Судебная власть

Решение от 19.07.2006 №А48-773/2005. По делу А48-773/2005. Орловская область.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Решение

Дело №А48 –773/05-1 г. Орел

19 июля 2006г.

Дело рассматривалось арбитражным судом 11.07.06 г. В судебном заседании согласно ст. 163 АПК РФ был объявлен перерыв до 12.07.06 г., о чем вынесено протокольное определение. Резолютивная часть решения была объявлена 12 июля 2006 г. Решение в полном объеме изготовлено 19.07.06 г.

Арбитражный суд Орловской области в составе судьи А.Н. Юдиной

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лазутиной О.И.,

рассмотрев в судебном заседании дело по исковому заявлению

ООО «ТК «ОСПАЗ», г. Орел,

к ЗАО «Северсталь-метиз», г. Орел,

о взыскании 13 005 538 руб. 39 коп.

при участии:

от истца – представитель Сидоров С.А. (доверенность б/н от 15.11.05 г.),

от ответчика – юрисконсульт Симонов Р.М. (доверенность № 584 от 01.01.06 г.), начальник правового управления филиала Лазарева Л.В. (доверенность № 581 от 01.01.06 г.),

Установил:

ООО «ТК «ОСПАЗ» (далее - истец) обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «ОСПАЗ» (далее - ответчик) о взыскании неосновательного обогащения в сумме 10787010 руб. и 2218528 руб. 39 коп. – процентов за пользование чужими денежными средствами, а всего 13005538 руб. 39 коп.



В обоснование своих требований истец указал, что между ним и ответчиком были заключены соглашения по порядку использования возвратной тары, в целях обеспечения обязательства истца по возврату многооборотной тары им был передан ответчику вексель №714983 стоимостью 10787010 руб. Считая, что вексель был неправомерно выдан ответчику по основному обязательству на основании договора о залоге, а также ввиду того, что многооборотная тара была возвращена ответчику, истец потребовал от ответчика уплаты неосновательного обогащения – стоимости векселя и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик иск не признал, в отзыве на исковое заявление указал, что спорный вексель передавался не в залог, а в качестве погашения имеющейся задолженности истца перед ответчиком.

В судебном заседании ответчик заявил ходатайство о замене его на правопреемника – ЗАО «Северсталь – метиз».

Определением арбитражного суда от 31.05.2006г. в порядке процессуального правопреемства ответчик был заменен на ЗАО «Северсталь – метиз».

Заслушав представителей сторон, рассмотрев представленные по делу доказательства, арбитражный суд считает установленными следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, между сторонами существовали длительное время отношения по поставке металлопродукции по различным договорам, что не подтверждено представителями сторон.

01 февраля 2003г. между сторонами было заключено соглашение №1 (т.1., л.д. 20) о порядке использования многооборотной тары и расчетов за неё, согласно условиям которого металлическая тара, в которой поставляется товар, является многооборотной и подлежит обязательному возврату конечным покупателем собственнику тары – ОАО «ОСПАЗ» (п. 1, 2 соглашения). В соответствии с п. 3 названного соглашения тара является залоговой, т.е. отпускается под залог. Как Установили стороны размер залога определяется ОАО «ОСПАЗ» и составляет 100% от стоимости тары (в дальнейшем именуемая «залоговая стоимость тары»).

В названном соглашении стороны предусмотрели порядок уплаты залоговой стоимости тары, а также возврата тары и суммы залога.

При этом согласно п. 7 названного соглашения основанием для возврата тары является сертификат, направляемый ОАО «ОСПАЗ» покупателю товара вместе с продукцией. ОАО «ОСПАЗ» производит приемку тары, по результатам которой составляется приемо – сдаточный акт, оригинал которого направляется покупателю товара, а копия – истцу (п. 8 соглашения).

18 августа 2003г. стороны заключили дополнительное соглашение к вышеназванному соглашению №1 (т.1., л.д. 24), в котором Установили, что после возврата тары ОАО «ОСПАЗ» возвращает истцу сумму залога в четыре срока: 15.09.03г., 15.10.03г., 15.11.03г., 15.12.03г. Также в приложении №1 к дополнительному соглашению стороны согласовали размер затрат, возмещаемых ОАО «ОСПАЗ», связанных с ремонтом и восстановлением возвратной тары.

Кроме того, 01 марта 2003г. между сторонами было заключено соглашение №2 о порядке использования многооборотной пластмассовой тары и расчетов за неё (т.1., л.д.22), с условиями, аналогичными вышеуказанному соглашению.

Как следует из материалов дела, между сторонами существовали и иные договоры, по которым поставлялась продукция с возвратной тарой.

22 августа 2003г. между сторонами был составлен и подписан руководителями и главными бухгалтерами Акт №8-т сверки взаиморасчетов по возвратной таре за период с 01.08.2003г. по 22.08.2003г. (т.1., л.д.30).

Согласно данному акту на 01.08.2003г. у ООО ТК «ОСПАЗ» перед ОАО «ОСПАЗ» имелась задолженность в сумме 19717690 руб., в августе 2003г. часть задолженности была погашена и по состоянию на 22.08.2003г. задолженность истца перед ответчиком по таре возвратной составляла 10787010 руб.

Тем же днем истец, в счет расчетов с ответчиком согласно вышеназванному акту, передал по акту приема – передачи (т.1., л.д. 31) ответчику вексель №714983, выданный истцом сроком платежа по предъявлении номиналом 10787010 руб. (т. 1 л.д. 33).



Ответчик распорядился данным векселем, передав его ООО «Селен норд», которое в свою очередь предъявило его к платежу 16 декабря 2003г., что подтверждается материалами дела и не оспорено сторонами.

Истец направил 25 января 2005г. ответчику претензию (т. 1, л.д. 37), в которой указал, что вышеназванные соглашения являются недействительными, вексель был передан в залог ответчику, который приобрел его и распорядился им без законных оснований, в связи с чем потребовал от ответчика возвратить неосновательное обогащение в сумме 10787010 руб.

Ответчик на указанную претензию не ответил, неосновательное обогащение не возвратил, в связи с чем истец и обратился с настоящим иском.

Оценив в совокупности все доказательства по делу, суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении исковых требований следует отказать в связи со следующим.

Предметом заявленных требований является взыскание неосновательного обогащения в размере неосновательно полученного ответчиком векселя истца в сумме 10787010 руб.

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Истец указал, что указанный вексель был необоснованно передан ответчику в залог во исполнение соглашений №№1 и 2.

По мнению истца, поскольку названные соглашения являются недействительными, то они не могли повлечь юридических последствий, в том числе и правовых оснований для получения ответчиком векселя.

Кроме того, истец сослался на п.п. 6, 7 Информационного письма ВАС РФ от 21.01.2002г. №67 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами», согласно которым залогодатель при исполнении основного обязательства вправе требовать возврата ему заложенного векселя и в том случае, если вексель передавался залогодержателю с бланковым индоссаментом; выдача собственного простого векселя должником кредитору по основному обязательству не может осуществляться на основании договора о залоге.

Однако арбитражный суд не может согласиться с данным доводом истца ввиду следующего.

В соответствии со ст.ст. 334, 339 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

При этом в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В нем должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество. Договор о залоге должен быть заключен в письменной форме.

Однако, как указали стороны, никакого дополнительного договора о залоге векселя между сторонами не заключалось.

Следовательно, арбитражный суд приходит к выводу об отсутствии заключенного между сторонами договора о залоге векселя.

При этом арбитражный суд не может согласиться с доводами истца о том, что указание на залог векселя по соглашениям от 01 февраля 2003г. и 01 марта 2003г. содержится в акте приема - передачи векселя, ввиду следующего.

Исходя из буквального толкования названного акта приема – передачи (т. 1 л.д.31) векселя №714983, в соответствии со ст. 341 ГК РФ, арбитражный суд считает, что данный акт содержит исключительно ссылку на акт сверки расчетов №8-т и размер обязательства, которое погашается передачей векселя.

Более того, арбитражный суд не может согласиться с доводами истца о передаче векселя в залог, поскольку вышеназванные соглашения не предусматривали передачу векселя, а какие – либо изменения в данные соглашения в соответствии с их пунктами 16, 17 и ст. 452 ГК РФ сторонами не вносились.

Вместе с тем, арбитражный суд принимает во внимание, что ответчиком представлены доказательства наличия обязательств истца по уплате стоимости возвратной тары, своевременно не возвращенной ответчику, а именно накладные на отпуск материала на сторону №№ 00046-00067, согласно которым ответчик передавал истцу многооборотную тару.

При этом, как указал представитель ответчика, данная тара не была своевременно возвращена истцом, ввиду чего и сложилась задолженность в сумме 10787010руб., указанная в акте сверки расчетов №8-т, что не опровергнуто истцом.

Кроме того, как следует из материалов дела, многооборотная тара поставлялась ответчиком истцу не только по соглашениям от 01 февраля и 01 марта 2003г.

Таким образом, арбитражный суд приходит к выводу о том, что простой вексель №714983 передавался истцом в счет погашения задолженности, сложившейся ввиду невозврата многооборотной тары по состоянию на 28.08.2003г., а не в залог.

В силу изложенного положения пунктов 6 и 7 вышеуказанного Информационного письма ВАС РФ не подлежат применению в настоящем деле.

Ввиду вышеизложенного арбитражный суд не усматривает признаки неосновательного обогащения со стороны ответчика в виде необоснованного получения векселя.

Между тем, арбитражный суд не может согласиться с доводами истца о том, что им была возвращена многооборотная тара, в силу чего ответчик был обязан возвратить истцу вышеуказанный вексель в силу соглашений от 01 февраля и 01 марта 2003г.

В силу ст. 65 АПК РФ истец должен представить доказательства в подтверждение своих доводов.

Согласно ч. 1 и 3 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Истцом представлены ксерокопии сертификатов (т. 2, л.д. 5-71) и актов приемки возвратной тары и накладных (т. 2, л.д. 72-244).

Однако арбитражный суд не может принять данные документы как достоверные доказательства возврата многооборотной тары.

Согласно п. п. 1, 2 ст. 9 Закона РФ от 21.11.96 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбома Ф.И.О. учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать установленные законом обязательные реквизиты.

Согласно п. 7 соглашений основанием для возврата тары является сертификат, направляемый ответчиком покупателю товара вместе с продукцией.

При этом как следует из приложения №1 к Правилам применения, обращения и возврата многооборотных средств упаковки, утв. Постановлением Госснаба СССР от 21.01.1991 №1, сертификат должен содержать подпись должностного лица, его издающего.

В нарушение указанных норм ксерокопии представленных истцом сертификатов не содержат подписи представителя ответчика.

Ввиду чего данные сертификаты не могут являться достоверными доказательствами передачи тары именно ответчиком.

Представленные истцом копии актов приемки возвратной тары также не могут быть приняты как достоверные доказательства, поскольку они не являются полными копиями.

В соответствии со ст. 75 АПК РФ письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Однако как следует из представленных ответчиком образцов актов приема возвратной тары, данный документ состоит из двух страниц, на второй странице которого содержатся подписи лиц, принявших тару.

Между тем, истцом представлена только ксерокопия первого листа актов, что не может свидетельствовать о надлежащем представлении письменного доказательства.

На обращение суда о представлении полных копий либо подлинников документов, стороны сообщили об их отсутствии.

Следовательно, арбитражный суд приходит к выводу о том, что истец не подтвердил факта получения ответчиком тары.

Вместе с тем, арбитражный суд учитывает, что предметом иска является не взыскание стоимости полученной тары либо неосновательного обогащения в размере стоимости возвращенной тары, а взыскание стоимости векселя.

Из соглашения о порядке использования многооборотной тары не следует, что расчеты между сторонами должны осуществляться с помощью векселя, более того, из п.п. 4, 11 названных соглашений следует, что между сторонами установлена исключительно денежная форма расчетов.

Таким образом, арбитражный суд приходит к выводу о том, что вышеназванный вексель не передавался в счет расчетов по соглашениям от 01 февраля и 01 марта 2003г. В связи с чем, действительность либо незаконность данных соглашений не имеет правового значения для рассмотрения заявленного иска.

Поскольку, как было установлено судом, вексель был передан в счет погашения задолженности, а не в залог, т.е. при наличии правовых оснований, ответчик был вправе распоряжаться названным векселем по своему усмотрению.

Ввиду изложенного, арбитражный суд приходит к выводу о необходимости отказа в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения в размере стоимости векселя в сумме 10787010 руб.

Предметом данного спора является также взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

В силу ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Однако, поскольку ответчик не получал неосновательного обогащения, то он и не имел никакого денежного обязательства перед истцом, в силу чего проценты за пользование чужими денежными средствами взысканию не подлежат.

Таким образом, в удовлетворении исковых требований следует отказать в полном объеме.

В соответствии со ст. 110 АПК РФ расходы по госпошлине следует отнести на истца, однако, учитывая, что ранее уже был выдан исполнительный лист на взыскание с истца госпошлины, повторно госпошлина взысканию с истца не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 110, 167 – 170 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований отказать.

На Решение может быть подана апелляционная жалоба в девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца с момента его принятия.

Судья А.Н. Юдина