Судебная власть

Постановление апелляции от 04.06.2009 №А21-10549/2008. По делу А21-10549/2008. Российская Федерация.

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50-52

http://13aas.arbitr.ru

Постановление

г. Санкт-Петербург

04 июня 2009 года

Дело №А21-10549/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июня 2009 года

Постановление изготовлено в полном объеме 04 июня 2009 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:



председательствующего Савицкой И.Г.

судей Зотеевой Л.В., Семеновой А.Б.

при ведении протокола судебного заседания: Карповой О.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-4993/2009) Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области на Решение Арбитражного суда Калининградской области от 18.03.09 по делу А21-10549/2008 (судья Залужная Ю.Д.), принятое

по заявлению открытого акционерного общества энергетики и электрификации «Янтарьэнерго»

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области

3-е лицо: Иванов Василий Алексеевич

о признании недействительным решения

при участии:

от заявителя: Федорова М.А. по доверенности от 12.01.09 № 57; Голарина Т.А. по доверенности от 01.01.09 № 320/3;



от заинтересованного лица: Соколова И.П. по доверенности от 19.06.06 № 240-к;

от 3-го лица: не явился, извещен;

Установил:

открытое акционерное общество энергетики и электрификации «Янтарьэнерго» (далее – общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольный службы по Калининградской области (далее – управление, антимонопольный орган) от 17.11.08.

Определением от 04.02.09 суд первой инстанции в порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) привлек к участию в деле, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета сп Ф.И.О. (далее – Иванов В.А., третье лицо), (том дела I, лист 89).

Решением от 18.03.09 суд заявленные требования удовлетворил.

В апелляционной жалобе управление, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, а также на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, просит Решение суда от 18.03.09 отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы ее податель указывает на следующее:

согласно пояснениям представителей общества, полученных в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, в конце 2007 года одна из присоединенных к сетям ОАО «Янтарьэнерго» организаций (общество с ограниченной ответственностью «Термопласт» (далее – ООО «Термопласт») отказалась от использования мощности 2 МВт на подстанции О-51. То есть, на момент повторного обращения Иванова В.А. к заявителю 18.07.08 с просьбой присоединить его электроустановку к сетям общества указанная мощность не была распределена, что свидетельствует о наличии у заявителя технической возможности на присоединение этой установки к своим сетям;

исходя из пунктов 14, 11 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.04 № 861 (далее - Правила), сетевая организация не вправе запрашивать у потребителей план местности или топографическую карту с указанием возможных точек присоединения. Общество, запросив у третьего лица такой документ, тем самым обязало его представить не предусмотренные Правилами сведения;

на подачу повторной заявки Ивановым В.А. на технологическое присоединение его электроустановки к сетям общества через трансформаторную подстанцию О-43, принадлежащую обществу с ограниченной ответственностью «Лукойл-Калининградморнефть» (далее – ООО «Лукойл-Калининградморнефть»), заявитель письмом от 27.08.08 № 3090 предложил третьему лицу получить разРешение (дополнительные технические условия) у собственника данной подстанции. Вместе с тем, положения Правил возлагают обязанность проведения согласований со смежными сетевыми организациями и владельцами объектов именно на сетевую организацию, которая рассматривает заявку на технологическое присоединение;

на момент подачи Ивановым В.А. указанной заявки общество располагало сведениями о полной нагрузке подстанции О-43, что подтверждается письмом ООО «Лукойл-Калининградморнефть» от 10.06.08. В то же время, учитывая, что с момента получения от ООО «Лукойл-Калининградморнефть» соответствующей информации до поступления заявки от третьего лица прошло более двух месяцев, общество не предприняло никаких мер по выяснению возможности изменения параметров работы подстанции О-43;

пункт 31 Правил предусматривает право, а не обязанность юридических и физических лиц обратиться в федеральный орган исполнительной власти по технологическому надзору для получения заключения о наличии (отсутствии) технической возможности технологического присоединения сетевой организацией;

в случае невозможности технологического присоединения электроустановки третьего лица к электрическим сетям через ближайшие подстанции сторонних организаций заявитель обязан был провести проверку возможности технологического присоединения через принадлежащие ему подстанции.

Следовательно, как полагает управление, приведенные выше обстоятельства в совокупности подтверждают факт неправомерного уклонения обществом от заключения с Ивановым В.А. договора на технологическое присоединение и, как следствие, нарушение заявителем антимонопольного законодательства.

В судебном заседании представитель управления поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Представитель общества просил оставить Решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Третье лицо, надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явилось, что в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) не может служить препятствием для рассмотрения дела без его участия.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.

Как усматривается из материалов дела, ОАО «Янтарьэнерго» является коммерческой организацией, осуществляющей деятельность по реализации электрической энергии, оказывающей услуги по передаче электрической энергии и занимающейся в предусмотренном законодательством порядке технологическим присоединением энергопринимающих устройств на территории п. Заречье Гвардейского района Калининградской области. Кроме того, общество в соответствии с приказом Федеральной службы по тарифам России от 22.01.07 № 9-э является гарантирующим поставщиком электрической энергии на территории Калининградской области. Таким образом, применительно к части 5 статьи 5 Федерального закона от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) общество занимает доминирующее положение на рынке оказания услуг по передаче электроэнергии. Поскольку оказание таких услуг в силу положений Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.04 № 861, обусловлено необходимостью технического присоединения энергопринимающих устройств потребителей к сетям энергоснабжающей организации, то заявитель является хозяйствующим субъектом, занимающей доминирующей положение на рынке по предоставлению услуг технологического присоединения на территории п. Заречье Гвардейского района Калининградской области.

20.06.07 Иванов В.А. подал в ОАО «Янтарьэнерго» заявку № 1006 на технологическое присоединение энергоустановки административно-бытового здания, предназначенного для ведения личного подсобного хозяйства, к его электрическим сетям (том дела I, лист 106).

Общество уведомило третье лицо о необходимости указания номера трансформаторной подстанции, к которой следует осуществить присоединение электропринимающего устройства, и отображения ее на топографической карте.

В качестве такой подстанции Иванов В.А. указал объект ТП 29-5 (подстанция О-51) (том дела I, лист 104).

Рассмотрев названную заявку, общество отказало третьему лицу в технологическом присоединении его энергоустановки ввиду отсутствия технической возможности для ее подсоединения к подстанции О-51 (письмо от 16.08.07 № 2144; том дела I, лист 105).

18.07.08 Иванов В.А. повторно подал в ОАО «Янтарьэнерго» заявку на технологическое присоединение к сетям последнего электроустановки, указав на плане расположения энергопринимающего устройства в качестве точки присоединения объект ТП 26-5 - подстанция О-43 «Ушаковская», собственником которой является ООО «Лукойл-Калининградморнефть» (том дела I, лист 71).

Письмом от 27.08.08 № 3090 заявитель предложил третьему лицу получить у ООО «Лукойл-Калининградморнефть» разРешение (дополнительные технические условия) и представить этот документ обществу для разрешения вопроса о технологическом присоединении к его электрическим сетям энергоустановки Иванова В.А. (том дела I, лист 73).

Посчитав, что общество необоснованно отказало ему в заключении договора на технологическое присоединение к электрическим сетям электроустановки, а также создало ему дискриминационные условия в виде требования о получении дополнительных технических условий у ООО «Лукойл-Калининградморнефть» - владельца подстанции О-43, Иванов В.А. направил жалобу в Управление ФАС России по Калининградской области.

Решением от 17.11.08 управление признало ОАО «Янтарьэнерго» нарушившим пункт 5 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ в части экономически и технологически необоснованного уклонения от заключения договора технологического присоединения к электрическим сетям (том дела I, листы 11-16). Этим же Решением антимонопольный орган прекратил рассмотрение дела в отношении общества по пункту 8 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ в связи с отсутствием нарушения антимонопольного законодательства.

24.10.08 между Ивановым В.А. и заявителем заключен договор технологического присоединения к электрическим сетям № 865/10/08 (том дела I, листы 78-80).

В то же время, не согласившись с законностью ненормативного акта управления, ОАО «Янтарьэнерго» обратилось в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что:

Иванов В.А. в целях подтверждения факта отсутствия (наличия) технической возможности технологического подключения его энергоустановки в порядке пункта 31 Правил в федеральный орган исполнительной власти по технологическому надзору не обращался;

антимонопольный орган также не осуществил никаких мероприятий по установлению названного выше обстоятельства;

отсутствие технической возможности технологического подключения энергоустановки третьего лица к подстанции О-51, принадлежащей ООО «Лукойл-Калининградморнефть», в период июнь-август 2007 года подтверждается письмом Управления по технологическому и экологическому надзору по Калининградской области от 15.12.08 № 7387;

исходя из представленной обществом переписки с ООО «Лукойл-Калининградморнефть», увеличение присоединяемой к подстанции О-43 мощности недопустимо ввиду отсутствия возможности вывода в ремонт оборудования и обеспечения надежности работы потребителей, ввиду чего письмо заявителя от 27.08.08 № 3090 с указанием необходимости получения третьим лицом у ООО «Лукойл-Калининградморнефть» разрешения (дополнительных технических условий) на технологическое присоединение энергоустановки нельзя рассматривать как возлагающее на Иванова В.А. дополнительной обязанности;

управление не представило доказательств того, что общество предъявило к третьему лицу требования о предоставлении документов, не перечисленных в подпунктах 8-14 Правил.

Таким образом, суд посчитал, что на момент обращения Иванова В.А. в ОАО «Янтарьэнерго» имелись объективные причины для отказа в технологическом присоединении его электроустановки к сетям общества, а при повторной подаче заявки возникли обстоятельства, требующие проверки и подтверждения смежной сетевой организацией (ООО «Лукойл-Калининградморнефть») технологической возможности присоединения. В этой связи суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности антимонопольным органом наличия в действиях заявителя пункта 5 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, заслушав мнение сторон, считает жалобу управления подлежащей удовлетворению на основании следующего.

Частью 5 статьи 5 Закона № 135-ФЗ предусмотрено, что доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.

Из содержания статьи 3, пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» (далее - Закон о естественных монополиях) следует, что субъектом естественной монополии является хозяйствующий субъект (юридическое лицо), занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии. Услуги по передаче электрической энергии отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

Вместе с тем, процесс передачи электрической энергии неразрывно связан с процессом технологического присоединения к электрическим сетям.

Так, согласно пункту 2 Правил недискриминационного доступа сетевые организации - это организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства, с использованием которых такие организации оказывают услуги по передаче электрической энергии и осуществляют в установленном порядке технологическое присоединение энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям.

В статье 3 Закона об электроэнергетике определено, что услугами по передаче электрической энергии является комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов.

В соответствии с пунктом 3 Правил сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им данных Правил и наличия технической возможности технологического присоединения.

Исходя из пункта 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике, пункта 10 Правил недискриминационного доступа и оказании этих услуг, договор на оказание услуг по передаче электрической энергии не может быть заключен ранее договора на технологическое присоединение энергопринимающих устройств физических и юридических лиц к электрическим сетям.

Таким образом, наличие отдельного вида экономической деятельности и, следовательно, отдельного рынка по оказанию услуг по технологическому присоединению, невозможно как с технической точки зрения, поскольку технологическое присоединение является обязательной составной частью единого технологического процесса по оказанию услуг по передаче электрической энергии, так и с юридической, поскольку законодатель, реализуя принцип достижения баланса интересов потребителей и субъектов естественных монополий, фактически исключил такую возможность, установив императивное требование об обязательности заключения договора на технологическое присоединение сетевой организацией, которой подана заявка, и обусловив возможность заключения договора на передачу электрической энергии, необходимостью заключения договора на технологическое присоединение.

В этой связи суд первой инстанции с учетом вышеприведенных положений пришел к правильному выводу, что ОАО «Янтарьэнерго» занимает доминирующее положение на рынке по предоставлению услуг по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к своим электрическим сетям на территории п. Заречье Гвардейского района Калининградской области.

В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или такое уклонение прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами.

В оспоренном решении и в апелляционной жалобе управление, квалифицируя действия заявителя как нарушение вышеприведенной нормы, сослалось на то, что общество, запросив у третьего лица при подаче им 20.06.07 соответствующей заявки план местности или топографическую карту с указанием возможных точек присоединения его энергоустановки, тем самым обязало его представить не предусмотренные Правилами сведения.

Суд первой инстанции отклонил данную позицию антимонопольного органа как неподтвержденную материалами дела.

Суд апелляционной инстанции находит данный вывод суда недостаточно обоснованным на основании следующего.

Согласно пункту 8 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) для заключения договора заявитель направляет заявку в сетевую организацию, к электрическим сетям которой планируется технологическое присоединение.

Сведения, которые подлежат обязательному указанию в подаваемой заинтересованным лицом заявке, перечислены в пункте 9 Правил, за исключением лиц, поименованных в пунктах 12 и 14 этих Правил.

Так, согласно пункту 14 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) в заявке, направляемой заявителем - физическим лицом в целях присоединения энергопринимающих устройств, используемых для бытовых нужд, должны быть указаны: а) фамилия, имя, отчество заявителя; б) место нахождения заявителя; в) сведения, указанные в подпунктах “б“, “и“ пункта 9 настоящих Правил; г) максимальная мощность энергопринимающих устройств.

Действительно, в подпункте «а» пункта 10 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) указано, что к заявке прилагается план расположения энергопринимающих устройств, которые необходимо присоединить к электрическим сетям сетевой организации. Приведенная норма в отличие от пункта 9 Правил не содержит таких исключений в отношении лиц, поименованных в пункте 14 Правил. В то же время подпункт «а» пункта 10 Правил не обязывает заинтересованное лицо указывать сетевой объект (точку присоединения), к которому следует осуществить присоединение электропринимающего устройства, а тем более отразить такой объект на топографической карте.

Наличие такой обязанности заинтересованного лица не закреплено и в пункте 14 Правил.

Более того, по смыслу подпункта «а» пункта 10 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) представление заинтересованным лицом плана расположения энергопринимающих устройств, которые необходимо присоединить к электрическим сетям сетевой организации, обусловлено именно необходимостью изучения такой организацией наличия точек подключения в зоне расположения энергопринимающих устройств подавшего заявку лица.

В соответствии с пунктом 11 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) сетевая организация не вправе требовать представления сведений, не предусмотренных этими Правилами.

Предусмотренный названной нормой запрет основан, прежде всего, на том, что сетевая организация, в отличие от заинтересованного лица, в силу специфики своей деятельности обладает достоверными сведениями о наличии ближайших точек подключения, их месторасположения по отношению к энергопринимающему устройству такого лица.

В этой связи апелляционная инстанция соглашается с выводом антимонопольного органа о том, что общество, запросив у Иванова В.А. план местности или топографическую карту с указанием возможных точек присоединения его энергоустановки, тем самым обязало его представить не предусмотренные Правилами сведения.

Из материалов дела видно, что основанием для отказа ОАО «Янтарьэнерго» от заключения с Ивановым В.А. договора на технологическое присоединение на момент подачи им заявки 20.06.07 послужило отсутствие технической возможности для подключения энергопринимающего устройства третьего лица к выбранной им подстанции О-51.

В подтверждение обоснованности своей позиции ОАО «Янтарьэнерго» представило в материалы дела письмо Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Калининградской области от 15.12.08 № 7387 (том дела I, листы 101-102). Согласно данному документу на подстанции О-51 установлено два трансформатора мощностью 10 МВА. Максимальная нагрузка трансформаторов подстанции, зафиксированная в течение 2007 года, составила 12,07 МВА. На декабрь 2007 года максимальная нагрузка по контрольному замеру составила 10,5 МВА. Поэтому с учетом выданных и действующих технических условий нагрузка на трансформатор превысит более чем на 30 процентов. В то же время в соответствии с пунктом 5.3.14 Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей Российской Федерации, утвержденных Приказом Министерства энергетике России от 19.06.03 № 229, для масляных трансформаторов допускается длительная перегрузка по току любой обмотки на 5% номинального тока ответвления. Таким образом, как указало Управление по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Калининградской области, с учетом максимальной нагрузки трансформаторов подстанции О-51, а также необходимость обеспечения подключенных потребителей в случае отключения одного трансформатора (ремонт, испытания, замена и т.п.), отсутствия других источников питания и срок службы трансформаторов техническая возможность технологического присоединения к подстанции 0-51 в июне-августе 2007 года отсутствовала.

Суд первой инстанции согласился с позицией общества о том, что отсутствие технической возможности на технологическое присоединение по смыслу пунктов 28, 29 Правил является достаточным основанием для отказа сетевой организации в заключении договора на технологическое присоединение.

Вместе с тем, судом необоснованно не принято во внимание, что в соответствии со статьей 26 Закона об электроэнергетики (в редакции, действовавшей в спорный период) технологическое присоединение энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации, и носит однократный характер. Указанный порядок регламентирует процедуру такого присоединения, предусматривает существенные условия договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, а также требования к выдаче индивидуальных технических условий для присоединения к электрическим сетям.

Любые юридические и физические лица имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств (энергетических установок) к электрическим сетям при наличии технической возможности для этого и соблюдении ими установленных правил такого присоединения. Отказ в технологическом присоединении при выполнении такими лицами указанных условий не допускается. Критерии наличия (отсутствия) технической возможности и правила технологического присоединения к электрическим сетям определяются Правительством Российской Федерации.

По своей правовой природе договор на технологическое присоединение является публичным.

Публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится. Отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается (пункты 1 и 3 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Действительно, в пункте 28 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) перечислены критерии наличия технической возможности технологического присоединения, которыми являются:

сохранение условий электроснабжения (установленной категории надежности электроснабжения и сохранения качества электроэнергии) для прочих потребителей, энергопринимающие установки которых на момент подачи заявки заявителя присоединены к электрическим сетям сетевой организации или смежных сетевых организаций;

отсутствие ограничений на присоединяемую мощность в объектах электросетевого хозяйства, к которым надлежит произвести технологическое присоединение;

отсутствие необходимости реконструкции или расширения (сооружения новых) объектов электросетевого хозяйства смежных сетевых организаций либо строительства генерирующих объектов для удовлетворения потребности заявителя.

В соответствии с пунктом 29 Правил в случае несоблюдения любого из указанных в пункте 28 названных Правил критериев считается, что техническая возможность технологического присоединения отсутствует.

Пункт 29 Правил в совокупности с пунктом 28 Правил определяют лишь критерии наличия (отсутствия) технической возможности технологического присоединения, однако, не предоставляют право сетевой организации отказать заинтересованному лицу в заключении публичного договора на технологическое присоединение при отсутствии технической возможности. Напротив, пункт 6 Правил прямо закрепляет обязательность для сетевой организации заключения соответствующего договора в установленные Правилами сроки.

Не предоставлено вышеназванное право сетевой организации и Законом об электроэнергетике.

Отсутствие соответствующей возможности является лишь фактором, исключающим обязанность сетевой организации осуществить технологическое присоединение в общем порядке, предусмотренном вторым разделом Правил.

В то же время, исходя из пункта 30 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период), отсутствие у сетевой организации технической возможности технологического присоединения энергопринимающего устройства заинтересованного лица через указанный им объект порождает у такой организации обязанность предложить этому лицу осуществить технологическое присоединение по индивидуальному проекту. И только в случае отказа заинтересованного лица осуществить расчеты за технологическое присоединение по индивидуальному проекту в размере, определенном уполномоченным органом, сетевая организация вправе отказать в заключении договора. Иных оснований для отказа законодательство в спорный период не содержало.

Следовательно, общество, установив отсутствие технической возможности на технологическое присоединение энергопринимающего устройства третьего лица, обязано было предложить последнему осуществить такое присоединение в порядке, закрепленном пунктом 30 Правил. Однако заявитель таких действий не предпринял, ограничившись лишь констатацией факта отсутствия у него соответствующей возможности.

Более того, как уже указывалось выше, выбор третьим лицом подстанции О-51 при подаче заявления 20.06.07 обусловлен именно незаконными действиями ОАО «Янтарьэнерго» по представлению не предусмотренными Правилами сведений, а именно: плана местности или топографической карты с указанием возможных точек присоединения его энергоустановки.

Апелляционный суд также соглашается с доводом управления о том, что общество не вправе было требовать от Иванова В.А. при подаче 18.07.08 заявки на технологическое присоединение его электроустановки к сетям заявителя через трансформаторную подстанцию О-43, принадлежащую ООО «Лукойл-Калининградморнефть», получить разРешение (дополнительные технические условия) у собственника данной подстанции.

Пунктом 3 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) определено, что сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им этих Правил и наличии технической возможности технологического присоединения.

В пункте 22 Правил (в редакции, действовавшей в спорный период) для физических лиц сетевая организация обязана в течение 15 рабочих дней с даты получения заявки направить для согласования проект договора и технических условий.

В случае если в ходе проектирования у заявителя возникает необходимость частичного отступления от технических условий, такие отступления должны быть согласованы с выдавшей их сетевой организацией с последующей корректировкой технических условий. При этом сетевая организация в течение 10 рабочих дней с даты обращения заявителя согласовывает указанные изменения технических условий (пункт 23 Правил).

Таким образом, анализ вышеприведенных норм позволяет сделать вывод о том, что обязанность по проведению согласований со смежными сетевыми организациями и владельцами объектов подключения, по разработке и получению технических условий возложена именно на сетевую организацию, которая рассматривает заявку на технологическое присоединение. Правила не содержат не только обязанности, но и права лица, подавшего заявку на технологическое присоединение, получать самостоятельно разРешение (согласовывать дополнительные технические условия) с собственником соответствующей точки присоединения.

В судебном заседании представитель общества также не смог дать пояснений со ссылками на нормы законодательства относительно права сетевой организации обязывать заинтересованное лицо согласовывать технические условия и получать разРешение у собственника, к объекту которого необходимо осуществить технологическое присоединение энергопринимающего устройства.

В этой связи апелляционная инстанция соглашается с доводом управления о том, что общество, предложив в письме от 27.08.08 № 3090 третьему лицу для технологического подключения его энергопринимающего устройства получить разРешение (дополнительные технические условия) у собственника трансформаторной подстанции О-43, тем самым возложило на Иванова В.А. не предусмотренную законодательством обязанность.

Кроме того, материалами дела подтверждается и заявителем не оспаривается, что на дату подачи третьим лицом заявки (18.07.08) и на момент направления обществом письма от 27.08.08 № 3090 ОАО «Янтарьэнерго» располагало сведениями о полной нагрузке трансформаторной подстанции О-43, принадлежащей ООО «Лукойл-Калининградморнефть» (письмо последнего от 18.08.08 № 4393 в ответ на запрос общества от 10.06.08 № 1929/4; том дела I, лист 74).

Суд апелляционной инстанции также учитывает, что, исходя из положений Правил и Закона об электроэнергетике, роль сетевой организации при осуществлении возложенной на нее обязанности по технологическому присоединению не сводится к пассивной оценке наличия или отсутствия технической возможности такого присоединения, а заключается именно в обеспечении права заинтересованного лица в установленных законодательством порядке и сроки на присоединение его энергопринимающего устройства.

Таким образом, оценив совокупность, систематичность и направленность действий заявителя с точки зрения соблюдения им антимонопольного законодательства по отношению к третьему лицу как экономически слабой и зависимой стороне, управление обоснованно расценило их как неправомерное уклонение ОАО «Янтарьэнерго» от заключения с Ивановым В.А. договора на технологическое присоединение к электрическим сетям и, как следствие, подпадающими под запрет, закрепленный в пункте 5 части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ.

Более того, как следует из материалов дела, после обращения Иванова В.А. в антимонопольный орган (12.09.06) ОАО «Янтарьэнерго» 24.10.08 заключило с третьим лицом договор № 865/10/08 технологического присоединения к электрическим сетям именно через объект ТП 29-5 (подстанцию О-51), (том дела I, листы 78-80). При этом в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о наличии дополнительных обстоятельств, позволивших обществу заключить такой договор позднее (отсутствие которых, действительно, препятствовало заявителю своевременно и в предусмотренном законодательством порядке вступить в договорные отношения с третьим лицом).

В пункте 5 Постановления от 30.06.08 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что антимонопольный орган в ходе контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, установив факт злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением (в том числе навязывание цены при заключении договора, неверное применение регулируемых цен (тарифов)), принимает меры по прекращению соответствующего нарушения и обеспечению условий конкуренции, а также по привлечению нарушителей к административной ответственности.

При таком положении, по мнению апелляционного суда, принятое в отношении ОАО «Янтарьэнерго» обжалованное Решение управления направлено на достижение макроэффекта и соответствуют целям и задачам антимонопольного контроля.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции считает Решение суда подлежащим отмене с вынесением нового судебного акта об отказе в удовлетворении заявления.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины по заявлению и апелляционной жалобе подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, пунктом 4 части 1 статьи 270, статьей 271, статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Калининградской области от 18.03.09 по делу А21-10549/2008 отменить.

В удовлетворении заявления о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольный службы по Калининградской области от 17.11.08 открытому акционерному обществу энергетики и электрификации «Янтарьэнерго» отказать.

Расходы по уплате государственной пошлины по заявлению в сумме 2000 рублей согласно платежному поручению от 29.12.08 № 7047 отнести на открытое акционерное общество энергетики и электрификации «Янтарьэнерго».

Взыскать с открытого акционерного общества энергетики и электрификации «Янтарьэнерго» в доход федерального бюджета 1000 рублей государственной пошлины по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

И.Г. Савицкая

Судьи

Л.В. Зотеева

А.Б. Семенова