Судебная власть

Постановление кассации от 2008-11-27 №А10-331/2008. По делу А10-331/2008. Российская Федерация.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

664011 г. Иркутск, ул. Дзержинского, 36А

Тел..факс 20-96-75

www.fasvso.arbitr.ru

e-mail: info@fasvso.arbitr.ru

Постановление

кассационной инстанции по проверке законности

и обоснованности решений (постановлений)

арбитражных судов, вступивших в законную силу

г.Иркутск

№ А10-331/08 - Ф02-5476/2008

27 ноября 2008 года

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Скубаева А.И.,

судей: Брюхановой Т.А., Юдиной Н.М.,

при участии в судебном заседании представителя Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Республике Бурятия – Лыгденова Б.Е. (доверенность от 25.11.2008 № 11),



рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Республике Бурятия, Закрытого акционерного общества “Артель старателей “Рассвет“ на Решение от 12 мая 2008 года Арбитражного суда Республики Бурятия, Постановление от 4 августа 2008 года Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу № А10-331/08 (суд первой инстанции – Мархаев Г.Д.–С., суд апелляционной инстанции: Лешукова Т.О., ДоржиевЭ.П., Желтоухов Е.В.),

Установил:

закрытое акционерное общество “Артель старателей “Рассвет“ (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Республике Бурятия (далее – налоговая инспекция) о признании недействительным решения от 12.12.2007 № 51 в части привлечения к налоговой ответственности за неуплату земельного налога, в части доначисления земельного налога и пени за 2005-2006 годы и в части доначисления налога на доходы физических лиц за 2005-2007 годы.

Решением от 12 мая 2008 года Арбитражного суда Республики Бурятия заявленные обществом требования удовлетворены в части признания недействительным решения налоговой инспекции о доначислении обществу налога на доходы физических лиц в сумме 797 962 рублей 60 копеек, штрафа за неуплату налога на доходы физических лиц в сумме 159 592 рублей 56 копеек, в части начисления пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 116 427 рублей. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением от 4 августа 2008 года Четвертого арбитражного апелляционного суда Решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, налоговая инспекция и общество обратились в Федеральный арбитражный суд Восточно – Сибирского округа с кассационными жалобами, в которых просят отменить судебные акты, налоговая инспекция в части удовлетворения требований общества, общество – в части отказа в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права и в части удовлетворения заявленных обществом требований отправить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а в части отказа в удовлетворении требований – принять новое Решение.

По мнению налоговой инспекции, указание арбитражного суда на то, что налоговой инспекцией не представлены доказательства удержания спорной суммы налога на доходы физических лиц из доходов работников при их фактической выплате, является необоснованным и не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, суд, признавая необоснованным привлечение общества к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации, неправильно применил нормы материального права и разъяснения ВАС РФ, приведенные в пункте 44 Постановления от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

По мнению общества, арбитражным судом не применены нормы земельного кодекса, подлежащие применению и в нарушении требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом сделан вывод об отнесении спорного земельного участка к землям промышленности не основанный на законе и на обстоятельствах дела. Кроме того, по мнению общества, применяя другое основание для уплаты налога, судом проявлена собственная инициатива, в подборе оснований для признания правомерности принятого налоговой инспекцией решения, что является недопустимым нарушением принципов арбитражного судопроизводства.

Отзыв на кассационную жалобу не представлен.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Общество о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещено надлежащим образом, но своих представителей в судебное заседание не направило, в связи с чем дело рассматривается без его участия.

Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, проверив в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом норм материального и соблюдение норм процессуального права, Федеральный арбитражный суд Восточно – Сибирского округа приходит к выводу о необоснованности доводов кассационной жалобы и отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах в том числе, по налогу на землю за период с 01.01.21005 по 31.12.2006, налога на доходы физических лиц за период с 01.10.2005 по 31.05.2007.

В ходе проведения проверки налоговой инспекцией установлен факт неполной уплаты в бюджет земельного налога, а также неправомерное неперечисление (неполное перечисление) налога на доходы физических лиц.

Основанием для начисления земельного налога явилось признание налоговой инспекцией объектом обложения земельным налогом за 2005 год земельных участков, расположенных в районе ручья Верхняя Чина площадью 41, 74 га и под промышленной базой площадью 1, 47 га, находящихся в пользовании общества и используемых им для добычи золота и обеспечения деятельности по добыче золота.



Основанием для доначисления налога на доходы физических лиц явилось не удержание и неперечисление обществом сумм налога с фактически выплаченной заработной платы.

Указанные нарушения отражены в акте выездной налоговой проверки от 08.10.2007 № 44.

Решением от 12.12.2007 № 51, общество в том числе, привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неуплату земельного налога в виде штрафа в сумме 23 288 рублей 28 копеек, статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 202 940 рублей 92 копеек. Также указанным Решением обществу доначислен земельный налог в сумме 107 492 рублей 94 копеек, пени в сумме 23 288 рублей 28 копеек, налог на доходы физических лиц в сумме 1 014 704 рублей 60 копеек, пени в сумме 130 018 рублей 28 копеек.

Общество не согласившись с Решением налоговой инспекции в указанной части, обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением о признании его в обжалуемой части недействительным.

Арбитражный суд, отказывая в признании недействительным оспариваемого решения в части доначисления земельного налога за 2005 год, пени и штрафа по нему, исходил из того, что общество в спорный период являлось фактическим землепользователем земельного участка площадью 41,7 га, предоставленного для добычи золота, соответственно, плательщиком земельного налога, при этом отсутствие документа устанавливающего право на землю, получение которого зависит исключительно от волеизъявления самого пользователя, не может служить основанием для освобождения его от уплаты налога за землю. Также суд, Установил, что расчет недоимки по земельному налогу произведен налоговой инспекцией правомерно, исходя из средней ставки земельного налога, установленной Законом РФ от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю», умноженной на поправочные коэффициенты. По земельному участку размером 1,47 га, предоставленным обществу из земель поселений под производственную базу на праве постоянного (бессрочного) пользования, арбитражный суд пришел к выводу о правомерном исчисление налоговой инспекцией налога по ставкам, установленным для земель промышленности, независимо от отсутствия акта об отнесении спорного земельного участка к землям промышленности, указав, что земельный участок, предоставленный для обеспечения деятельности предприятия, по своему целевому (специальному) назначению относится к землям промышленности. Удовлетворяя заявленные обществом требования о признании недействительным решения налоговой инспекции в части налога на доходы физических лиц, арбитражный суд, пришел к выводу о том, что налоговой инспекцией не представлено доказательств фактического удержания обществом налога на доходы физических лиц при исчислении заработной платы.

Четвертый арбитражный апелляционный суд оставил Решение суда первой инстанции без изменения.

Согласно статье 24 Налогового кодекса Российской Федерации налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов.

Налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном Кодексом, для уплаты налога налогоплательщиком. За неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 настоящей статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 Кодекса, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей.

Исчисление сумм и уплата налога в соответствии с настоящей статьей производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога (пункт 2 статьи 226 Кодекса).

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50 % от суммы выплаты (пункт 4 статьи 226 Кодекса).

В силу статьи 123 Налогового кодекса Российской Федерации с налогового агента взыскивается штраф за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм налога, подлежащего удержанию с налогоплательщика.

Указанное правонарушение может быть вменено налоговому агенту только в том случае, когда он имел возможность удержать соответствующую сумму у налогоплательщика, имея в виду, что удержание осуществляется из выплачиваемых налогоплательщику денежных средств.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание для своих требований и возражений.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, Решение или совершили действия (бездействие).

Как следует из материалов дела, сумма выплаченной обществом в проверяемых периодах заработной платы, как и сумма удержанного налога, установлены налоговой инспекцией только на основании налоговых карточек общества по учету доходов и налога на доходы физических лиц (форма № 1-НДФЛ, утвержденная Приказом МНС России от 31.10.2003 № БГ-3-04/583).

Как установлено арбитражным судом, поскольку заполнение карточек общества формы № 1-НДФЛ производится бухгалтерской программой автоматически, то сумма удержанного налога по строке «Налог удержанный» в карточках указана такая же, как сумма исчисленного налога на доходы физических лиц, равна ему и является ошибочной. Налог в размере указанном в оспариваемом решении налоговой инспекции исчислен исходя из начисленной суммы заработной платы, а не фактически выплаченной.

Факты получения работниками доходов и удержания исчисленной суммы налога подтверждаются, по мнению налоговой инспекции, представленными выписками из главной книги по счету 70 “Расчеты с персоналом по оплате труда“ за 2005, 2006 годы, выписками из главной книги по счету 68 «Налог на доходы физических лиц» за 2005, 2006 годы.

В силу положений части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Как следует из материалов дела, на основании решения налоговой инспекции удержанная сумма налога на доходы физических лиц составляет 1 014 704 рубля 60 копеек.

Арбитражному суду представлен расчет от 26.03.2008, произведенный обществом совместно с налоговой инспекцией по оспариваемой сумме не перечисленного обществом в бюджет налога на доходы физических лиц.

Согласно данному расчету сумма налога, подлежащая перечислению в бюджет от фактически выплаченной заработной платы, составляет 418 610 рублей, обществом перечислено в бюджет 201 868 рублей 20 копеек, разница между суммой налога, исчисленной из фактически выплаченной заработной платы и перечисленной суммы налога, составляет 216 742 рубля.

Доводы налоговой инспекции о том, что расчет сумм налога произведен только на основании данных общества и поэтому является необоснованным, не могут быть приняты во внимание судом кассации, так как указанный расчет был произведен с участием обеих сторон, замечаний по сделанному расчету не было. Кроме того, налоговой инспекцией не представлен расчет, из которого бы следовало, что после удержания сумм налога у налогоплательщика осталось к выплате 50%.

Арбитражный суд, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, обоснованно признал, что обществом правомерно удерживался налог на доходы физических лиц только при фактической выплате заработной платы. У налоговой инспекции не было оснований для доначисления налога на доходы физических лиц с сумм доначисленной заработной платы, но фактически не выплаченной.

В силу части 2 статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые в соответствующей организации независимо от источников этих выплат.

При этом под оплатой труда законодатель понимает систему отношений, связанных с обеспечением установления и осуществления работодателем выплат работникам за их труд в соответствии с законами, иными нормативными правовыми актами, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами (статья 129 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации, к суммам, не подлежащим налогообложению налогом на доходы физических лиц, относятся все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в том числе, с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Согласно пункту 2 Положения о выплате полевого довольствия работникам геолого-разведочных и топографо-геодезических предприятий, организаций и учреждения Российской Федерации, утвержденного Постановлением Минтруда РФ от 15 июля 1994 года N 56, полевое довольствие выплачивается работникам геолого-разведочных, топографо-геодезических и обслуживающих их предприятий, организаций и учреждений в целях компенсации повышенных расходов при выполнении работ в полевых условиях.

Постановлением Минтруда РФ от 30 марта 1995 года N 18 действие данного Положения распространено на работников старательских артелей, акционерных обществ, малых предприятий и других коммерческих организаций, занятых на разработке россыпных и небольших рудных месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней со сроком отработки до семи лет и эксплуатируемых в полевых условиях.

В силу пункта 7 данного Положения полевое довольствие не облагается налогами, не учитывается при исчислении среднего заработка и не включается в фонд потребления.

Поскольку полевое довольствие является компенсационной выплатой и не облагается налогами, довод налоговой инспекции в этой части, изложенный в кассационной жалобе, не может быть принят судом кассационной инстанции.

Учитывая изложенное Федеральный арбитражный суд Восточно –Сибирского округа считает правомерным вывод арбитражного суда о том, что Решение налоговой инспекции части предложения перечислить 797 962 рубля 60 копеек налога на доходы физических лиц, начисления 116 427 рублей пени, привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 159 592 рублей 56 копеек является недействительным и не соответствует фактическим обстоятельствам по делу, а также приведенным нормам материального права.

Согласно статье 1 Закона РФ от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю» (в редакции, действовавшей в спорный период) использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы являются: земельный налог, арендная плата, нормативная цена земли.

Собственники земли, землевладельцы и землепользователи, кроме арендаторов, облагаются ежегодным земельным налогом. За земли, переданные в аренду, взимается арендная плата.

Основанием для установления налога и арендной платы за землю является документ, удостоверяющий право собственности, владения и пользования (аренды) земельным участком (статья 15 Закона).

Согласно статье 65 Земельного кодекса Российской Федерации использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

Порядок исчисления и уплаты земельного налога устанавливается законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. За земли, переданные в аренду, взимается арендная плата.

Пользование недрами с целью добычи полезных ископаемых осуществляется на основании специального государственного разрешения в виде лицензии, предоставление которой осуществляется одновременно с предоставлением права на пользование соответствующими земельными участками, что предусмотрено статьей 11 Закона РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» и пунктом 4.1 Положения о порядке лицензирования пользования недрами, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ № 3314-1 от 15.07.1992.

Арбитражный суд Установил, что у общества отсутствует документ, в соответствии со статьей 15 Закона РФ от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю» подтверждающий право на земельный участок размером 41,7 га, предоставленный для добычи золота.

Вместе с тем, как установлено арбитражным судом, Постановлением Правительства Республики Бурятия от 04.01.02 №3 «О предоставлении земельных участков» ЗАО «Артель старателей «Рассвет» произведен отвод земельного участка по ручью Верхняя Чина – 41,7 га сроком на 10 лет.

Распоряжением Администрации Баунтовского района от 12.03.2004 № 93 переведены лесные земли в нелесные под разработку россыпного месторождения золота Верхняя Чина «уч.Вершина» общей площадью 23,3 га сроком на 5 лет.

Согласно представленных маркшейдерских справок за 2005 год общество производило добычу золота на данном участке недр в налоговом периоде – 2005 год.

Также арбитражный суд Установил, что данный земельный участок фактически использовался обществом для добычи золота, что подтверждается имеющейся у общества лицензией серии УДЭ № 00299 на право пользования недрами, с указанием в лицензии на участок недр имеющий статус горного отвода, схемой расположения угловых точек горного отвода участка недр для добычи полезных ископаемых, договором платного временного пользования участком недр в границах, указанных на прилагаемой схеме, планом горного отвода, горноотводным актом № 501 для разработки россыпного месторождения ручья Чина, участок Вершина.

Указанные документы подтверждают предоставление обществу земельных участков для осуществления добычи драгоценного металла.

Согласно Письму ФНС РФ от 20.01.2005 № 21-4-04/32 «О земельном налоге» земельные участки, предоставленные для добычи полезных ископаемых в пределах горного отвода, не указаны в перечне земельных участков, изъятых из оборота или ограниченных в обороте, определенных пунктом 4 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 389 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем признаются объектом налогообложения по земельному налогу.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 14.10.2003 № 7644/03 указал, что отсутствие документа на право пользования землей при фактическом землепользовании не может служить безусловным основанием для освобождения пользователя от уплаты налога на землю.

Таким образом, арбитражным судом правомерно установлено, что общество пользовалось земельными участками в целях добычи драгоценного металла, и не производило плату за пользование данными земельными участками в формах, предусмотренных статьей 1 Закона от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю» и статьей 65 Земельного кодекса Российской Федерации.

Довод общества о неправомерном отнесении спорного земельного участка к землям промышленности не может быть принят судом кассационной инстанции.

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией в ходе проведения проверки установлено, что земельный участок площадью 1,47 га предоставлен обществу для размещения производственных объектов – производственной базы, пилорамы для реализации целей, предусмотренных уставом общества, одной из которых является промышленная разработка и добыча золота.

Кроме того, арбитражным судом установлено, что данный земельный участок предоставлен обществу из земель категории «земель поселений» на праве постоянного бессрочного пользования.

В соответствии с представленной Баунтовским филиалом Республиканского бюро технической инвентаризации информацией от 31.03.2008 за № 35 на данном земельном участке в п. 10 Маловский расположены проинвентаризированные в 2007 году объекты недвижимости, принадлежащие ЗАО «Артель старателей «Рассвет», по ул. Центральная, 43 – административное здание, пилорама, по ул.Баунтовкая, 98 – административное здание, деревообрабатывающий цех, кузница, дизельная, механические мастерские, проходная, котельная, технический склад, помещение котельной.

Согласно части 1 статьи 83 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) землями поселений признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития городских и сельских поселений и отделенные их чертой от земель других категорий.

В состав земель поселений могут входить земельные участки, отнесенные в соответствии с градостроительными регламентами к следующим территориальным зонам: жилым; общественно-деловым; производственным; инженерных и транспортных инфраструктур; рекреационным; сельскохозяйственного использования; специального назначения; военных объектов; иным территориальным зонам (часть 1 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 87 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период) землями промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, землями для обеспечения космической деятельности, землями обороны, безопасности и землями иного специального назначения признаются земли, которые расположены за чертой поселений и используются или предназначены для обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, объектов для обеспечения космической деятельности, объектов обороны и безопасности, осуществления иных специальных задач и права на которые возникли у участников земельных отношений по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (далее - земли промышленности и иного специального назначения).

Земли промышленности и иного специального назначения в зависимости от характера специальных задач, для решения которых они используются или предназначены, подразделяются на: земли промышленности; земли энергетики; земли транспорта; земли связи, радиовещания, телевидения, информатики; земли для обеспечения космической деятельности; земли обороны и безопасности; земли иного специального назначения (часть 2 статьи 87 Земельного кодекса Российской Федерации).

Согласно части 2 статьи 88 Земельного кодекса Российской Федерации в целях обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов промышленности могут предоставляться земельные участки для размещения производственных и административных зданий, строений, сооружений и обслуживающих их объектов.

При этом системный анализ указанных норм права, во взаимосвязи с положениями Федерального закона от 21.12.2004 № 172-ФЗ “О переводе земель и земельных участков из одной категории в другую» указывает на то, что отнесение в черте поселения (населенного пункта) земель или земельного участка к общей категории (земли поселений) не является препятствием для отнесения таких земель или земельных участков в установленном порядке к одной из специальных категорий, указанных в пункте 1 статьи 7 Земельного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в силу прямого указания закона земельные участки в границах территорий, которые используются для обеспечения деятельности предприятия, осуществляющего промышленную разработку россыпного золота, по своему целевому (специальному) назначению относятся к землям промышленности.

Статьей 9 Закона Российской Федерации от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю» установлено, что налог за расположенные вне населенных пунктов земли промышленности (включая карьеры и территории, нарушенные производственной деятельностью) устанавливается в размере 20% от средних ставок земельного налога, установленных в соответствии с Приложением 2 к названному Закону для поселений численностью до 20 тысяч человек.

При таких обстоятельствах правомерен вывод арбитражного суда о том, что поскольку общество не заключило договор аренды данных земельных участков с уполномоченным органом и не производило арендных платежей, следовательно, оно обязано уплатить за пользование землей земельный налог по ставке для земель промышленности, поскольку общество осуществляло на данных земельных участках добычу драгоценного металла.

Земельный налог, являясь местным налогом, устанавливается Налоговым кодексом Российской Федерации и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований, вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с Налоговым кодексом и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований и обязателен к уплате на территориях этих муниципальных образований.

Устанавливая налог, представительные органы муниципальных образований (законодательные (представительные) органы государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) определяют налоговые ставки в пределах, установленных настоящей главой, порядок и сроки уплаты налога (статья 387 Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 7 Федерального закона от 29.07.2004 № 95-ФЗ (в редакции от 12.10.2005) земельный налог вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с главой 31 Налогового кодекса Российской Федерации не ранее 01 января 2006 года.

Как установлено арбитражным судом, Решение районного Совета депутатов муниципального образования «Баунтовский эвенкийский район» № 173 принято 07.06.2005, опубликовано в СМИ 26.07.2005 и вступило в силу с 01.01.2006 года, в связи с чем в 2005 году на территории муниципального образования действовал закон РФ «О плате за землю», в том числе и в части ставок налога.

Суд кассационной инстанции считает правильным вывод арбитражного суда о том, что поскольку Решением налоговой инспекции от 12.12.2007 №51 обществу законно и обоснованно начислен земельный налог за два земельных участка площадью 41,7га и 1,47га по ставкам 4 182 руб/га в сумме 180 536 рублей 94 копеек, установленным Решением представительного органа местного самоуправления, не действовавшим в 2005 году, при их фактическом равенстве ставкам налога, установленным Законом РФ от 11.10.1999 № 1738-1 «О плате за землю», то оно не нарушает прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской деятельности.

При таких обстоятельствах у Федерального арбитражного суда Восточно – Сибирского округа отсутствуют основания для удовлетворения доводов кассационной жалобы и отмены или изменения, принятых по делу судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа,

Постановил:

Решение от 12 мая 2008 года Арбитражного суда Республики Бурятия, Постановление от 4 августа 2008 года Четвертого арбитражного апелляционного суда по делу № А10-331/08 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья

Судьи:

А.И. Скубаев

Т.А. Брюханова

Н.М. Юдина