Судебная власть

Постановление апелляции от 19.06.2009 №А40-95600/2008. По делу А40-95600/2008. Российская Федерация.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

127994, Москва, ГСП -4, проезд Соломенной Сторожки, 12

адрес веб-сайта: http://9aas.arbitr.ru

Постановление

№ 09АП-9184/2009-АК

г. Москва Дело № А40-95600/08-139-456

«19» июня 2009 года

Резолютивная часть постановления объявлена «11» июня 2009 года

Постановление изготовлено в полном объеме «19» июня 2009 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Нагаева Р.Г.,

судей Яковлевой Л.Г., Сафроновой М.С.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Соколиной М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 2 на Решение Арбитражного суда г. Москвы от 06.04.2009 по делу № А40-95600/08-139-456, принятое судьей Корогодовым И.В., по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Саратов» о признании незаконным решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 2 от 30.06.2008 № 257/14 «О привлечении налогоплательщика, плательщика сборов, налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения», за исключением начисления пени по налогу на доходы физических лиц в размере 500,19 руб.,

при участии в судебном заседании:

от заявителя – Григорьевой Т.А. по дов. № 28-10/727 от 31.12.2008, Чимидовой Г.С. по дов. № 28-10/731 от 31.12.2008, Булатовой С.Е. по дов. № 28-10/25 от 12.01.2009, Гавриловой Н.А. по дов. № 28-10/26 от 12.01.2009;



от заинтересованного лица – Почионова А.М. по дов. № 04-17/01432 от 23.01.2009, Даршт С.А. по дов. № 04-17/000046 от 11.01.2009, Михайловой М.П. по дов. № 04-17/009774 от 02.04.2009, Комисаровой Н.Д. по дов. № 04-17/001662 от 27.01.2009,

Установил:

Решением от 06.04.2009 Арбитражный суд г. Москвы заявленные ООО «Газпром трансгаз Саратов» требования удовлетворил в полном объеме. Межрегиональная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 2 не согласилась с Решением суда первой инстанции и подала апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных ООО «Газпром трансгаз Саратов» требований. В судебном заседании представители налогового органа поддержали доводы апелляционной жалобы.

Представители заявителя полагают Решение суда обоснованным и правомерным, апелляционную жалобу – не подлежащей удовлетворению. Отзыв на апелляционную жалобу представлен.

Проверив в порядке статьей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность принятого решения, заслушав пояснения представителей сторон, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества за период с 01.01.2005 по 31.12.2006, по результатам которой составлен акт от 11.04.2008 № 134/14 и, с учетом возражений на акт, вынесено Решение от 30.06.2008 № 257/14 «О привлечении налогоплательщика, плательщика сборов, налогового агента к ответственности за совершение налогового правонарушения» (т. 2 л.д. 121-150, т. 3 л.д. 1-115).

Апелляционный суд отклоняет доводы инспекции, изложенные в апелляционной жалобе, по следующим основаниям.

Инспекция в жалобе приводит аналогичные доводы, изложенные в оспариваемом решении налогового органа.

По налогу на прибыль

По пункту 1.1 решения – нецелевое использование инвестиционных средств

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что в 2005-2006 годах заявитель использовал не по целевому назначению денежные средства в размере 73 432 013,17 руб. и 110 427 688,47 руб., полученные от ОАО «Газпром» в рамках инвестиционного договора. В связи с этим инспекцией сделан вывод о занижении внереализационных доходов и доначислен налог на прибыль за 2005 год в размере 17 623 683,16 руб. и за 2006 год в размере 26 502 645,23 руб.

По мнению налогового органа, на денежные средства, перечисленные ОАО «Газпром» (инвестор), общество приобретало материалы для собственных нужд и для реализации сторонним организациям; занималось реализацией материалов, приобретенных на средства инвестора; не осуществляло раздельный учет материалов, приобретенных на собственные средства и на средства инвестора.

Апелляционный суд отклоняет указанные доводы налогового органа, считает их несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с подпунктом 14 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования.

Согласно пункту 14 статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде использованных не по целевому назначению имущества (в том числе денежных средств), работ, услуг, которые получены в рамках благотворительной деятельности, целевых поступлений, целевого финансирования.



Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между заявителем и ОАО «Газпром» заключен договор от 09.08.1999 № 53-561 (т. 3 л.д. 116-131), в соответствии с которым ОАО «Газпром» (инвестор) поручает, а заявитель (заказчик) принимает на себя обязательства по реализации инвестиционных проектов на строительство и сдачу в эксплуатацию объектов (пункт 2.1. договора). Перечень объектов, входящих в инвестиционные проекты, в 2005 году установлен соглашением № 12 от 28.09.2005 к инвестиционному договору, в 2006 году – соглашениями № 13 от 01.03.2006, № 14 от 05.10.2006 (т. 9 л.д. 26-54).

В соответствии со статьей 6 инвестиционного договора в обязанности инвестора входит осуществление финансирования строящихся объектов путем перечисления денежных средств на расчетный счет заказчика для последующих расчетов с субъектами инвестиционной деятельности, приемка в эксплуатацию и на баланс законченных строительством объектов. Заказчик, в свою очередь, обязан обеспечить процесс реализации инвестиционного договора и передать инвестору законченные строительством объекты.

С этой целью инвестор ежемесячно осуществляет инвестиции в объемах необходимых для оплаты фактически выполненных работ субъектами инвестиционной деятельности (пункт 6.3. договора), а заказчик использует средства, направляемые на капитальные вложения, по целевому назначению (пункт 7.20. договора). При этом инвестор осуществляет контроль за целевым использованием средств, направляемых на капитальные вложения (пункт 6.11. договора).

С учетом этого общество ежегодно представляет в ОАО «Газпром» отчеты об освоении капитальных вложений (т. 7 л.д. 4-13), в которых отражаются сведения о полученном от ОАО «Газпром» целевом финансировании, об освоенных заявителем капитальных вложениях, а также об остатках неиспользованных целевых средств. Заявитель также представляет инвестору акты приемки законченных строительством объектов по форме КС-14, которые утверждаются ОАО «Газпром», отчеты о расходовании целевых денежных средств (реестры к сводным счетам-фактурам и справки о сметной и фактической стоимости – т. 8 л.д. 30-42).

Ежемесячно и по итогам года заявитель проводит сверку расчетов с ОАО «Газпром» по инвестиционному договору, что подтверждается актами сверки, согласно которым отсутствуют расхождения между данными ОАО «Газпром» и данными заявителя по поступлению и расходованию инвестиционных средств (т. 7 л.д. 14-131, т. 8 л.д. 1-29).

При этом в силу подпункта 14 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации целевое назначение передаваемого в качестве финансирования имущества определяется инвестором при передаче денежных средств и не относится к компетенции налогового органа.

Кроме того, в письме от 24.02.2009 № 03/0900-1 ОАО «Газпром» указало, что цели, на которые выделяются денежные средства, определяет ОАО «Газпром» как инвестор, выделяющий целевое финансирование. ОАО «Газпром» осуществляет контроль за целевым использованием этих средств (пункт 6.11 договора). Контроль за соблюдением заказчиками-застройщиками целевого назначения полученных на возведение объектов финансовых средств (целевого финансирования) осуществляется со стороны ОАО «Газпром» и в ходе реализации договора, и на момент передачи построенного объекта от заказчика инвестору.

Между ОАО «Газпром» и заказчиком составляются ежемесячные и сводные ежегодные акты сверки задолженности. Закрытие задолженности заказчика по суммам целевого финансирования осуществляется по завершении строительства инвестиционных объектов, когда заказчиком формируется акт приемки законченных строительством объектов, сводная справка о сметной и фактической стоимости строительства, сводный счет-фактура, выставляемый заказчиком инвестору, и реестр документов, прилагаемый к счету-фактуре.

Учитывая изложенное подтверждаю, что в 2005-2006 годах ООО «Газпром трансгаз Саратов» не допускалось нецелевого использования средств, перечисленных ОАО «Газпром» в рамках договора на реализацию инвестиционных проектов № 53-561 от 09.08.1999. Все средства, перечисленные ОАО «Газпром» по договору № 53-561 от 09.08.1999, использованы ООО «Газпром трансгаз Саратов» строго по назначению, определенному ОАО «Газпром» (т. 7 л.д. 1-2).

Таким образом, вывод инспекции о нецелевом использовании заявителем выделенных инвестором средств противоречит фактическим обстоятельствам.

Судом установлено, что договор на реализацию инвестиционных проектов, заключенный заявителем с ОАО «Газпром», не предполагает осуществление инвестиций в форме капитальных вложений в материалы, предназначенные для перепродажи покупателям, подрядчикам.

В рамках договора на реализацию инвестиционных проектов обществу поручено капитальное строительство инвестиционных объектов. В инвестиционном договоре предусмотрена обязанность заказчика обеспечивать строящиеся объекты материалами (пункт 7.4. договора). Однако формы, в рамках которых заказчик должен выполнять указанную обязанность, не определены.

При этом ОАО «Газпром» не выделяло денежных средств заявителю на приобретение материалов. Материалы приобретены обществом за счет собственных средств по договору с ООО «Газкомплектимпэкс» от 03.03.2003 № 50-014/60-19ТГ (т. 9 л.д. 1-13) и проданы в рамках своей торговой деятельности лицам, принимавшим участие в реализации инвестиционных проектов, что является одной из надлежащих форм обеспечения исполнения функций заказчика по инвестиционному договору.

Инвестиционный договор не предполагает возмещение заявителю затрат на приобретение материалов для перепродажи покупателям, подрядчикам (пункт 6.3. договора), что подтверждается отчетами о расходовании целевых денежных средств (реестрами к сводным счетам-фактурам), из которых следует, что заявитель отчитывается перед ОАО «Газпром» исключительно за выполненные работы и оборудование, а не за приобретение материалов, т.е. затраты по приобретению строительных материалов не передаются заказчиком в ОАО «Газпром» и не засчитываются в погашение обязательств заказчика по целевому использованию выделенных ему инвестиционных средств.

Таким образом, довод инспекции о необходимости ведения раздельного учета по приобретенным материалам является несостоятельным.

В то же время, как правильно установлено судом первой инстанции, заявителем осуществляется раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования согласно подпункту 14 пункта 1 статьи 251 Налогового кодекса Российской Федерации.

Так, при поступлении средств целевого финансирования они отражались в бухгалтерском учете общества по кредиту счета 76.72 «Расчеты по строительству объектов по инвестиционным договорам с внутригрупповыми организациями» в корреспонденции со счетами учета денежных средств и иного имущества. Сдача законченных строительством объектов инвестору и, соответственно, закрытие задолженности перед инвестором отражалось в учете заявителя по дебету счета 76.72 в корреспонденции со счетом 08 «Вложения во внеоборотные активы» (т. 12 л.д. 18-23, т.8 л.д. 97-123).

Кроме того, налоговым органом не учтено, что в рамках своей коммерческой деятельности общество осуществляет также различные виды деятельности, одним из которых является реализация строительных материалов покупателям.

Так, по договору с ООО «Газкомплектимпэкс» от 03.03.2003 № 50-014/60-19ТГ заявитель приобретал материалы за счет собственных средств и продавал их (с торговой наценкой) в рамках своей торговой деятельности, в т.ч. лицам, принимавшим участие в реализации инвестиционных проектов (т. 12 л.д. 24-26).

Наличие собственных средств для ведения такой подтверждается справкой о поступлении собственных денежных средств за 2005-2006 года (т. 8 л.д. 43-96).

Также судом апелляционной инстанции отклоняется довод инспекции, согласно которому на приобретение материалов заявителем использованы инвестиционные средства.

Судом установлено, что денежные средства, как собственная выручка заявителя, так и средства по инвестиционному договору, поступают в безналичном виде на общий расчетный счет общества и обезличиваются.

Поступившие от ОАО «Газпром» денежные средства становятся собственностью заявителя, поскольку они не обособлены от имущества заявителя, на них может быть обращено взыскание по обязательствам заявителя, в том числе, по обязательствам перед бюджетом.

Данный вывод подтверждается правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 20.11.2007 № 3151/07, в соответствии с которым полученные обществом от инвестора денежные средства составляют имущество самого общества, а не инвестора (т. 18 л.д. 118-120).

Указание в платежных поручениях при расчетах за материалы кода инвестиционной стройки не свидетельствует о нецелевом использовании инвестиционных средств, а подтверждает осуществление заявителем управленческого учета в рамках выполнения функций заказчика по обеспечению строящихся объектов материалами.

Согласно условиям инвестиционного договора средства, поступившие от ОАО «Газпром», являются возвратными, то есть общество обязуется осуществить строительство инвестиционного объекта и передать его в собственность инвестору. Общество использовало полученные от ОАО «Газпром» средства на собственные нужды, а впоследствии при расчетах за выполненные работы по строительству объекта возвратило израсходованные суммы.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доначисление налога на прибыль в размере 44 126 328,39 руб. является неправомерным.

По пункту 1.5 решения – ремонт газоперекачивающих агрегатов

В ходе выездной налоговой проверки установлено неправомерное включение обществом в расходы по налогу на прибыль затрат на ремонт газоперекачивающих агрегатов ГТК-10-4 и ГТ-750-6 путем замены регенераторов (воздухоподогревателей).

По мнению инспекции, заявителем выполнены не ремонтные работы, а произведено техническое перевооружение основных средств, в связи с чем доначислен налог на прибыль за 2006 год в размере 58 502 245,56 руб.

Арбитражный апелляционный суд отклоняет данный довод инспекции по следующим основаниям.

Судом установлено, что в нарушение положений статьи 100, пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации изложенные в акте и решении выводы сделаны без полного документального подтверждения фактов, свидетельствующих о техническом перевооружении газоперекачивающего агрегата (ГПА) в результате выполненных работ по замене регенераторов.

В соответствии с пунктом 2 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации к техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Как усматривается из материалов дела, между заявителем и ДОАО «Центрэнергогаз» заключен договор от 05.12.2005 № 50-002-06/1725 на капитальный ремонт газоперекачивающих агрегатов (т. 9 л.д. 55-77). Капитальный ремонт проводился путем замены неисправных пластинчатых регенераторов на трубчатые.

Согласно ГОСТ 23290-78 «Установки газотурбинные стационарные. Термины и определения» газоперекачивающий агрегат (ГПА) представляет собой энергетическую установку, предназначенную для повышения давления в магистральном газопроводе и состоящую из стационарной газотурбинной установки (привод) и приводимой машины (нагнетатель).

Регенератор (воздухоподогреватель) является элементом газотурбинной установки и предназначен для подогрева воздуха, поступающего в камеру сгорания, продуктами сгорания, выходящими из турбины. Указанную функцию выполняли как ранее установленные на ГПА пластинчатые регенераторы, так и установленные на ГПА в ходе ремонта трубчатые регенераторы.

Трубчатый регенератор предназначен для работы в составе газоперекачивающего агрегата типа ГТК-10-4 и ГТ-750-6 на компрессорных станциях, с возможностью установки на существующие фундаменты, вместо пластинчатого регенератора, трубчатый регенератор предназначен для подогрева воздуха после компрессора продуктами сгорания.

В результате выполненных работ ни компоновка ГПА, ни общая схема работы ГПА не претерпели изменений в связи с заменой пластинчатых регенераторов на трубчатые.

Работы по замене регенераторов не привели к увеличению технико-экономических показателей основных средств.

Регенератор в качестве основного средства (инвентарного объекта) не учитывается, поскольку является одной из составных частей газоперекачивающего агрегата. Основным средством является ГПА, что инспекцией не оспаривается.

Замененные в связи с износом регенераторы являются отдельными деталями ГПА, что подтверждается техническими условиями на установки газотурбинные ГТК-10-4 ТУ 108.641-77 (т. 12 л.д. 7-12), в соответствии с которыми в состав газотурбинных установок входят: блок турбогруппы (турбоблок); обшивка турбогруппы; устройство отсасывающее; смеситель; камера сгорания; шайбы дроссельные для дежурной горелки и для воспламенителя; секции воздухоподогревателя; маслопроводы с воздушными маслоохладителями; блок насосов с подогревом масла; инжектор и др.

Как следует из ТУ номинальная мощность ГПА типа ГТК-10-4 составляет 10 МВт (+,-5%), коэффициент полезного действия (КПД) не менее 30 процентов. Номинальная мощность ГПА типа ГТ-750-6 составляет 6 МВт, коэффициент полезного действия 27 процентов.

В результате выполненных работ основные технико-экономических показатели ГПА (мощность, КПД) не увеличились, что подтверждается «Теплотехническим расчетом энергетических характеристик и КПД газотурбинных установок ГТК-10-4 и ГТ-750-6 с пластинчатым и трубчатым регенератором», подготовленным Саратовским государственным техническим университетом (т. 9 л.д. 14-17).

Как следует из Теплотехнического расчета замена пластинчатых регенераторов на установках ГТК-10-4 и ГТ-750-6 на трубчатые регенераторы РВП-3600 и РВП-2400, соответственно, не приводит к увеличению эффективного КПД ГТУ по сравнению с паспортными значениями.

Таким образом, вывод налогового органа о том, что в результате спорных работ произошло увеличение мощности и КПД ГПА, противоречит материалам дела.

В силу статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации и ГОСТ 18322-78 (СТ СЭВ 5151-85) «Система технического обслуживания и ремонта техники. Термины и определения» под капитальным ремонтом понимается ремонт, выполняемый для восстановления полного или близкого к полному восстановлению ресурса изделия с заменой или восстановлением любых его частей, включая базовые.

В соответствии с пунктом 1.1 Правил производства работ при капитальном ремонте магистральных газопроводов ВСН 51-1-97, согласованных Госгортехнадзором России (письмо от 17.01.1997 № 10-03/18), под капитальным ремонтом магистрального газопровода понимается комплекс технических мероприятий, направленных на полное или частичное восстановление линейной части эксплуатируемого газопровода до проектных характеристик.

Следовательно, выполненные обществом работы не соответствуют понятию технического перевооружения, поскольку трубчатые регенераторы не являются применением передовой технологии, установленные регенераторы не обладают повышенными техническими характеристиками, в результате выполненных работ не повышаются технико-экономические характеристики работы ГПА.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что срок службы частей основного средства не может быть положен в основу вывода о техническом перевооружении.

Инспекцией не представлено доказательств, обосновывающих, каким образом данное обстоятельство может быть положено в основу квалификации спорных работ как работ по техническому перевооружению ГПА.

Судом установлено, что указанный налоговым органом в таблице срок является не сроком службы нового регенератора, а ресурсом регенератора. В отношении пластинчатых регенераторов инспекцией указан срок службы воздухоподогревателя 30-40 тыс. часов.

Согласно ГОСТ 27.002-89 «Надежность в технике» срок службы и ресурс являются различными (несопоставимыми) величинами. Как следует из пояснений к терминам ГОСТ 27.002-89 соотношение значений ресурса и срока службы зависит от интенсивности использования объекта, а полный срок службы, как правило, включает продолжительности всех видов ремонта.

Таким образом, вывод инспекции о различном сроке службы пластинчатых и трубчатых воздухоподогревателей не соответствует действительности.

В отношении увеличения температуры воздуха на входе и выходе из регенератора налоговым органом не учтено, что указанные характеристики приведены в качестве расчетных в технических условиях (ТУ) и не имеют прямого отношения к температурам, с которыми работает данный регенератор в составе ГПА ГТК-10-4 и ГТ-750-6. От регенератора не зависят такие характеристики, как температура воздуха на входе и температура продуктов сгорания на входе.

Налоговый орган указывает, что новые регенераторы имеют уменьшенный расход среды (воздуха – рабочего тела) и продуктов сгорания, что привело к повышению технико-экономических показателей ГПА. В отношении регенератора РВП-3600 – расход воздуха и продуктов сгорания равен 40,25 и 41,65 кг/с, соответственно, что почти в два раза меньше, чем у ранее установленного регенератора (77,78 и 80,5 кг/с, соответственно).

Данный довод обоснованно отклонен судом первой инстанции, как не соответствующий фактическим обстоятельствам.

Судом установлено, что ранее установленный пластинчатый регенератор (воздухоподогреватель) согласно комплектности турбоблока ГТК-10-4 по ТУ имеет две секции – левую и правую, что также подтверждается актами выполненных работ. Однако указанные налоговым органом данные приводятся только применительно к одной секции регенератора. Расход воздуха и продуктов сгорания в целом регенератора РВП-3600 равен 80,5 кг/с и 83,3 кг/с, соответственно, в связи с чем в результате замены у новых регенераторов не уменьшается расход среды.

Инспекция также указывает, что у ранее эксплуатировавшихся регенераторов степень регенерации составляла 0,7, а у новых она составляет 0,81.

Однако данное обстоятельство не является подтверждением того, что выполненные работы являются техническим перевооружением.

В силу положений пункта 2 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации для квалификации работ как техническое перевооружение необходимо увеличение показателей работы основного средства.

Основным средством в данном случае является ГПА, замененные регенераторы являются одной из его частей, не имеющих самостоятельного функционального назначения. Изменение в большую сторону параметров работы одной из частей основного средства без увеличения показателей работы самого основного средства (по сравнению с номинальными показателями) не является основанием для квалификации произведенных ремонтных работ как работ по техническому перевооружению.

Доказательств того, что выполненные работы привели повышению мощности и КПД ГПА в целом, инспекцией не представлено.

Кроме того, согласно актов выполненных работ (т. 9 л.д. 81-150, т. 10 л.д. 1-116), на которые ссылается налоговый орган, к замене регенераторов относятся акты № 5/3 от 29.09.2006, № 10/3 от 30.11.2006, № 5/1 от 31.10.2006, № 2 от 29.09.2006, № 1 от 31.08.2006, № 2 от 31.08.2006, № 1 от 31.07.2006, № 1 от 31.07.2006, № 1 от 31.07.2006, общая сумма расходов по которым составляет 94 872 679,21 руб. (налог – 22 769 443,01руб.).

Остальные акты выполненных работ не связаны с заменой регенераторов, поскольку по ним выполнены общеремонтные работы на ГПА (покраска, обезжиривание, теплоизоляция, очистка и др.), а также работы по ремонту турбоблоков и других частей ГПА, т.е. работы не связанные с заменой регенераторов.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доначисление налога в размере 58 502 245,56 руб. является неправомерным.

По пункту 1.6 решения – расходы по ремонту магистрального газопровода путем замены изоляционного покрытия на отдельных участках

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что общество в нарушение пункта 5 статьи 270, пункта 2 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации отнесло на затраты по статье «Расходы на ремонт основных средств» работы по замене поврежденного изоляционного покрытия на отдельных участках магистрального газопровода.

По мнению инспекции, обществом выполнен не ремонт, а техническое перевооружение магистрального трубопровода, поскольку новое изоляционное покрытие обладает лучшими защитными свойствами по сравнению со старой изоляцией, в связи с чем доначислен налог на прибыль в сумме 109 936 353,05 руб., в том числе за 2005 год в сумме 26 837 819,21 руб., за 2006 год в сумме 83 098 533,84 руб.

Апелляционный суд отклоняет указанные доводы налогового органа, считает их несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что замена изношенного изоляционного покрытия (переизоляция) с учетом пункта 2.2.8 Правил технической эксплуатации магистральных трубопроводов ВРД 39-1.10-006-2000 предполагает капитальный ремонт (т. 3 л.д. 135).

При этом пункт 4.37 «Правил технической эксплуатации и требований безопасности труда в газовом хозяйстве Российской Федерации», утвержденных приказом Росстройгазификации от 20.10.1991 № 70-П относит замену изоляции вместе с трубами или без них на отдельных участках газопроводов к капитальному ремонту.

В «Правилах производства работ при капитальном ремонте магистральных трубопроводов», согласованных Госгортехнадзором России письмом от 17.01.1997 (т. 3 л.д. 137-138) указано, что капитальный ремонт магистральных газопроводов включает в себя замену старой и дефектной изоляции, при этом изоляционно-укладочные работы выполняются в определенной последовательности: очистка трубопровода от старой изоляции, нанесение грунтовки, нанесение нового изоляционного покрытия.

Указанные акты не противоречат смыслу и содержанию положений статьи 260, пункта 2 статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации, а также пункту 72 приказа Минфина Российской Федерации от 20.07.1998 № 33н «Об утверждении методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств», вследствие чего ссылка на них суда первой инстанции не привела к ошибочным выводам в отношении характера произведенных работ.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции на основании сопоставления норм статей 257 и 260 Налогового кодекса Российской Федерации полагает, что проведение капитального ремонта основных средств в данном случае имело целью не изменение каких-либо характеристик магистральных газопроводов (стоимостных, эксплуатационных, технических и т.п.), а поддержание их как объектов основных средств в актуальном состоянии, позволяющем нормальную эксплуатацию.

При этом увеличение срока службы изоляционного покрытия и газопровода в целом, по мнению апелляционного суда, не может служить единственным и достаточным основанием для вывода о техническом перевооружении магистральных газопроводов. Применение заявителем тех или иных изоляционных материалов в связи с необходимостью безопасной и бесперебойной эксплуатации объектов основных средств правового значения для квалификации затрат по переизоляции к капитальному ремонту или техническому перевооружению, не имеет.

Кроме того, суд первой инстанции, относя спорные работы (затраты) к капитальному ремонту, правомерно принял во внимание письмо Федеральной службы по экологическому, техническому и атомному надзору от 21.10.2008 № 11-10/4240 (т. 9 л.д. 78-79) о том, что использование в процессе ремонтных работ современных изоляционных материалов с повышенными эксплуатационными характеристиками не приводит к повышению технико-экономических характеристик трубопровода. Работы по замене изоляции относятся к капитальному ремонту.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доначисление налога на прибыль в размере 109 936 353,05 руб., в том числе за 2005 год – 26 837 819,21 руб., за 2006 год – 83 098 533,84 руб., является неправомерным.

По налогу на добавленную стоимость

По пунктам 2.4 и 2.5 решения – доначисление НДС по расходам на капитальный ремонт

В жалобе налоговый орган указывает, что выводы суда о недействительности решения инспекции в части данных пунктов необоснованны по основаниям, указанным в пунктах 1.5 и 1.6 оспариваемого ненормативного правового акта.

Апелляционный суд отклоняет доводы инспекции, поскольку выводы инспекции о неправомерном применении заявителем налоговых вычетов по НДС, связанных с ремонтом газоперекачивающих агрегатов и ремонтом магистрального трубопровода путем замены изоляционного покрытия противоречат налоговому законодательству.

Суд первой инстанции со ссылкой на материалы дела и нормы статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации пришел к правильному выводу о правомерном применении заявителем налоговых вычетов, заявленных по спорным хозяйственным операциям.

При этом апелляционная инстанция отмечает, что указанные операции, отраженные в пунктах 1.5 и 1.6 решения инспекции реальны, соответствуют действительному экономическому смыслу, налог на добавленную стоимость уплачен поставщикам товаров (работ, услуг), претензий к счетам-фактурам не имеется.

Таким образом, доначисление налога за 2005-2006 года в размере 101 309 443,50 руб., начисление пеней и налоговых санкций является незаконным.

По налогу на доходы физических лиц

По пункту 3.1.1 решения – полнота и своевременность уплаты в бюджет НДФЛ администрацией

В отношении доводов инспекции о доначислении пени по НДФЛ в размере 38 888,20 руб. арбитражный апелляционный суд приходит к выводу о правомерности признания судом первой инстанции незаконности доначисления пени по следующим основаниям.

Инспекция указывает, что обществом при расчете пени не учена переплата по налогу на доходы физических лиц по состоянию на 01.01.2005 в сумме 43 434,43 руб.

Суд апелляционной инстанции отклоняет указанный довод как необоснованный.

Как следует из материалов дела, заявитель заключил договор добровольного страхования работников со страховой организацией ООО «СК СОГАЗ-«ЖИЗНЬ», предусматривающий выплаты по страховому случаю «Дожитие» (т. 19 л.д. 88-110).

На основании пункта 3 статьи 213 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются данные суммы страховых взносов, если указанные суммы вносятся за физических лиц из средств работодателя, и, соответственно, подлежат налогообложению НДФЛ в общеустановленном порядке.

При этом данная норма не предусматривает отнесение указанных сумм страховых взносов к доходам, полученным налогоплательщиком в натуральной форме. Страховые взносы оплачены на счет страховой компании, а не на счета налогоплательщиков, в связи с чем дата фактического получения дохода данных взносов не может быть определена в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 223 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно пункту 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам.

При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50 процентов заработной платы, причитающейся работнику (статья 138 Трудового кодекса Российской Федерации).

Страховые платежи в ООО «СК СОГАЗ-«ЖИЗНЬ» заявитель производил согласно графику платежей по договору. Суммы страховых платежей не связаны с размером заработной платы работников – источником удержания налога на доходы физических лиц. В случае если размер заработной платы работника был не достаточен для исполнения обязанности налогового агента в соответствии с пунктом 4 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации, сумма налога переносилась на следующий месяц, в котором налоговый агент будет выплачивать доход налогоплательщику.

Так как в соответствии со статьей 216 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым периодом является календарный год, то удержание налога на доходы физических лиц со страховых взносов, уплаченных из средств организации за работников в 2005 и 2006 годах, исчислен и удержан в полном размере в соответствующих налоговых периодах, что подтверждается реестрами сведений о доходах физических лиц и справками о доходах физических лиц по установленной форме 1-НДФЛ и 2-НДФЛ соответственно за 2005 и 2006 года.

Таким образом, начисление пеней в размере 38 888,20 руб. за несвоевременное перечисление НДФЛ со страховых взносов, уплаченных заявителем за работников, является неправомерным.

По налогу на добычу полезных ископаемых

По пункту 5 решения

В ходе выездной налоговой проверки установлен факт извлечения, оприходования, реализации и извлечения обществом газового конденсата из Степновской СПХГ.

По мнению инспекции, у заявителя имеется недоимка по НДПИ за 2005 год в сумме 412 879,5 руб., за 2006 год в сумме 555 253,60 руб., в связи с чем доначислен НДПИ в указанных суммах, начислены пени в сумме 331 459,47 руб., также заявитель привлечен к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату НДПИ в сумме 141 171,17 руб. и по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налоговых деклараций в сумме 1 595 378 руб.

Данный довод был предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно отклонен по следующим основаниям.

Как верно установлено судом, лицензия, предоставленная обществу на эксплуатацию Степновского ПХГ, не предусматривает добычу газового конденсата.

Пунктом 3 статьи 6 Закона от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» предусмотрена добыча полезных ископаемых, а пунктом 4 данной статьи – эксплуатация подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Таким образом, законодательно разграничены такие виды использования недр как добыча полезных ископаемых и эксплуатация подземных сооружений.

Заявитель эксплуатирует Степновское подземное хранилище газа на основании лицензии № СРТ 00536 ПГ (т. 6 л.д. 39, 40), в которой в качестве целевого назначения и видов работ указана лишь эксплуатация Степновского подземного хранилища газа (ПХГ).

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 336 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых признаются полезные ископаемые, добытые из недр на территории Российской Федерации на участке недр, предоставленном налогоплательщику в пользование в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Законодательством Российской Федерации регулируется, в том числе выдача лицензий на пользование недрами. Следовательно, для целей определения объекта обложения НДПИ необходимо исходить из содержания лицензии.

Таким образом, довод инспекции о том, что содержание подпункта 3 пункта 2 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации не свидетельствует о том, что определение вида добытого полезного ископаемого в целях исчисления НДПИ зависит от содержания лицензии на право пользования недрами, является несостоятельным.

Судом установлено, что право осуществлять добычу каких-либо полезных ископаемых, в частности, газового конденсата, лицензией № СРТ 00536 ПГ обществу не предоставлено.

Участок недр, на котором расположено хранилище, предоставлен заявителю для эксплуатации подземного хранилища газа, а не для добычи газового конденсата.

Нарушений пользования участком недр, на котором расположено Степновское ПХГ, уполномоченным государственным органом в сфере недропользования не выявлено, что подтверждается актом проверки Управления Росприроднадзора по Саратовской области (т. 6 л.д. 41-47).

Кроме того, на участке недр, на котором расположено Степновское ПХГ, отсутствуют запасы газового конденсата. Степновское подземное хранилище газа работает с 1973 года на базе выработанного нефте-газоконденсатного месторождения, в Технологическом регламенте эксплуатации установок подготовки газа Степновской СПХГ указано, что Степновское ПХГ работает на базе выработанного газоконденсатного месторождения.

Отсутствие на государственном балансе запасов газового конденсата по Степновскому нефте-газоконденсатному месторождению подтверждается протоколом от 31.08.1999 Комитета природных ресурсов по Саратовской области (т. 6 л.д. 48, 49).

Согласно статье 31 Закона от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» государственный баланс запасов полезных ископаемых ведется с целью учета состояния минерально-сырьевой базы. Он должен содержать сведения о количестве запасов каждого вида полезных ископаемых по месторождениям, об их размещении. Постановка запасов полезных ископаемых на государственный баланс и их списание с государственного баланса осуществляются в порядке, установленном федеральным органом управления государственным фондом недр по согласованию с органами государственного горного надзора.

Судом установлено, что в Степновское ПХГ закачивается газ, добываемый на северных месторождениях. Как следует из протокола от 31.08.1999 Комитета природных ресурсов, в связи со слабой подготовкой газа на северных месторождениях в закачиваемом в Степновское ПХГ газе очень высокое содержание тяжелых углеводородов (в частности, газового конденсата). При отборе из Степновской СПХГ газа в процессе его осушки выделяется газовый конденсат, который не относится к добыче минерального сырья, на что прямо указано в протоколе Комитета природных ресурсов от 31.08.1999.

Согласно Технологическому регламенту эксплуатации Степновского ПХГ (т. 11 л.д. 65-73) при отборе из хранилища газ поступает по внутрипромысловым шлейфам на ГРП-1,2.3,4 и, далее, на площадку установки подготовки газа к транспорту, которая состоит, в том числе из установки мехочистки (сепарации) газа. В разделе 4.1. Технологического регламента указывается, что на первой ступени сепарации газа (очистки газа от посторонних примесей), должно происходить выделение основного количества влаги, конденсата и метанола из газового потока.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что общество получает газовый конденсат в результате выполнения технологического цикла по хранению природного газа, ранее добытого другими юридическими лицами. Выделение конденсата при осуществлении одного из цикла эксплуатации ПХГ, не может рассматриваться в качестве добычи минерального сырья.

Вопрос, относится ли извлечение газового конденсата из Степновского ПХГ к добыче минерального сырья, рассмотрен Комитетом природных ресурсов по Саратовской области еще в 1999 году (т. 6 л.д. 48, 49).

По заключению уполномоченного государственного органа в сфере недропользования извлечение из Степновской СПХГ газового конденсата, привнесенного с газом северных месторождений, не относится к добыче минерального сырья. Комитет природных ресурсов указал, что за извлеченный конденсат на Степновском ПХГ общество не обязано платить отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (с 01.01.2002 данные платежи отменены в связи с введением НДПИ).

Таким образом, газовый конденсат на Степновском ПХГ не добывается, а извлекается из закаченного в ПХГ газа.

Судом установлено, что газовый конденсат получается в результате его скапливания в газопроводе (т. 11 л.д. 34-43). При ремонте газопровода, скопившийся конденсат удаляется, перевозится в емкости и в дальнейшем реализуется. Согласно п. 2.4. договора поставки, заключенному заявителем с ООО «Аттика-АМ» осуществлялась реализация конденсата, качество которого соответствует качеству, предъявляемому к отходам производства (т. 12 л.д. 143, 146).

Инспекция указывает, что реализация газового конденсата осуществлялась по договорам поставок углеводородосодержащих отходов, что в свою очередь также подтверждает неправомерность отнесения полученного на ПХГ конденсата к полезным ископаемым и необоснованность утверждения о добыче конденсата.

Согласно пункту 1 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемый период) полезным ископаемым признается продукция первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого – стандарту (техническим условиям) организации (предприятия).

Получаемый обществом газовый конденсат не отвечает установленному Налоговым кодексом Российской Федерации определению полезного ископаемого.

Инспекция в жалобе указывает, что факт извлечения газового конденсата подтверждается письменными объяснениями и пояснениями должностных лиц заявителя.

Вместе с тем, как верно указал суд первой инстанции, указанные пояснения не противоречат тому факту, что газовый конденсат содержится в газе, который закачивается в ПХГ.

Так, из пояснений начальника Степновского ПХГ Илларионова В.Т. следует, что выделение газового конденсата, а также метанола происходит при сепарации газа. Сепарация производится в отношении газа, который закачивается в ПХГ (как перед закачкой его в хранилище, так и после отбора из хранилища), что также подтверждает то обстоятельство, что газовый конденсат извлекается из газа, который закачивается в Степновское ПХГ и связано с тем, что газовый конденсат уже содержится в газе, который закачивается в хранилище.

Ссылка инспекции на справки об излечении конденсата попутно с газом, отчеты о движении нестабильного газового конденсата, справки химической лаборатории Степновского ПХГ, в которых указана на плотность газового конденсата, является несостоятельной, поскольку содержание названных документов не опровергает факт содержания газового конденсата в газе при его закачке в хранилище.

Таким образом, доначисление НДПИ по Степновской СПХГ является необоснованным.

Кроме того, доначисление обществу НДПИ, пеней и штрафов противоречит пункту 6 решения инспекции, в котором доначислены регулярные платежи за пользование недрами, предусмотренные подпунктом 3 пункта 2 статьи 43 Закона от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах», за эксплуатацию подземных сооружений, не связанную с добычей полезных ископаемых.

По пункту 6 решения – доначисление регулярных платежей за пользование недрами

Обществу доначислены регулярные платежи за пользование недрами в размере 4 365 548 руб., начислены пени, сумма которых в решении отсутствует, однако указано, что пени будут рассчитаны налоговыми органами по месту нахождения обособленных подразделений. Кроме того, общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, сумма штрафа составляет 680 313,13 руб.

По мнению инспекции, при исчислении при исчислении регулярных платежей за пользование недрами необходимо учитывать буферный газ.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с указанным доводом, поскольку как правильно Установилсуд первой инстанции, регулярными платежами за пользование недрами облагается только активный объем газа, в связи с этим доначисление заявителю регулярных платежей за пользование недрами произведено налоговым органом неправомерно.

Данный вывод по данному вопросу соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 10.02.2009 по делу № А40-41896/08-111-123.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции исследованы обстоятельства, имеющие значение по данному делу, дана надлежащая правовая оценка доводам налогового органа и имеющимся в деле доказательствам, доводы налогового органа не опровергают установленные обстоятельства и выводы суда первой инстанции, положенные в основу решения, вследствие чего апелляционная жалоба инспекции удовлетворению не подлежит.

Госпошлина по апелляционной жалобе подлежит распределению в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку в силу подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 25.12.2008 № 281-ФЗ) налоговые органы, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков, освобождаются от уплаты государственной пошлины, то государственная пошлина по апелляционным жалобам взысканию не подлежит.

С учетом изложенного и руководствуясь статьями 110, 176, 266, 267, 268, 269 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 06.04.2009 по делу №А40-95600/08-139-456 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

Председательствующий: Р.Г. Нагаев

Судьи: М.С. Сафронова

Л.Г. Яковлева

Телефон справочной службы суда – 4 (495) 987-28-00