Судебная власть

Постановление апелляции от 03.06.2009 №А40-94578/2008. По делу А40-94578/2008. Российская Федерация.

Д Е В Я Т Ы Й А Р Б И Т РА Ж Н Ы Й А П Е Л Л Я Ц И О Н Н Ы Й

суд

127994, Москва, ГСП -4, проезд Соломенной Сторожки, 12

адрес веб-сайта: http://9aas.arbitr.ru

Постановление

№ 09АП-8040/2009-АК

г. Москва

03 июня 2009 г. Дело № А40-94578/08-33-482

Резолютивная часть постановления объявлена 01 июня 2009 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 03 июня 2009 г.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:



Председательствующего судьи Яремчук Л.А.

судей: Седова С.П., Марковой Т.Т.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Прибытковым Д.П.

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной ИФНС России № 9 по Московской области

на Решение Арбитражного суда г. Москвы от 25.03.2009 г.

по делу № А40-94578/08-33-482, принятое судьей Черняевой О.Я.

по иску (заявлению) ООО «Орифлэйм Продактс»

к Межрайонной ИФНС России № 9 по Московской области

о признании частично недействительным решения

при участии в судебном заседании:



от истца (заявителя): Воинов В.В. по доверенности от 02.09.2008 г. № 28, ыдан 18.09.2002 г., Трофимова Е.С. по доверенности от 02.09.2008 г. № 28, ыдан 11.06.2004 г.

от ответчика (заинтересованного лица): Карева Ю.В. по доверенности от 28.10.2008г. № 03-13/0314, удостоверение УР № 318358

Установил:

ООО «Орифлэйм Продактс» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России № 9 по Московской области от 22.10.2008 г. № 210 в части отказа в возмещении НДС в размере 73 799 113 руб.

Решением суда от 25.03.2009 г. заявленные требования удовлетворены.

При этом суд исходил из того, что оспариваемое Решение Инспекции является незаконным, не соответствует действующему законодательству о налогах и сборах; заявителем соблюден установленных ст.ст. 171 и 172 НК РФ порядок применения налоговых вычетов о НДС.

Межрайонной ИФНС России № 9 по Московской области не согласилась с принятым Решением суда и подала апелляционную жалобу, в которой просит отменить Решение суда первой инстанции виду его незаконности и необоснованности, отказать в удовлетворении заявленных обществом требований в полном объеме, указывая на то, что оспариваемое по делу Решение в части отказа в возмещении НДС в размере 73 799 113 руб. является законным, соответствует Налоговому кодексу Российской Федерации.

ООО «Орифлэйм Продактс» представило письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором указывает, что заявитель надлежащим образом подтвердил правомерность своих требований, а Решение суда принято на основе правильного применения норм материального и процессуального права, в связи с чем, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Рассмотрев дело в порядке ст.ст. 266, 268 АПК РФ, заслушав объяснения представителя заинтересованного лица, поддержавшего доводы и требования апелляционной жалобы, заявителя, изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований к удовлетворению апелляционной жалобы и отмене или изменению решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и обстоятельствами дела.

При исследовании обстоятельств дела установлено, что 21.04.2008 г. заявитель представил в Межрайонную ИФНС России № 9 по Московской области уточненную налоговую декларацию по НДС за 4 квартал 2006 г., согласно которой сумма НДС, подлежащая вычету за спорный период, составила 162 178 261 руб., также заявитель с сопроводительными письмами от 19.05.2008 г., от 07.07.2008 г. представил необходимые документы по требованиям налогового органа № 155 от 04.05.2008 г., № 172 от 23.06.2008г.

11.09.2008 г. инспекцией принято Решение № 21 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля. Во исполнение требование инспекции от 30.09.2008г. заявителем допол­нительно представлены затребованные документы с сопроводительным письмом от 07.10.2008г.

По итогам рассмотрения материалов проверки с учетом возражений заявителя на акт налоговой проверки от 01.08.2008 г. № 119, а также результатов дополнительных мероприятий налогового контроля, 22.10.2008 г. налоговым органом принято Решение № 210 об отказе в привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным Решением на основании п.п. 1 п. 1 ст. 109 НК РФ отказано в привлечении общества к налоговой ответственности, также заявителю отказано в возмещении заявленных вычетов в размере 73 879 473 руб.

22.10.2008 г. инспекцией принято Решение № 124 о возмещении НДС в размере 88 298 788 руб.

Обществом оспаривается Решение инспекции от 22.10.2008 г. № 210 в части отказа в возмещении НДС в размере 73 799 113 руб.

Согласно ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение или совершили действия (бездействие).

Суд апелляционной инстанции считает, что налоговый орган не доказал соответствие оспариваемого ненормативного правового акта в обжалуемой части закону, а также наличие обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого по делу решения.

Налоговый вычет НДС, уплаченного в составе стоимости услуг по предоставлению персонала Компанией «Орифлэйм Продакт Поланд Сп. 3. о.о.» (Польша).

Спорная сумма налогового вычета - 2 471 656 руб.

В 2003 г. заявителем было заключено Соглашение о предоставлении персонала с Компанией «Орифлэйм Продакт Поланд Сп. 3. о.о.» (т. 2 л. 34-39). Поскольку Компания «Орифлэйм Продакт Поланд Сп. 3. о.о.» не имеет постоянного представительства на территории РФ и в качестве налогоплательщика на территории РФ не зарегистрирована, заявитель, осуществляя расчеты за предоставленные услуги, в соответствии с требованиями российского законодательства, выполнял функции налогового агента, а именно, удерживал и перечислял в бюджет НДС, исчисленный со стоимости соответствующих услуг.

Заявитель выполнил все законодательно установленные условия для применения вычета в сумме 2 471 656 руб. Документы, подтверждающие приобретение спорных услуг для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, факт удержания и перечисления в бюджет НДС со стоимости оказанных услуг, равно как и факт принятия соответствующих услуг к учету, были представлены налоговому органу в ходе камеральной проверки и представлены в материалах дела.

Не оспаривая факт удержания и перечисления спорных сумм налога в бюджет, инспекция считает, что:

заявитель не представил документы, подтверждающие необходимость привлечения иностранной рабочей силы, а также документы, содержащие детализацию выполненных работ и сведения о том, как привлечение каждого иностранного работника повлияло на деятельность заявителя в целом;

заявитель не подтвердил факт нахождения иностранных работников на территории РФ в спорный период;

оплата выполненных работ по фактически отработанному времени без привязки к содержанию, объему и качеству выполненной работы не соответствует целям ведения экономической деятельности, а именно экономичности расходов организации с целью получения максимальной прибыли от ведения деятельности.

Из материалов дела усматривается, что заявитель, осуществляя расчеты за предоставленные услуги, в соответствии с требованиями российского законодательства, выполнял функции налогового агента, а именно, удерживал и перечислял в бюджет НДС, исчисленный со стоимости соответствующих услуг; заявитель выполнил все условия для применения спорного вычета, установленные п. 2, 3 ст. 171, п. 1 ст. 172НК РФ; факт приобретения заявителем услуг для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС, подтверждается представленными в материалы дела документами, а именно:

Соглашением о предоставлении персонала от 01.12.2003 г. (т. 2 л. 34-39), из которого усматривается, что персонал предоставлялся исключительно в целях начала Проекта Орифлэйм Продактс по строительству Торгового и производственного Комплекса Орифлэйм, в том числе, в целях установки и ввода в эксплуатацию оборудования, разработки информационных систем и систем управления, а также выполнения иных функций, связанных с реализацией Проекта (п. 1.1 Соглашения). Иные работы, не связанные с осуществлением названного Проекта, привлеченными сотрудниками не выполнялись;

Свидетельствами о государственной регистрации права на построенные объекты (т. 2 л. 52-71), которыми подтверждается факт завершения строительства и введения в эксплуатацию соответствующих объектов, построенных в рамках Проекта Орифлэйм Продактс;

Договором аренды нежилых помещений № 03-03/08 от 03.03.2008 г. (т. 2 л. 40-51), на основании которого объекты, на которых трудились привлеченные сотрудники, переданы заявителем в аренду третьему лицу;

Уведомлениями о предоставлении работников (т. 2 л. 92, 101, 102, 105-108, 111, 114, 117-119, 122-124, 127, 130, 133, 134, 137, 140, 141, 144), из которых видно, что все работы, выполненные привлеченными иностранными сотрудниками, осуществлялись по месту нахождения Торгового и производственного Комплекса Орифлэйм и были непосредственно связаны с его строительством и вводом в эксплуатацию.

Факт удержания и перечисления в бюджет НДС со стоимости оказанных услуг подтверждается Инвойсами, выставленными Компанией «Орифлэйм Продакт Поланд Сп. 3.о.о..»,(т. 8 л. 18-41) и платежными поручениями № 63 от 28.07.2004 г., № 139 от 09.12.2004 г., № 915 от 29.09.2006 г. (т. 2 л. 72, 75, 82.

Факт принятия приобретенных услуг к учету (п. 1 ст. 172 НК РФ) подтверждается соответствующими актами об оказании услуг (т. 2 л. 73, 79, 80, 81, 83, 85, 87, 89, 91, 94, 96, 98,100, 104, ПО, ИЗ, 116,121,126,129, 132, 136,139,143), на основании которых можно установить какие именно специалисты и на какой срок предоставлялись заявителю по условиям Соглашения.

Оценивая доводы налогового органа о непредставлении детализированных отчетов, содержащих сведения о том, какие именно услуги и в каком объеме были оказаны в рамках Соглашения о предоставлении персонала, суд первой инстанции обоснованно указал, что документы, представленные заявителем на проверку (Соглашение, Акты об оказании услуг и Уведомления о предоставлении работников) содержат все необходимые сведения и позволяют установить, какие именно сотрудники привлекались заявителем в рамках Соглашения, на какой срок и для выполнений каких функций.

Соглашением о предоставлении персонала не предусмотрено составления каких-либо отчетов; составление таких отчетов действующим законодательством также не предусмотрено.

Возможность предъявления к вычету НДС, уплаченного налоговым агентом, не может быть поставлена в зависимость от обстоятельств, которые указывает инспекция, а именно, от того, какие должностные обязанности были возложены на командированного сотрудника, как повлияло на деятельность организации привлечение соответствующих специалистов и каким образом оценивались выполненные ими работы.

Является несостоятельным довод налогового органа относительно отсутствия обращения заявителя в ФМС России по поводу оформления разрешений на право привлечение иностранной рабочей силы, поскольку законодательство РФ не возлагало на заявителя обязанности по получению разрешений на привлечение иностранной рабочей силы, что подтверждается нормами Федерального Закона 25.07.2002 г. №115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», который регулировал в спорный период правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации (ст. 13 Закона). Неподтверждение факта проживания привлеченных сотрудников и их перемещения по территории РФ не может являться основанием для отказа в налоговых вычетах.

В апелляционной жалобе налоговый орган ссылается на то, что расходы заявителя на оплату услуг Компании «Орифлейм Продакт Поланд Сп.З о.о.» не соответствуют целям ведения экономической деятельности, а именно экономичности расходов организации с целью получения максимальной прибыли от ведения деятельности.

В соответствии с Определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 № 320-О-П и № 366-О-П расходы являются оправданными и экономически обоснованными, если они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. При этом имеет значение лишь цель и направленность такой деятельности, а не ее результат. Экономическая оправданность расходов не может оцениваться исходя из их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. Целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности вправе оценивать лишь налогоплательщик единолично, поскольку осуществляет деятельность самостоятельно и на свой риск. Следовательно, исходя из принципа свободы предпринимательской деятельности, суды не призваны проверять экономическую целесообразность принимаемых налогоплательщиком решений в сфере бизнеса.

Соответственно, доводы инспекции относительно необоснованности привлечения иностранной рабочей силы, ввиду того, что оплата выполненных работ не соответствует экономичности расходов организации с целью получения максимальной прибыли отведения деятельности, являются несостоятельными, противоречащими правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Следует признать несостоятельными доводы налогового органа, подвергающие сомнению реальность оказанных заявителю услуг по предоставлению персонала, с учётом того обстоятельства, что суммы НДС, предъявленные к вычету, были уплачены в бюджет самим налогоплательщиком, выполнявшим роль налогового агента.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что инспекция не учитывает того обстоятельства, что в результате правомерных действий по удержанию и фактической уплате НДС в бюджет, заявитель не получает какой-либо налоговой выгоды, равно как и бюджету не причиняется какой-либо ущерб. Это обусловлено спецификой возникновения права на налоговый вычет налогового агента - такое право возникает не ранее момента уплаты налога непосредственно в бюджет.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что выводы налогового органа сделаны без учета документов, представленных заявителем на проверку, являются несостоятельными и не могут служить основанием для отказа в заявленном вычете.

Вычет НДС, уплаченного в составе стоимости инжиниринговых услуг по договору с Компанией «Проджект Менеджмент Интернэшнл Лимитед».

Спорная сумма налогового вычета - 7 565 779 руб.

Для осуществления проекта по строительству Комплекса заявителем с Компанией «Проджект Менеджмент Интернэшнл Лимитед» (далее по тексту – Компания «ПМИЛ») был заключен договор оказания инжиниринговых услуг № 320016-61-СТ-0002 от 01.02.2004 г. (т. 3 л. 1-27). Компания «ПМИЛ» не имеет постоянного представительства на территории РФ и в качестве налогоплательщика на территории РФ не зарегистрирована, поэтому заявитель, осуществляя расчеты за предоставленные услуги, в соответствии с требованиями законодательства, выполнял функции налогового агента, а именно, удерживал и перечислял в бюджет НДС, исчисленный со стоимости соответствующих услуг.

Заявитель выполнил все законодательно установленные условия для применения вычета в сумме 7 565 779 руб. Документы, подтверждающие приобретение спорных услуг для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, факт удержания и перечисления в бюджет НДС со стоимости оказанных услуг, равно как и факт принятия соответствующих услуг к учету, были представлены налоговому органу в ходе камеральной проверки.

Не оспаривая факт удержания и перечисления спорных сумм налога в бюджет, инспекция указывает, что акты выполненных работ и счета, представленные заявителем, составлены на английском языке; акты выполненных работ, представленные заявителем, не содержат детализацию работ; оказание инжиниринговых услуг по Договору осуществлялось в период с 01.02.2004г. по 31.01.2005г., в то время как разРешение на строительство нулевого цикла, представленное заявителем на проверку, датировано 09.12.2004г.

Из материалов дела усматривается, что заявитель выполнил все требования, при соблюдении которых налоговый агент имеет право принять к вычету суммы уплаченного налога; факт приобретения заявителем услуг для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения НДС, подтверждается представленными в материалы дела документами, а именно:

Договором оказания инжиниринговых услуг № 320016-61-СТ-0002 от 01.02.2004 г. (т. 3 л. 1-27) и Приложениями к нему (т. 3 л. 28-49), из которых усматривается, что заявитель приобретал на стадии строительства нового производственного Комплекса Орифлэйм консультационные услуги по управлению Проектом, услуги по подготовке детализированных проектов, в том числе, проекта несущих конструкций и архитектурного проекта, услуги по конструированию технологического проекта, услуги по интеграции частей проекта, услуги по анализу чертежей, представляемых налогоплательщиком, проверка их внедрения при реализации Проекта и др. Иные услуги, не связанные с реализацией названного Проекта, по Договору с Компанией «ПМИЛ» не оказывались;

Свидетельствами о государственной регистрации права на построенные объекты и Договором аренды нежилых помещений № 03-03/08 от 03.03.2008 г. (т. 2 л. 40-51,52-71);

Инвойсами, выставленными Компанией «ПМИЛ» и их русскоязычными переводами, из которых видно содержание оказанных услуг и их непосредственную связь со строительством производственного Комплекса Орифлэйм.

Факт удержания и перечисления в бюджет НДС со стоимости оказанных услуг подтвержден Инвойсами, выставленными Компанией «ПМИЛ» и их русскоязычными переводами, из которых видно, что соответствующие суммы НДС были исчислены со стоимости услуг по представлению персонала и Платежными поручениями № 138 от 07.12.2004 г., № 85 от 13.09.2004 г., № 435 от 31.03.2006 г., № 389 от 28.02.2006 г., № 789 от 31.08.2006 г., № 50 от 30.06.2004 г., № 99 от 07.10.2004 г., № 58 от 15.07.2004 г. № 915 от 29.09.2006г.

Факт принятия приобретенных услуг к учету подтвержден Актами приема- передачи выполненных работ и их русскоязычными переводами, на основании которых можно установить факт оказания услуг по Договору за определенный период, а также номер счета, в котором содержится детализация стоимости оказанных услуг.

Оценивая довод инспекции об отсутствии детализированных отчетов по выполненным работам, суд первой инстанции правильно указал на то, что инспекцией не учтено, что договор оказания инжиниринговых услуг не предусматривает составления каких-либо отчетов; составление таких отчетов действующим законодательством также не предусмотрено; документы, представленные заявителем на проверку (Договор и Приложения к нему, Акты об оказании услуг и Инвойсы) содержат все необходимые сведения и позволяют установить, какие услуги в каком объеме были оказаны заявителю.

Относительно довода налогового органа о представлении на проверку актов выполненных работ и счетов, составленных на английском языке, следует отметить, что Компания «ПМИЛ» является иностранным юридическим лицом, инкорпорированным в республике Ирландия, в связи с чем, ее исходящий документооборот организован на английском языке. Требование ведения делопроизводства на русском языке не распространяется на организации, осуществляющие деятельности за пределами РФ. Заявитель при предоставлении в ходе проверки дополнительных документов по Требованию от 12.09.2008 г. № 09-17/1638 в сопроводительном письме от 26.09.2008 г. (т. 4 л. 1) указал, что в случае необходимости предоставления перевода на русский язык каких-либо документов представители заявителя готовы их предоставить. Однако требований о предоставлении перевода каких-либо документов от инспекции в ходе проверки не поступало.

Кроме того, как правильно указал суд первой инстанции, налоговый орган был вправе привлечь для перевода представленных заявителем документов переводчика в порядке, предусмотренном ст. 97 НК РФ. Данным правом инспекция не воспользовалась.

Из материалов дела усматривается, что в соответствии с определением суда от 02.02.2009 г. переводы соответствующих документов были представлены и инспекции, и в материалы дела.

Относительно отсутствия разрешения на строительство до 09.12.2004 г. следует отметить, что отсутствие соответствующей разрешительной документации не препятствует оказанию инжиниринговых услуг, поскольку, во-первых, в договорах между сторонами не указано, что оказание инжиниринговых услуг обусловлено наличием разрешения на строительство, а, во-вторых, как следует из содержания договоров, оказание спорных услуг объективно возможно и до получения разрешения, и в период приостановления строительства.

Статья 172 НК РФ не ставит право на налоговый вычет в зависимость от наличия у налогоплательщика разрешения на строительство и сроков, указанных в таком разрешении.

Наряду с разРешением на строительство № 114 от 09.12.2004 г. (т. 3 л. 65), у заявителя имелось также разРешение на выполнение строительно-монтажных работ № 125-13-03 от 04.12.2003 г., распространяющее свое действие на более ранние периоды и представленное инспекции вместе с возражениями (т. 3 л. 66).

С учетом названных обстоятельств суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что доводы налогового органа, основанные на отсутствии разрешения на строительство, не могут влиять на право заявителя на применение налогового вычета по услугам Компании «ПМИЛ».

Таким образом, заявителем были соблюдены все требования, установленные ст. 171, 172 НК РФ для возможности применения вычета по НДС, а отказ налогового органа в применении вычетов по данному эпизоду не соответствует законодательству.

В апелляционной жалобе инспекция указывает, что заявитель не представил сведений о том, как повлияло на деятельность организации привлечение каждого отдельного сотрудника, а также о том, какие должностные обязанности были закреплены за сотрудником и сведения о порядке оценки произведенных работ.

Вместе с тем, из текста жалобы не усматривается, каким образом соответствующий довод налогового органа соотносится с фактическими обстоятельствами хозяйственной деятельности заявителя. Заключенный заявителем договор оказания инжиниринговых услуг № 320016-61-СТ-0002 (т. 3 л.д. 1-19), на основании которого им были удержаны и уплачены спорные суммы налога, не является договором на предоставление персонала. Следовательно, указанный довод инспекции о непредставлении заявителем сведений относительно обстоятельств работы каждого привлеченного сотрудника, являются несостоятельным.

Вычет НДС, уплаченного в составе стоимости услуг по предоставлению персонала по Соглашению с ООО «Орифлэйм Косметикс» от 20.12.2004 г.

Спорная сумма налогового вычета - 1 728 014 руб.

20.12.2004 г. заявитель заключил с ООО «Орифлэйм Косметике» Соглашение о предоставлении персонала (т. 4 л. 2-9). В соответствии с указанным Соглашением предоставляемые заявителю сотрудники выполняли организационные и контрольные функции в связи с осуществлением проекта Орифлэйм Продактс.

Заявитель выполнил все законодательно установленные условия для применения вычета в сумме 1 728 014 руб. Документы, подтверждающие приобретение спорных услуг для осуществления операций, признаваемых объектом налогообложения, факт предъявления заявителю НДС со стоимости оказанных услуг и факт принятия соответствующих услуг к учету, были представлены инспекции в ходе камеральной проверки и имеются в материалах дела.

По утверждению налогового органа, заявитель не представил отчеты о том, какие именно услуги и в каком объеме были оказаны сотрудниками, предоставленными в рамках Соглашения, а также сведения о том, как повлияло на деятельность организации привлечение каждого конкретного сотрудника, какие должностные обязанности возложены на каждого командированного сотрудника, какой порядок оценки выполненных работ привлеченных сотрудников; в ходе проверки заявителем представлено только одно Уведомление о привлечении сотрудника Садыковой Д.И., что не позволяет сделать однозначного вывода об оказании услуг по спорному договору.

Суд апелляционной инстанции считает, что отказ в возмещении НДС по данному эпизоду является незаконным, поскольку заявитель приобрел спорные услуги по предоставлению персонала исключительно для осуществления операций, признаваемых объектом обложения НДС, что подтверждается:

Соглашением о предоставлении персонала от 20.12.2004 г. (т. 4 л. 2-9), из которого усматривается, что персонал предоставлялся заявителю исключительно в целях организации и контроля за осуществлением проекта Орифлэйм Продактс (п. 1.1. Соглашения). Иные работы, не связанные с осуществлением названного Проекта, привлеченными сотрудниками не выполнялись;

Свидетельствами о государственной регистрации права на построенные объекты и Договором аренды нежилых помещений № 03-03/08 от 03.03.2008 г. (т. 2 л. 40-51, 52-71);

Уведомлениями о предоставлении работников (т. 4 л. 12-15, 19-22), из которых видно, что все работы, выполненные привлеченными сотрудниками, осуществлялись по месту нахождения Торгового и производственного Комплекса Орифлэйм и были непосредственно связаны с осуществлением проекта по его строительству и вводу в эксплуатацию.

Суммы НДС, исчисленные со стоимости оказанных услуг, были предъявлены заявителю на основании счетов-фактур № 517 от 30.09.2005 г. (т. 4 л. 10), № 621 от 30.12.2005 г. (т. 4 л. 16), сумма НДС по которым составляет 1 728 014 руб.

Приобретенные услуги были приняты заявителем к учету, что подтверждено Актами об оказании услуг, от 30.09.2005 г., от 30.12.2005 г. (т. 4 л. и, 17-18), на основании которых можно установить какие именно сотрудники и на какой срок предоставлялись по условиям Соглашения.

Заявитель представил налоговому органу полный комплект Уведомлений, что подтверждается сопроводительным письмом от 26.09.2008 г. (т. 4 л. 1).

Соглашение о предоставлении персонала, заключенное заявителем, не предполагает составления детальных отчетов об оказанных услугах (т. 4 л. 2-9).

Отклоняя довод инспекции о предоставлении только одного Уведомления о привлечении сотрудника, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что при вынесении оспариваемого решения инспекцией не были учтены все документы, представленные налогоплательщиком в ходе проверки. Суд первой инстанции Установил, что помимо Уведомления, представленного вместе с возражениями на акт проверки, заявитель представил ответчику полный комплект Уведомлений с сопроводительным письмом от 26.09.2008 г.

По доводу инспекции относительно отсутствия детальной расшифровки выполненных работ следует отметить, что информация о том, какие именно услуги и в каком объеме были оказаны командированными сотрудниками, и о том, каким образом они связаны с деятельностью, облагаемой НДС, может быть установлена как из содержания самого Соглашения, так и из уведомлений о предоставлении работников, которые составлялись на основании Соглашения (т. 4 л. 2-9), в которых указана не только функция привлеченного сотрудника (например, менеджер по качеству или водитель-экспедитор), но и приведено детальное описание работы, для выполнения которой соответствующий сотрудник был направлен.

Таким образом, является обоснованным принятие заявителем к вычету суммы НДС в размере 1 728 014 руб., а отказ в возмещении НДС по данному эпизоду является незаконным.

Вычет НДС по услугам ООО «Орфей Альянс».

Спорная сумма налогового вычета - 2 332 000 руб.

Заявителем был заключен Договор об оказании услуг от 22.01.2003 г. и подписаны приложения к нему от 05.09.2003 г. (т. 4 л. 23-27), в соответствии с которыми заявитель приобрел у ООО «Орфей Альянс» услуги по поиску на территории Московской области земельный участок площадью около 5 га; по изменению категории земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель промышленности и его последующей продаже.

Не оспаривая соблюдения заявителем всех законодательно установленных условий, инспекция указывает, что заявитель не представил детализированные отчеты об оказанных услугах; организация - поставщик по юридическому адресу отсутствует, фактический адрес не известен, местонахождение руководителя установить невозможно; генеральный директор компании - поставщика является «массовым»; счета-фактуры, выставленные заявителю, составлены с нарушением, поскольку в них указан не фактический, а юридический адрес контрагента.

По мнению налогового орган, в совокупности указанные выше обстоятельства свидетельствуют об отсутствии достоверных сведений о проведении между заявителем и ООО «Орфей Альянс» хозяйственных операций и, соответственно, не могут свидетельствовать о надлежащем исполнении обязанности по уплате НДС в бюджет поставщиком.

Отклоняя указанные доводы налогового органа, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что заявитель выполнил все законодательно установленные требования для применения спорного вычета, что подтверждается Договором об оказании услуг от 22.01.2003 г. и приложениями к нему от 05.09.2003 г. (т. 4 л. 23-27), счетом-фактурой № 1 от 23.01.2003 г. (т. 4л. 28), актом сдачи-приемки выполненных услуг от 05.09.2003 г. (т. 4 л. 29), платежным поручением № 1 от 30.01.2003 г. (т. 11 л. 93).

В счетах-фактурах указан тот адрес, который значится в качестве юридического адреса поставщика в ЕГРЮЛ ((т. 4 л. 30) - 117908, г. Москва, ул. Орджиникидзе, д. 11 стр. 1/2. Поскольку адрес в счете-фактуре совпадает с адресом, обозначенным в учредительных документах организации и в ЕГРЮЛ в качестве юридического, то в силу ст. 169 НК РФ никакой иной адрес не может быть указан в счете-фактуре.

Из оспариваемого решения инспекции следует, что отсутствие контрагента заявителя по месту регистрации было выявлено в ходе мероприятий налогового контроля, проведенных в 2008 г. (протокол осмотра от 02.07.2008 г.), притом, что услуги были оказаны в 2003 г. Соответственно, то обстоятельство, что в настоящее время указанная организация не находится по юридическому адресу, не может служить подтверждением тому, что организация не осуществляла предпринимательскую деятельность в период оказания услуг.

Тот факт, что руководитель ООО «Орфей Альянс» является руководителем в иных организациях, не означает, что организация - контрагент налогоплательщика не могла осуществлять какую-либо финансово-хозяйственную деятельность, поскольку в силу п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент завершения его ликвидации (исключения из государственного реестра юридических лиц). Регистрация ООО «Орфей Альянс» не признана в установленном порядке недействительной.

Регистрация физическими лицами в порядке, установленном действующим законодательством, нескольких фирм, в которых они являются руководителями и/или главными бухгалтерами, законодательством Российской Федерации не запрещена. Установление такого факта само по себе не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку с деятельностью общества указанные обстоятельства никак не связаны. Данный довод не имеет правового значения и не может являться основанием для отказа в применении налоговых вычетов.

Какая-либо взаимосвязь между ненахождением контрагента заявителя по юридическому адресу на момент проверки и фактом реального осуществления предпринимательской деятельности таким контрагентом, в том числе, в части операций с заявителем, налоговым органом не выявлена.

Поскольку заявителем в налоговый орган представлены все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, а налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы отказ в возмещении НДС по данному эпизоду является незаконным и необоснованным.

Факт регистрации поставщика по адресу «массовой» регистрации с «массовым» учредителем (руководителем) сам по себе не свидетельствует о необоснованном получении и налогоплательщиком налоговой выгоды при отсутствии доказательств согласованных действий сторон сделки.

Суд первой инстанции правильно указал, что при вынесении оспариваемого решения, налоговым органом не учтены положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53. Указывая на недобросовестность поставщика заявителя, инспекцией в решении не приводятся доказательства того, что сведения в документах, представленных заявителем на проверку, неполны, недостоверны и (или) противоречивы и что суммы НДС в действительности не были уплачены поставщиком в бюджет, а также не приводятся доказательства того, что налогоплательщику должны были быть известны факты нарушений законодательства поставщиком).

Таким образом, отказ в применении заявленного вычета по данному эпизоду является неправомерным.

Вычет НДС по услугам ООО «Дока Строй».

Спорная сумма налогового вычета - 3 129 273руб.

В рамках осуществления проекта по строительству торгового производственного комплекса Орифлэйм, заявитель заключил с ООО «Дока Строй» четыре договора подряда на выполнение определенных работ на соответствующем объекте (т. 4 л. 31-35, 43-45, 52-56, т. 10 л. 60-62).

По утверждению налогового органа, проведение встречной проверки невозможно, так как требование о предоставлении документов возвратилось с пометкой «по данному адресу организация не значится», фактический адрес не известен; на данный момент все банковские счета организации закрыты; по данным бухгалтерской отчетности за 2004, 2005, 2006 г.г. у организации отсутствовали необходимые условия для достижения результатов соответствующей деятельности в силу отсутствия техники для оказания подрядных услуг, складских помещений, погрузочно-разгрузочных механизмов, транспортных средств; персонала; по данным бухгалтерской отчетности у организации отсутствовала выручка с 2004 г. по 2006 г.; произведен осмотр территории (протокол осмотра от 02.07.2008 г.), указанной в счете-фактуре, в результате которого установлено, что организация по юридическому адресу отсутствует, имущество не выявлено.

Выполнение заявителем установленных законодательством требований подтверждается следующими доказательствами.

По договору № 18 от 06.04.2005 г. на выполнение земляных работ с приложениями № 1 и 2 (локальными сметами № 1 и № 2) (т. 4 л. 31-35): счетом- фактурой № 32 от 30.09.2005 г., актом КС-2 №1 от 30.09.2005 г. и справкой КС-3 № 1 от 30.09.2005 г. (т. 4 л. 36-39); счетом-фактурой № 48 от 17.10.2005 г., актом КС-2 № 2 от 17.10.2005 г. и справкой КС-3 № 2 от 17.10.2005 г. (т. 4л. 40-42).

По договору № 9 от 10.03.2006 г. на выполнение работ по вывозу снега с объекта (т. 4 л. 43-45): счетом-фактурой № 3 от 16.03.2006 г., актом КС-2 № 1 от 16.03.2006 г., справкой КС-3 № 1 от 16.03.2006 г. (т. 4 л. 46-48); счетом-фактурой № 4 от 28.03.2006 г., актом КС-2 № 2 от 28.03.2006 г., справкой КС-3 № 2 от 28.03.2006 г. (т. 4 л. 49-51).

По договору № 29 от 03.11.2005 г. на выполнение подготовительных работ и демонтажа колонн на объекте (с приложением - локальной сметой № 1) (т. 4 л. 52-56): счетом-фактурой № 59 от 05.12.2005 г., актом КС-2 № 1 от 05.12.2005 г., справкой КС-3 №1 от 05.12.2005 г. (т. 4л. 57-61).

По договору № 24 от 04.08.2005 г. на выполнение демонтажных работ (с приложением - локальной сметой № 1) (т. 10 л. 60-62): счетом-фактурой № 30 от 30.09.2005 г., актом КС-2 № 1 от 30.09.2005 г., справкой КС-3 №1 от 30.09.2005 г. (т. 10 л. 63-66).

Довод налогового органа о том, что счета-фактуры содержат недостоверную информацию, поскольку по адресам местонахождения поставщика организация не находится и руководитель является «массовым» обоснованно отклонены судом первой инстанции по тем же основаниям, что и в предыдущем эпизоде (вычет по услугам ООО «Орфей Альянс»).

В ходе проверки не были установлены обстоятельства, исключающие получение налоговой выгоды в соответствии с Постановлением № 53; были установлены обстоятельства, которые согласно названному Постановлению не могут влиять на оценку обоснованности получения налоговой выгоды; были установлены обстоятельства, свидетельствующие об обоснованности её получения.

Налоговый орган не доказал, что сведения в документах, представленных заявителем по поставщику ООО «Дока Строй» неполны, недостоверны и (или) противоречивы и что налогоплательщику должны были быть известны факты нарушений законодательства поставщиком.

Относительно отсутствия соответствующих ресурсов, необходимых для оказания услуг по договорам подряда, следует отметить, что в соответствии с условиями заключенных договоров ООО «Дока Строй» обязалось выполнить на свой риск собственными и привлеченными силами и средствами работы в соответствии с условиями договора; все предусмотренные договорами работы (услуги) были фактически выполнены подрядчиками, результаты выполненных работ (оказания услуг) были переданы заказчику (т.е. заявителю) по соответствующим актам приема-передачи выполненных работ.

Отказывая в применении заявленного вычета, инспекция ссылается на непредставление ООО «Дока-Строй» отчетности и закрытие им всех банковских счетов в настоящее время (2008 г.).

Вместе с тем, заявитель не может нести ответственность за действия (бездействие) третьих лиц в отсутствие доказательств того, что он знал или мог знать о неисполнении этими лицами обязанностей налогоплательщика, тем более в период, выходящий за рамки периода совершения сделок с такими лицами.

В апелляционной жалобе, равно как и в оспариваемом решении, налоговый орган также приводит довод о том, что по данным бухгалтерской отчетности у ООО «Дока-Строй» в 2004-2006 г. отсутствовала выручка.

Однако, данное обстоятельство не свидетельствует о нарушении контрагентом заявителя налогового законодательства, и не может служить доказательством получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Ни в акте налоговой проверки, ни в решении не содержится информации о том, что ООО «Дока-Строй» не отражало полученные от заявителя средства в своей налоговой отчетности. Не содержит акт и Решение информации о данных бухгалтерской или налоговой отчетности, с достоверностью подтверждающей факты, изложенные инспекцией в решении.

Невключение поставщиком полученных сумм НДС в налоговые декларации может свидетельствовать о недобросовестности поставщика и нарушении им законодательства РФ, но при этом сами по себе не являются подтверждением недобросовестности заявителя.

Обязательная проверка надлежащего исполнения контрагентом обязательств по уплате налогов и сборов не входит в перечень действий, свидетельствующих о проявлении должной степени осторожности и осмотрительности при выборе контрагента.

Таким образом, суд правомерно пришел к выводу, что доводы инспекции о невозможности заявителя применить вычет по НДС по счету-фактуре, предъявленному ООО «Дока Строй» нельзя признать обоснованным. Нарушений законодательства о налогах и сборах, которые препятствовали бы применению вычета по НДС в размере 3 129 273 руб., налоговым органом в ходе проверки не выявлено.

Вычет НДС по оборудованию, приобретенному у ООО «МСБ».

Спорная сумма налогового вычета - 1 536 754 руб.

По данному эпизоду ответчик отказал в применении вычета НДС в размере 1 536 754 руб. по техническому оборудованию, приобретенному налогоплательщиком у ООО «МСБ» и отказал в возмещении НДС по данному эпизоду.

В подтверждение своей позиции налоговый орган указывает, что согласно допросу генерального директора ООО «МСБ» поставка товаров на склад ООО «Орифлэйм Продактс» осуществлялась путем найма сторонних организаций. Товар, реализуемый ООО «Орифлэйм Продактс» складировался в арендуемом у другой организации помещении по адресу г. Москва, Открытое шоссе, 48а; если продавцом товаров по договору является одно лицо, а отгрузка этих товаров производится со склада другого лица, то в строке 3 «грузоотправитель и его адрес» указывается полное или сокращенное наименование организации, с чьего склада отгружены товары, и его почтовый адрес; в счете-фактуре, выставленной ООО «МСБ» в качестве грузоотправителя указано ООО «МСБ», что является нарушением порядка заполнения счетов-фактур, поскольку в качестве грузоотправителя должна быть указана организация, с чьего склада произведена отгрузка товаров; в товарной накладной № 176 от 15.02.2006г. не заполнена графа «Транспортная накладная». Поскольку единственной Ф.И.О. документации, служащей для отражения в бухгалтерском учете хозяйственной операции по оприходованию товарно-материальных ценностей является товарно-транспортная накладная по форме 1-Т, то при отсутствии ссылки на номер и дату товарно-транспортной накладной в товарной накладной по форме «Торг - 12» не может быть подтвержден факт совершения соответствующей хозяйственной операции; в товарной накладной № 176 от 15.02.2006г. в графе «Основание» указан договор № 07-007М от 11.05.2007г., в то время как товарная накладная датирована 15.02.2006 г.

Исходя из содержания договора от 16.09.2005 г. № 05-074, в рамках которого осуществлялась спорная поставка оборудования, передача товара от продавца покупателю осуществлялась на складе покупателя (п. 1.2) на основании товарных накладных.

То обстоятельство, что поставка товара по товарной накладной № 176 (т. 4 л. 78-79) произведена по указанному договору, подтверждается содержанием договора, в частности, приложения № 1, определяющего состав передаваемого оборудования (т. 4 л.д. 71-75), который полностью соответствует содержанию товарной накладной № 176.

Таким образом, заявитель не участвовал в перевозочных отношениях, в связи с чем, незаполнение такого реквизита товарной накладной (форма ТОРГ-12) как «Транспортная накладная», не является обязательным.

Согласно Указаниям по применению и заполнени Ф.И.О. учетной документации по учету работ в автомобильном транспорте, утвержденных Постановлением Госкомстата РФ от 28.11.1997г. № 78, товарно-транспортные накладные по форме 1-Т составляются в четырех экземплярах, при этом:

второй - сдается водителем грузополучателю и предназначается для оприходования товарно-материальных ценностей у получателя груза;

третий и четвертый экземпляры, заверенные подписями и печатями (штампами) грузополучателя, сдаются организации - владельцу автотранспорта.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что применение товарно-транспортной накладной возможно только в тех случаях, когда грузополучатель принимает соответствующий товар от транспортной организации (от водителя). В данном случае аявитель в перевозочные отношения не вступал, товар получил не от перевозчика (водителя), а от самого поставщика. Следовательно, наличие товарно-транспортных накладных в рассматриваемой ситуации не может быть признано обязательным, а незаполнение реквизита «Транспортная накладная» в товарной накладной по форме ТОРГ-12 не опровергает достоверность этого первичного документа.

Ссылки ответчика на Инструкцию Минфина СССР № 156, Госбанка СССР № 30, ЦСУ СССР № 354/7, Минавтотранса РСФСР № 10/998 от 30.11.1983г. обоснованно отклонены судом первой инстанции, поскольку в соответствии с п. 3 Постановления Госкомстата РФ от 28.11.1997г. № 78 признано утратившим силу на территории Российской Федерации Ф.И.О. учетной документации № 1-Т) к указанной Инструкции, и утверждена новая форма 1-Т и соответствующие Указания по применению и заполнению указанной формы.

По доводу инспекции о незаполнении реквизитов товарной накладной № 176 от 15.02.2006 г. (т. 4 л. 78-79), а также в неверном указании реквизитов договора, на основании которого была осуществлена поставка, суд первой инстанции правильно указал, что претензии инспекции относятся не к форме представленного первичного документа - товарной накладной, а к его содержанию (незаполнение/неправильное заполнение отдельных реквизитов, предусмотренных указанной формой).

Согласно п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбома Ф.И.О. учетной документации». Это условие налогоплательщиком выполнено - транспортная накладная составлена по форме ТОРГ-12. Поэтому суд пришёл к обоснованному выводу о том, что претензии ответчика к содержанию указанных накладных не могут являться основанием для непринятия соответствующих документов к учету в силу нормы п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ.

По мнению налогового органа, по товарной накладной № 176 от 15.02.2006 г. (т. 4 л. 78-79) не мог передаваться товар в рамках договора от 11.05.2007г.

Как верно установлено судом, соответствующая поставка была осуществлена в рамках Договора от 16.09.2005 г. (т. 4 л. 66-75), который был представлен инспекции одновременно с возражениями. Содержание указанного договора, в частности, приложения № 1, определяющего состав передаваемого оборудования, полностью соответствует содержанию товарной накладной № 176.

Поэтому указанная ошибка, допущенная при заполнении реквизита товарной накладной, который не относится к обязательным реквизитам первичного документа, не позволяет говорить о значительности дефекта товарной накладной № 176 и не свидетельствует о нереальности хозяйственной операции, оформленной этим документом.

Реальность хозяйственной операции между ООО «МСБ» и заявителем подтверждается также материалами встречной проверки, а именно протоколом допроса свидетеля, представленного инспекцией в материалы дела (т. 11 л.д. 59-63), из которого усматривается как общее подтверждение взаимоотношений между ООО «МСБ» и заявителем (т. 11 л.д. 60), так и признание должностными лицами ООО «МСБ» представленных на обозрение счета-фактуры № 416-Т от 15.02.2006 г. и товарной накладной № 176 от 15.02.2006 г. (т. 11 л.д. 62), на недостоверность которых указывает инспекция.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции, оценив доказательства по делу, пришел к обоснованному выводу о несостоятельности утверждения инспекции о том, что им документально доказан факт недостоверности сведений, содержащихся в счете-фактуре.

По доводу налогового органа о необходимости указания в строке 3 счета-фактуры «грузоотправитель и его адрес» наименования организации, с чьего склада отгружены товары, и его почтовый адрес, следует отметить, что налоговым органом в отношении операций ООО «МСБ» по поставке товаров в адрес заявителя не было установлено того, что владелец склада, арендованного ООО «МСБ», одновременно выступал грузоотправителем в отношении оборудования, поставленного заявителю; из протокола допроса свидетеля, представленного инспекцией в материалы дела (т.11 л.д. 59-63), следует, что в перевозочных отношениях участвовал сам ООО «МСБ». Соответственно, организация, у которой ООО «МСБ» арендовала склад, но которая не осуществляла операций с товаром, приобретенным заявителем, никак не может быть признана грузоотправителем этого товара.

В результате, суд пришел к обоснованному выводу о том, что при таких обстоятельствах у ООО «МСБ» не было правовых оснований указывать в строке «грузоотправитель и его адрес» организацию, у которой она арендовала склад, с силу чего указание в строке «грузополучатель и его адрес» - ООО «МСБ» и его адрес в соответствии с учредительными документами полностью соответствует содержанию действующего законодательства.

Таким образом, по данному эпизоду суд пришел к обоснованному выводу о том, что заявитель правомерно принял к вычету сумму НДС в размере 1 536 754 руб. и отказ в возмещении указанной суммы НДС является незаконным и необоснованным.

Вычет НДС по работам ООО «РСУ-2 Ремдорстрой - 2000».

Спорная сумма налогового вычета - 8 219 214 руб.

Заявителем был предъявлен к вычету НДС по работам, выполненным ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» на объекте ТПК «ОРИФЛЭЙМ». В материалы дела представлены документы, подтверждающие факт выполнения работ и принятие их к учету - акты формы КС - 2 и КС - 3, счета-фактуры, наличие которых налоговый орган не оспаривает.

В качестве основания для отказа в вычете суммы НДС налоговый орган указывает, что в ходе проверки не были представлены договоры № 24 от 10.07.2006 г., № 26 от 17.07.2006 г., № 29 от 31.08.2006 г., № 7 от 22.09.2004 г., №27 от 01.08.2006 г.; на момент проведения проверки ООО «РСУ-2 Ремдорстрой-2000» ликвидирована, генеральный директор отсутствует; в результате проведенного в ходе проверки осмотра места, указанного в счете-фактуре в качестве юридического адреса организации-поставщика, установлено, что организация по указанному адресу отсутствует, имущество не обнаружено.

Довод инспекции о том, что заявителем не представлена часть договоров, подтверждающих отношения с контрагентом ООО «РСУ-2 Ремдорстрой-2000», не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку соответствующие договоры были предоставлены в инспекцию вместе с возражениями на акт проверки. Это обстоятельство подтверждается соответствующим перечнем приложений на стр. 32 возражений (т. 2 л.д. 32), более того, налоговый орган сам признает данное обстоятельство в оспариваемом решении (т. 1 л.д. 85).

Относительно ликвидации контрагента заявителя и его отсутствия по юридическому адресу установлено, что заявитель правомерно применил вычет спорной суммы налога на основании: представленных в материалы дела договоров с ООО «РСУ-2 Ремдорстрой-2000»; счетов-фактур; Актов КС-2 и Справок КС-3.

Несмотря на вышеизложенные обстоятельства, в качестве основания для отказа в вычете НДС инспекция указывает на неправомерность применения заявителем вычета налога на основании спорных счетов-фактур в силу получения их от юридического лица, не отвечающего признакам добросовестного налогоплательщика и содержания в счетах-фактурах содержатся недостоверные сведения в части реквизитов организации-поставщика.

Как видно из оспариваемого решения и апелляционной жалобы, такой вывод налоговый орган сделал на основании установленных им в ходе проверки фактических обстоятельств:

ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» на момент проведения проверки ликвидировано;

в ходе проведения осмотра территории в период проведения проверки установлено отсутствие ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» по юридическому адресу: 105082, г. Москва, ул. Почтовая Б., 18/20, 5.

Между тем, согласно информации из ЕГРЮЛ ООО «РСУ-2 Ремдорстрой-2000» было зарегистрировано в 2002 г.; работы, в вычете НДС по которым отказано заявителю, выполнялись в течение 2004-2006 г.; запись о ликвидации организации внесена в ЕГРЮЛ - 23.06.2008 г. (т. 5 л. 61-65); осмотр «территории» по адресу, указанному в счетах-фактурах и являвшемуся юридическим адресом организации по данным ЕГРЮЛ, состоялся 08.07.2008 г. (стр. 13 оспариваемого решения, протокол осмотра от 08.07.2008 г.).

Проведение осмотра «территории» 08.07.2008 г. т.е. по истечении 15 дней после регистрации в ЕГРЮЛ сведений о ликвидации организации, не могло привести ни к какому иному результату, кроме установления факта отсутствия данной организации по юридическому адресу, поскольку в соответствии с п. 8 ст. 63 ГК РФ 23.06.2008 г. ООО «РСУ-2 Ремдорстрой - 2000» прекратило свое существование.

Снятие ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» с учета в связи с его ликвидацией свидетельствует об отсутствии у налоговых органов требований к данной организации по уплате обязательных платежей в бюджет.

В ходе проверки не было выявлено фактов нарушения ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» требований налогового законодательства, в том числе, фактов неуплаты НДС в бюджет .

Поскольку адрес в счете-фактуре совпадает с адресом, обозначенным в учредительных документах ООО «РСУ-2 Ремдорстрой 2000» в качестве адреса места нахождения организации, то в силу ст. 169 НК РФ никакой иной адрес не мог быть указан в счетах-фактурах.

В апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что сумма спорного вычета по услугам ООО «РСУ-2 Ремдорстрой - 2000» составила 11 939 276 руб.

Между тем, сумма вычета в размере 11 939 276 руб. была ошибочно перенесена налоговым органом из материалов проверки налоговой декларации по НДС за 1 квартал 2008 года, проводившейся в то же время, что и проверка декларации по НДС за 4 квартал 2006 года.

В соответствии с документами, представленными на проверку и имеющимися в материалах дела, сумма заявленного вычета составляет 8 219 214 руб.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что заявитель правомерно принял к вычету сумму НДС в размере 8 219 214 руб. и отказ в возмещении указанной суммы НДС является незаконным и необоснованным.

Вычет НДС по работам ЗАО «Ренейссанс Констракшн».

Спорная сумма налогового вычета - 43 474 588 руб.

Из материалов дела усматривается, что 11.03.2005 г. заявителем был заключен договор подряда № 320016-68-СТ-002 с ЗАО «Ренейссанс Констракшн» на выполнение строительно-монтажных работ в торгово-производственном комплексе Орифлэйм. Все работы были выполнены в срок с надлежащим качеством, удовлетворяющим заявителя. Все документы, подтверждающие факт выполнения и оплаты работ - акты, счета-фактуры, счета, платежные поручения были представлены налоговому органу в ходе проверки и инспекцией не оспаривается.

Налоговый орган отказал в применении вычета НДС по данному контрагенту поскольку, по его мнению, представленные на проверку платежные поручения и счета не позволяют идентифицировать назначение платежа. В платежных поручениях не указаны номера счетов-фактур, что не позволяет подтвердить факт уплаты НДС поставщику по той операции, по которой выставлен счет-фактура.

Является правильным вывод суда, что действующее налоговое и банковское законодательство не требует указывать реквизиты счетов-фактур в тех платежных документах, которыми оплачиваются товары (работы, услуги), в связи с реализацией которых выставляется соответствующий счет-фактура.

Ни в п. 1 ст. 172 НК РФ, ни в иных нормах налогового законодательства не содержится требование указывать реквизиты счетов-фактур в платежных поручениях на оплату соответствующих товаров, работ, услуг. Единственное требование, которое содержит законодательство о налогах и сборах к содержанию платежных документов — это выделение соответствующих сумм налога отдельной строкой (п. 4 ст. 168 НК РФ). Данное требование заявителем выполнено - во всех платежных поручениях (т. 7 л. 5, 8, 11, 14, 17, 20, 23, 24) суммы НДС выделены отдельной строкой».

Банковское законодательство в части заполнения платежных поручений также не содержит подобных требований, что следует из п. 24 Приложения № 4 к Положению Банка России от 03.10.2002 г. № 2-П «О безналичных расчетах в Российской Федерации».

При таких обстоятельствах, требования инспекции об обязательном указании реквизитов счетов-фактур в платежных поручениях являются необоснованными.

Суд первой инстанции, исследовав и оценив доказательства по делу, сопоставил представленные в обоснование права на вычет налога документы (счета- фактуры, счета, акты выполненных работ, платежные поручения) и пришел к выводу от том, что утверждение о невозможности идентифицировать назначение платежа на основании документов, имевшихся у инспекции, не соответствует действительности.

В платежных поручениях, в поле «Назначении платежа» указано на оплату за выполненные работы по договору № 11.03.2005 г. № 320016-68-СТ-002 по соответствующему счету (т. 7 л. 5, 8, и, 14, 17, 20, 23, 24). В свою очередь в счетах на оплату (т. 7 л. 2, 4, 7, 10, 13, 16, 19, 22), выставленных ЗАО «Ренейссанс Констракшн», представленных заявителем вместе с возражениями на акт камеральной проверки, имеется ссылка на реквизиты актов выполненных работ (т. 10 л. 67-104). Эти же акты указаны в счетах-фактурах (т. 7 л. 1, 3, 6, 9, 12, 15, 18, 21), выставленных ЗАО «Ренейссанс Констракшн» налогоплательщику. При таких обстоятельствах, совокупность представленных документов позволяет установить факт уплаты налога.

Следует также отметить, что налоговому органу вместе с возражениями на акт проверки была представлена таблица, содержащая информацию о соответствии каждого спорного счета-фактуры конкретным платежным документам (т. 7 л.д. 25). Доказательств, опровергающих достоверность такого соответствия, инспекцией не представлено.

Из документов, имевшихся у налогового органа при проведении проверки, следует, что сумма НДС, которая была уплачена заявителем по спорным счетам-фактурам, составила 43 512 178 рублей, в том числе, по счету-фактуре № OFL.1 от 01.06.2005 г. (т. 7 л.д. 1) - 1 844 930 руб., по счету-фактуре № OFL.2 от 01.06.2005г. (т. 7 л.д. 3) - 1435 374 руб., по счету-фактуре № OFL.5 от 30.06.2005 г. (т. 7 л.д. 6) - 2 330 835 руб., по счету-фактуре № OFL.7 от 31.07.2005 г. (т. 7 л.д. 9) - 1 852 602 руб., по счету-фактуре № OFL.9 от 31.08.2005 г. (т. 7 л.д. 12) - 4 349 779 руб., по счету-фактуре № OFL.11 от 30.09.2005 г. (т. 7 л.д. 15) - 8 730 357 руб., по счету-фактуре № OFL.13 от 31.10.2005 г. (т. 7 л.д. 18) - 13 474 246 руб., по счету-фактуре № OFL.15 от 30.11.2005 г. (т. 7 л.д. 21) - 9 494 055 руб.

Таким образом, утверждение налогового органа о невозможности идентифицировать назначение платежа в платежных поручениях опровергается в самом тексте оспариваемого решения, в котором такая идентификация произведена в отношении каждой суммы НДС, заявленной к вычету по спорным счетам-фактурам.

При этом на основании выписки из книги покупок за 4 квартал 2006г. по ЗАО «Ренейссанс Констракшн» (т. 10 л.д. 105) судом было установлено, что всего заявителем по спорным счетам-фактурам было принято к вычету НДС в размере 43 592 538 руб., из которых налоговым органом отказано в вычете на сумму 43 554 948 руб. Поскольку имеющимися документами подтверждается уплата НДС по спорным счетам-фактурам в размере 43 512 178 руб., то суд признал, что заявитель в 4 квартале 2006г. ошибочно заявил вычет НДС по спорным счетам-фактурам в размере 80 360 руб. (43 592 538-43 512 178), в том числе, по с/ф № OFL.13 - 78 363 руб., по с/ф № OFL.15 - 1 997 руб., в отношении которых заявитель уточнил заявленные требования.

При таких обстоятельствах, налоговый орган необоснованно отказал в вычете НДС в размере 43 474 588 руб. (43 554 948-80 360 руб.).

Вычет НДС, уплаченного в составе стоимости инжиниринговых услуг по управлению строительством по договору с ООО «Пи-Эм Групп Восток».

Спорная сумма налогового вычета -919 173 руб.

В ходе строительства торгово-производственного комплекса Орифлэйм заявитель заключил с ООО «Пи-Эм Групп Восток» договор № 320016-61-СТ-003 на оказание инжиниринговых услуг по управлению строительством. Документы, подтверждающие факт оказания соответствующих услуг, начисление НДС со стоимости таких услуг и предъявление его заявителю представлены налоговому органу в ходе камеральной проверки и в материалы дела.

Налоговый орган счел неправомерными вычеты по НДС в размере 919 173 руб. по счетам-фактурам от 29.09.2005г. № 24 (т. 7 л. 26), от 14.10.2005г. № 26 (т. 7 л. 29), от 29.12.2005г. № 33,35 (т. 7 л. 33,36), выставленным по договору № 32-016-61-СТ-0003 и отказал в вычете указанной суммы налога.

Из оспариваемого решения и из апелляционной жалобы следует, что инспекцией не оспаривается приобретение услуг для осуществления операций, облагаемых НДС, принятие этих услуг к учету и наличие первичных документов, в том числе счетов-фактур, актов выполненных работ.

Единственным основанием для отказа в вычете НДС, по мнению налогового органа, является то, что в платежных поручениях заявителя отсутствуют реквизиты счетов-фактур: представленные на проверку платежные поручения без указания в них реквизитов счетов-фактур не позволяют идентифицировать назначение платежа.

Следует отметить, что ни нормы действующего гражданского законодательства, ни нормы налогового законодательства не требуют указывать реквизиты счетов-фактур в тех платежных документах, которыми оплачиваются товары (работы, услуги), в связи с реализацией которых выставляется соответствующий счет-фактура. Следовательно, вывод об обязательном указании реквизитов счетов-фактур в платежных поручениях является нормативно необоснованным.

Идентификация соответствующих сумм налога, указанных в платежных поручениях, имеющихся у ответчика, в оплату по конкретным счетам-фактурам может быть установлена из содержания совокупности документов, имевшихся у ответчика (счетов, актов выполненных работ). Так, реквизиты счета-фактуры совпадают с реквизитами акта сдачи-приемки работ, соответственно, можно установить к какому акту относится тот или иной счет-фактура. Далее в счетах на оплату указывается за какой месяц выставляется счет на оплату услуг, поскольку услуги оказываются ежемесячно, то также можно сопоставить счет, акт и счет- фактуру за оказанные услуги. В свою очередь в платежных поручениях имеется ссылка на счета, по которым производится оплата.

Из материалов дела усматривается, что налоговому органу вместе с возражениями на акт проверки была представлена таблица, содержащая информацию о соответствии каждого спорного счета-фактуры конкретным платежным документам (т. 7 л. 40).

Доказательств, опровергающих достоверность такого соответствия, инспекцией не представлено.

Заявителем по платежному поручению № 308 от 29.11.2005г. (т. 7 л.д. 32) оплачены счета контрагента № 38 (т. 7л.д. 30), № 36 (т. 7л.д. 27), № 35 (т. 10л.д. 115), № 37 (т. 10л.д. 118), в том числе НДС - 683 306,30 руб. Указанные счета относятся к акту и счету-фактуре № 24 (т. 7 л.д. 28, т. 7 л.д. 26), акту и счету-фактуре № 26 (т. 7 л.д. 31, т. 7 л.д. 29), по которым налоговый орган отказал в вычете, а также к акту и счете-фактуре № 23 (т. 10 л.д. 116-117), к акту и счете-фактуре № 25 (т. 10 л.д. 119-120), по которым отказа в вычете не последовало. Общая сумма НДС по указанным счетам-фактурам составляет - 683 306,30 руб.

Таким образом, судом было установлено, что, уплатив НДС в сумме 683 306,30 руб. по платежному поручению № 308, заявитель полностью уплатил НДС по счетам-фактурам № 24 от 29.01.2006 г. и № 26 от 14.10.2005 г.

По платежному поручению № 354 от 27.01.2006 г. (т. 7 л.д. 39) оплачены счета контрагента № 49 (т. 7 л.д. 34) и № 46 (т. 7 л.д. 37), в том числе НДС - 368 803,00 руб. Указанные счета относятся к акту и счету-фактуре № 33 (т. 7 л.д. 33,35), акту и счету-фактуре № 35 (т. 7 л.д. 36,38), по которым налоговый орган также отказал в вычете. Общая сумма НДС по указанным счетам-фактурам составляет - 368 412,47 руб. Таким образом, уплатив НДС в сумме 368 803 руб. по платежному поручению № 354, заявитель полностью уплатил НДС по счетам-фактурам № 33 и 35 от 29.12.2005 г.

При таких обстоятельствах утверждение в апелляционной жалобе о невозможности идентификации назначения платежа не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что НДС, в сумме оспариваемой по данному эпизоду в размере 919 173 руб., был уплачен по платежным поручениям № 308 и 354. Соответственно, отказ в возмещении НДС по данному эпизоду в размере 919 173 руб. является необоснованным.

Необоснованный отказ в возмещении НДС в сумме 2 422 579 руб.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции суд первой инстанции обоснованно обратил внимание на то, что из общей суммы НДС в размере 73 879 473 руб., в возмещении которой заявителю было отказано, часть суммы (2 422 579 руб.) вообще не имеет никакого обоснования по тексту решения. Инспекцией не представлено каких-либо пояснений по данному вопросу.

Не содержит каких-либо доводов по данному вопросу и текст апелляционной жалобы, поскольку в ней этот эпизод вообще не отражен.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерности отказа в возмещении НДС на общую сумму 73 799 113 руб.

Суд апелляционной инстанции считает, что анализ представленных в деле доказательств подтверждает правомерность вывода суда первой инстанции о том, что требования заявителя обоснованны и подлежат удовлетворению. Судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела, правильно оценены доводы заявителя и заинтересованного лица и вынесено законное и обоснованное Решение, в связи с чем, апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого решения суда первой инстанции.

Судебные расходы между сторонами распределяются в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст. ст. 110, 176, 266, 267, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 25.03.2009 г. по делу №А40-94578/08-33-482 с учетом определения об исправлении опечатки от 06.05.2009г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий: Л.А.Яремчук

Судьи: С.П.Седов

Т.Т.Маркова