. «***» (помещения №), общей площадью *** кв.м – ***

Свидетельства о регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ Дорохину Н.В. на праве собственности принадлежит часть здания гражданского назначения - торговый павильон, общей площадью *** кв.м., состоящая из лит.»***» (помещений 5***), расположенной по адресу: ***

Учитывая, что спорный договор аренды от ДД.ММ.ГГГГ, составлен до принятия решения о присвоении нового адреса объектам недвижимости, принадлежащим на праве собственности Дорохину Н.В., доводы истца о непринадлежности ответчику Дорохину Н.В., переданного в аренду объекта недвижимости, и как следствие, о ничтожности данного договора аренды, суд считает не состоятельным.

Кроме того, в материалах рассматриваемого дела отсутствуют доказательства того, что оспариваемый договор аренды от ДД.ММ.ГГГГ исполнялся сторонами, так как сторонами по данному договору, по сути, являлось одно и то же лицо.

При таких обстоятельствах, доводы истца о ничтожности договора аренды нежилого помещения от ДД.ММ.ГГГГ., суд считает не состоятельными. При изложенных обстоятельствах, суд считает, такой договор не является заключенным.

Как установлено из материалов дела ДД.ММ.ГГГГ ООО «***» в лице единственного учредителя и директора Гершович Л.Г. безвозмездно арендовала у гражданина РФ Гершович Л.Г. во временное пользование сроком на *** месяцев часть нежилого помещения общей площадью *** кв.м., расположенного по адресу: ***, о чем составлен договор аренды нежилой площади.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в изолированной части нежилого здания, принадлежащего Гершович Л.Г., был размещен магазин «***» ООО «***», также принадлежащий Гершович Л.Г.

Ответчиком Дорохиным Н.В. заявлен встречный иск к Гершович Л.Г. о признании договора аренды нежилой площади между Гершович Л.Г., с одной стороны, и, ООО «***» с другой стороны, от ДД.ММ.ГГГГ незаключенным, ссылаясь на то, что указанный договор, представленный истцом Гершович Л.Г. в обоснование правомерности заявленных ООО «***» требований о возмещении ущерба, причиненного товару, находящемуся в магазине «***», согласно которого Гершович Л.Г., действуя в интересах ООО «***», как директор, составил договор аренды нежилой площади от ДД.ММ.ГГГГ между собственником части здания Гершович Л.Г. (Арендатором), и, ООО «***» в лице директора ООО - Гершович Л.Г.(Арендодателя), не может быть признан заключенным, поскольку совершен с нарушением действующего законодательства, так как в силу ч.1 ст. 654 ГК РФ существенным условием договора аренды здания или сооружения является арендная плата, что не предусмотрено данным договором, и, следовательно, иметь правовых последствий не может.

Как предусмотрено ч.1 ст. 607 Гражданского кодекса РФ в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).

Из свидетельства от ДД.ММ.ГГГГ о регистрации права Гершович Л.Г. принадлежит на праве собственности нежилое помещение – торговый павильон, общей площадью *** кв.м., лит. «***» (помещения ***) и лит. «***» (помещения ***), расположенные по адресу: ***, у магазина «***».

В соответствии с условиями оспариваемого договора аренды от ДД.ММ.ГГГГ предметом данного договора является часть нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, общей площадью *** кв.м.

В соответствии с ч. 1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

В силу абз. 1 п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. При этом, абз.2 той же нормы права определяет, что существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как указывает ч. 2 ст. 431 ГК РФ, если правила, содержащиеся в ч. 1 данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства.

Так, суд считает, что в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. К таким данным относятся местонахождение объекта, его площадь, технические характеристики и иные индивидуализирующие признаки. Таким образом, объектом аренды может быть лишь индивидуально-определенное имущество.

Как установлено судебным разбирательством, определяя объект договора аренды (нежилого помещения) путем указания в договорах аренды адреса здания, где расположено передаваемое в аренду помещение, и площади этого помещения, выявлено несоответствие переданного Гершович Л. Г. в аренду имущества, а именно, индивидуальных характеристик объекта аренды, принадлежащему арендодателю на праве собственности, а также несоответствие площади переданного в аренду части нежилого помещения, принадлежащему арендодателю на праве собственности.

Кроме того, установлено, что арендная плата по договору аренды не устанавливалась, в связи с чем, не представляется возможным установить фактическое исполнение условий аренды. Вместе с тем договор аренды от ДД.ММ.ГГГГ, по сути, составлен между одним и тем же лицом, что указывает на его фиктивность, так как органами государственной регистрации не зарегистрирована аренда указанного помещения в качестве обременения объекта недвижимого имущества, что не оспаривается Гершович Л.Г.

Как установлено ч.1 ст.2 Федерального закона РФ от 21.07.1997 N 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним“, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

В соответствии со ст. 131 ГК РФ государственной регистрации подлежат ограничения вещных прав.

Ограничения (обременения) - наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, концессионного соглашения, ареста имущества и других).

Так, в ходе судебного разбирательства по делу в обоснование своих доводов о надлежащем заключении как Гершович Л.Г., так и Дорохиным Н.В. оспариваемых договоров аренды, суду не представлены доказательства государственной регистрации обременений на объекты недвижимости (аренды), принадлежащих Гершович Л.Г. и Дорохину Н.В. на праве собственности частей нежилого помещения – торгового павильона.

При изложенных обстоятельствах, суд считает, такой договор не является заключенным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ,

Решил:

В удовлетворении исковых требований Гершович Л.Г.

о взыскании с Дорохина Н.В. в пользу Гершович Л.Г. убытков: в виде материального ущерба от повреждений части одноэтажного нежилого здания торгового павильона, расположенного по адресу: *** у магазина «***», причиненного пожаром в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, в сумме *** рублей; в виде стоимости восстановительного ремонта необходимого для восстановления части торгового павильона, расположенного по адресу: *** у магазина «***», причиненного пожаром в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, в сумме *** рублей; в виде компенсации стоимости оборудования, размещенного в части одноэтажного нежилого здания торгового павильона, расположенного по адресу: *** у магазина «***», причиненного пожаром в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, в сумме *** рублей;

о взыскании с Дорохину Н.В. в пользу Общества с ограниченной ответственностью «***» убытков: в виде материального ущерба от повреждений товара, находящегося в магазине «***», расположенном в части одноэтажного нежилого здания торгового павильона, расположенного по адресу: *** у магазина «***», причиненного пожаром в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, в *** рубля; в виде неполученных доходов, в связи с пожаром в ночь с *** на ДД.ММ.ГГГГ, в размере *** рублей;

о взыскании с Дорохина Н.В. в пользу Гершович Л.Г. расходов по оплате государственной пошлины в сумме *** рублей; оплате услуг представителей в сумме *** рублей; расходов по экспертиз в сумме *** рублей;

о взыскании с Дорохина Н.В. в пользу Гершович Л.Г. компенсации за потерю времени в сумме *** рублей;

о признании ничтожным договора от ДД.ММ.ГГГГ аренды нежилой площади, заключенный между Дорохиным Н.В. (Арендодателем), с одной стороны, и, Обществом с ограниченной ответственностью «***» (Арендатор), с другой стороны – ОТКАЗАТЬ.

Встречные исковые требования Дорохина Н.В. удовлетворить.

Признать незаключенным договор от ДД.ММ.ГГГГ аренды нежилой площади, заключенный между Гершович Л.Г. (Арендодателем), с одной стороны, и, Обществом с ограниченной ответственностью «***» (Арендатор), с другой стороны.

Взыскать с Гершович Л.Г. в пользу Российского Федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации расходы за производство экспертизы (заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ) в сумме *** рублей *** копеек, в том числе НДС -18%, перечислив указанную сумму через любое отделение Сбербанка России или почтовое отделение на расчетный счет РФЦСЭ по следующим реквизитам:

Получатель платежа –УФК по *** (РФЦСЭ при Минюсте Россиии),

ИНН-***,

КПП-***,

р/с-***

л/сч- ***

БИК ***

ОКАТО-45286555000

п*** разРешение № от ДД.ММ.ГГГГ

(наименование платежа - эксперта №)

Обеспечительные меры от ДД.ММ.ГГГГ -отменить.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский областной суд в течение 10 дней через Павлово-Посадский городской суд.

Председательствующий Е.В. Копина