Судебная власть

Решение от 29.04.2010 №А29-1317/2010. По делу А29-1317/2010. Республика Коми.

Решение

г.Сыктывкар

29 апреля 2010 года Дело № А29-1317/2010

Резолютивная часть решения объявлена 28 апреля 2010 года. Полный текст решения изготовлен 29 апреля 2010 года.

Арбитражный суд Республики Коми в составе судьи Изъюровой Т.Ф.,

при ведении протокола судебного заседания судьей Изъюровой Т.Ф.,

рассмотрев в судебном заседании 26 и 28 апреля 2010 года дело по иску:

Агентства Республики Коми по управлению имуществом

к Администрации муниципального образования городского округа «Ухта»

и Комитету по управлению муниципальным имуществом муниципального образования городского округа «Ухта»

третье лицо: Открытое акционерное общество «Битран»

о понуждении принять имущество в муниципальную собственность

при участии в судебном заседании представителей сторон:

от истца: Забоева Л.Н.- по доверенности от 28.05.2009г.

от ответчиков: Белонин П.В. – по доверенности от 08.02.2010 года (администрация); Белонин П.В. - по доверенности от 25.08.2009г. (Комитет)

Установил:



Агентство Республики Коми по управлению имуществом (далее – Агентство) обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования городского округа «Ухта» (далее – администрация) и к Комитету по управлению муниципальным имуществом МОГО «Ухта» (далее – Комитет) о понуждении ответчиков принять в муниципальную собственность объекты согласно указанному в исковом заявлении перечню, всего в количестве 34-х единиц. Определением от 26 февраля 2010г. по делу № А29-1234/2010 требование в отношении объекта – жилой дом, расположенный по адресу: Республика Коми, г. Ухта, п. Нижний Доманик, ул.Шахтерская, д. 9, выделено в отдельное производство и является предметом рассмотрения по настоящему делу.

Определением от 27 февраля 2010 года в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Битран» (далее – третье лицо, ОАО «Битран»).

Третье лицо просит рассмотреть дело в отсутствие своего представителя.

В судебном заседании установлено следующее.

21 апреля 1993 года Комитет утвердил план приватизации ПО «Коминефть». Данный план был согласован главами администраций г.Ухты и г.Сосногорска.

Согласно пункту 8 Плана приватизации в перечень объектов, не подлежащих приватизации, включены жилые дома стоимостью 273666 тыс. руб. В пункте 9 плана приватизации указано, что до передачи на баланс местной администрации жилые дома передаются акционерному обществу на баланс по договору и используются по прямому назначению.

При этом согласно дополнения к приложению №9 Плана приватизации объединения «Коминефть» на 01.07.1992 года в перечне объектов социально-культурного назначения, остающегося в государственной, муниципальной собственности, не подлежащих приватизации, указан жилой дом по адресу: г.Ухта, п. Нижний Доманик, ул.Шахтерская, д. 9.

ОАО «Битран» создано на базе приватизированного имущества ПО «Коминефть». Третье лицо заявленные требования поддерживает и указывает, что жилой дом числится на его балансе согласно Перечню объектов социально-культурного и социально-бытового назначения, остающихся в государственной, муниципальной собственности, не подлежащих приватизации – дополнение приложения №9 к плану приватизации ОАО «Коминефть».

В соответствии с выпиской из реестра государственного имущества Республики Коми №428-08 от 26.03.2010 жилой дом по адресу: Республика Коми, г.Ухта, п.Нижний Доманик, ул.Шахтерская, д.9 числится в соответствующем реестре за номером В11080310030.

Между сторонами велась переписка по поводу приема из государственной собственности в собственность муниципального образования городского округа «Ухта» жилых домов, в том числе и спорного дома, между тем администрация посчитала принятие имущества в муниципальную собственность нецелесообразным, что явилось причиной обращения истца в суд с настоящим делом.

Ответчики с требованиями истца не согласились. В соответствии с представленным Комитетом отзывом на иск ответчик считает, что Решением о передаче спорного объекта в государственную собственность субъекта Российской федерации, муниципальную собственность следует считать Решение Министерства имущественных отношений Республики Коми от 11.12.2002 г. №225, поскольку именно в нем было утверждено дополнение приложения 9 к плану приватизации с пообъектным составом подлежащих передаче в муниципальную собственность домов. Предложение о передаче спорного имущества в муниципальную собственность было направлено в адрес администрации 09.08.2006 г., когда уже действовал особый порядок для передачи имущества из государственной собственности субъекта Российской Федерации в муниципальную собственность, установленный пунктом 11 статьи 154 Федерального закона от 22.08.2004 г. №122-ФЗ “О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“ и “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации“. По мнению ответчика, требования указанного закона по порядку передачи имущества из собственности субъекта Российской Федерации в муниципальную собственность истцом не выполнены. Также в отзыве Комитета указано, что из проведенных обследований технического состояния спорного дома следует, что он не отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, находится в разрушенном состоянии, для проживания непригоден, представляет собой свалку строительного мусора.

Ответчик администрация в своем отзыве также указывает, что в настоящее время спорного имущества как объекта недвижимости не существует, жилой дом полностью разрушен, что подтверждается отметкой в техническом паспорте и актами обследования жилого дома с приложенными фотографиями от 18.01.2010 г. и от 20.01.2010 г. Ссылаясь на положения статей 12 и 235 Гражданского кодекса РФ, ответчик считает, что право собственности при таких обстоятельствах прекращено, а защита истцом своего права путем присуждения к исполнению обязанности в натуре невозможна.

Также ответчиком администрацией заявлено о пропуске истцом срока исковой давности, установленного статьей 196 Гражданского кодекса РФ. В качестве начала исчисления данного срока ответчик указывает на утверждение плана приватизации в 1993 году, утверждение дополнения к приложению плана приватизации 11.12.2002 г. (Решение №225) и дату обращения истца с первым требованием о принятии спорного объекта в 2006 году (письмо от 09.02.2006 г. №01-20/3433-08), после которого истец узнал, что ответчик принимать спорное имущество отказывается. Таким образом, ответчик считает, что общий срок исковой давности истек не позднее 2009 года, о чем он заявляет как об основании к отказу в иске. В соответствии с устными пояснениями представителя ответчиков он просит учесть также, что приватизация представляет собой сделку, а требования истца по существу являются требованием исполнить данную сделку; при этом по требованиям об исполнении обязательств по сделкам общий срок исковой давности применим.

Агентство в отзыве на данное заявление указало, что поданный иск является требованием, предъявленным к собственнику имущества незаконным владельцем. О незаконности своего владения Агентство узнало с момента вступления в законную силу решения Арбитражного суда Республики Коми по делу №А29-4976/2009, а именно с 19.11.2009, в котором суд сделал вывод об обязанности муниципального образования принять имущество с момента утверждения плана приватизации ПО «Коминефть».

Заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности проверено судом и отклоняется в силу следующего.



Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие вопросы исковой давности, в рассматриваемом споре не подлежат применению, поскольку отношения между сторонами, возникшие из обязанности ответчиков принять в муниципальную собственность жилой дом, подлежащий такой передаче в силу утвержденного и согласованного плана приватизации с учетом дополнений и приложений к нему, не являются гражданско-правовыми.

Исковые требования предъявлены к ответчикам как к собственникам спорного имущества. В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Уклонение от данных обязанностей, которое выражается в уклонении от принятия спорного объекта в муниципальную собственность, имеет характер длящегося нарушения, в связи с чем не может быть ограничено какими-либо временными сроками по требованию исполнения своих обязанностей собственника по иску лица, собственником не являющегося, но в силу каких-либо причин вынужденного нести данное бремя за надлежащего собственника.

Таким образом, требования истца не подлежат отклонению по мотиву пропуска срока исковой давности.

Оценив правовые позиции сторон, суд находит обоснованными доводы истца об обязанности ответчиков принять спорный дом в муниципальную собственность в силу следующего.

Согласно пункту 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 №3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» объекты государственной собственности, указанные в приложении №3 к настоящему Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, передаются в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах). Приложением №3 к данному Постановлению жилищный фонд отнесен к муниципальной собственности.

В пункте 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1997 №15 «Обзор практики разрешения споров, связанных с приватизацией государственных и муниципальных предприятий» разъяснено, что объекты, указанные в приложении №3 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 №3020-1, являются объектами муниципальной собственности в силу прямого указания закона.

Согласно пункту 5 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 №3020-1 оформление передачи объектов, указанных в пункте 2 настоящего Постановления, в муниципальную собственность осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

К спорным правоотношениям применялось Постановление Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 №235 «О порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность», которым был определен порядок передачи объектов в муниципальную собственность. Пунктом 3 данного Постановления было установлено, что утверждение плана приватизации предприятия является Решением о передаче объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность.

Пунктом 5 Положения о порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.1995 №235, предусматривалось, что органы местного самоуправления, в муниципальную собственность которых передаются объекты, совместно с администрацией предприятия в месячный срок с момента принятия соответствующего решения о передаче указанных объектов оформляют необходимую техническую документацию и акты приема-передачи по утвержденной форме.

Согласно пункту 1 указанного Положения, определенные им условия и порядок передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность распространялись также на предприятия, приватизированные до 07.03.1995. Как следует из материалов дела, обязанность принять спорные объекты в муниципальную собственность возникла у ответчиков с момента утверждения плана приватизации, то есть в 1993 году.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения городского округа относится организация содержания муниципального жилищного фонда.

Таким образом, спорный жилой дом отнесен к объектам муниципальной собственности, в связи с чем у ответчиков имеется обязанность по его принятию в муниципальную собственность после утверждения плана приватизации ПО «Коминефть».

Включение данного имущества в реестр государственной собственности Республики Коми произведено в отсутствие на то правовых оснований, поскольку основания такого включения - План приватизации государственного предприятия «Объединение «Коминефть», утвержденный Решением Комитета по управлению имуществом Республики Коми от 21.04.1993 №100 «О преобразовании государственного предприятия «Объединение «Коминефть» в акционерное общество открытого типа» и Перечень объектов социально-культурного и социально-бытового назначения, остающихся в государственной, муниципальной собственности, не подлежащих приватизации, утвержденного Решением Министерства имущественных отношений Республики Коми от 11.12.2002 №225 свидетельствуют об отсутствии у истца как обязанности, так и права включения спорного объекта в реестр государственной собственности Республики Коми.

Доводы отзыва Комитета о необходимости соблюдения порядка передачи имущества из государственной в муниципальную собственность, введенного законом от 22.08.2004 г. №122-ФЗ судом отклоняются, поскольку Решение, утвердившее пообъектный перечень домов, является неотъемлемой частью согласованного администрацией плана приватизации. Обобщенный перечень и стоимость данного имущества была согласована ответчиком при его утверждении Решением Комитета от 21.04.1993 г. №100 и Решением Малого совета Ухтинского горсовета народных депутатов №39 от 16.09.93 г. Доказательств того, что в уточненном перечне домов указан объект, в его обобщенном перечне не числившийся, суду не представлено.

Вместе с тем, не смотря на обоснованность заявленного иска и подтверждение обязанности ответчиков принять спорный объект в муниципальную собственность суд полагает удовлетворение заявленных требований невозможным в силу следующего.

Статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации и статья 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривают право лица самостоятельно определять способы защиты гражданских прав. Защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в статье 12 Гражданского кодекса, а также иными способами, предусмотренными законом. Статьей 11 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена судебная защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Одним из установленных законом способов защиты гражданских прав является присуждение к исполнению обязанности в натуре.

Требование о понуждение принять объект в муниципальную собственность предполагает в случае его удовлетворения вступление ответчиками в права собственника со всеми вытекающими из данного статуса последствиями, несением соответствующих прав и обязанностей. Вместе с тем статус собственника предполагает также возможность фактического обладания своей вещью, а исполнение решения о присуждении к исполнению прав и обязанностей собственника возможно лишь при существовании объекта данных прав и обязанностей – существовании самой вещи.

В соответствии со статьей 235 Гражданского кодекса РФ право собственности прекращается в случае гибели или уничтожении имущества.

Доводы о полном разрушении спорного объекта подтверждаются ответчиками представленными в дело актами обследования технического состояния жилого дома №9 по ул.Шахтерской пст.Нижний Доманик от 18 и 20 января 2010 года. В соответствии с актом от 18 января 2010 г. в ходе проверки выявлено, что здание жилого дома разрушено; коммуникации не подведены. Согласно акту от 20.01.2010 г. в результате обследования установлено, что стены дома бревенчатые, отсутствуют, крыша отсутствует, оконные блоки и дверные проемы отсутствуют; комиссией сделаны выводы, что здание находится в разрушенном состоянии, не пригодно для проживания. К акту приложены фотоматериалы.

Оба представленных акта составлены без участия представителей истца, подтверждение извещения которого о предстоящем обследовании ответчиками не представлено.

Вместе с тем истец соответствие данных актов и представленных фотографий действительности не оспаривает. И третьим лицом, и истцом представлены в дело копии технического паспорта дома по состоянию на 21 ноября 2006 г., на первой странице которого ГУП РК Республиканское БТИ указано, что жилой дом разрушен полностью. Данная надпись заверена печатью БТИ и подписью работника, истец и третье лицо удостоверили подлинность представленной копии технического паспорта.

Таким образом, в ранее существовавшем объекте – спорном жилом доме, с момента утверждения плана приватизации ПО «Коминефть» подлежащем передаче в муниципальную собственность, произошли изменения, свидетельствующие о полном разрушении жилого дома, что зафиксировано органом Бюро технической инвентаризации в техническом паспорте объекта. Таким образом, право муниципальной собственности прекращено в связи с гибелью вещи и присуждение к обязанности принять данную вещь не может быть реализовано и фактически исполнено. Указанный в исковом заявлении объект капитального строительства, имеющий идентифицирующие признаки и целевое назначение, предназначенный для проживания граждан, в момент рассмотрения дела не существует, не смотря на то, что он числится на балансе ОАО «Битран». Обществом, со своей стороны, не представлены какие-либо доказательства, свидетельствующие о восстановлении объекта с момента последней технической инвентаризации, несении каких-либо затрат, связанных с его эксплуатацией и обслуживанием.

Доводы истца о том, что в отношении спорного жилого дома могут возникнуть обязанности, связанные с расселением зарегистрированных граждан, не имеют отношения к рассматриваемому спору. Не смотря на разрушение дома, все права и обязанности собственника, возникшие в период его существования как объекта жилищного строительства, сохраняются у муниципального образования. Исходя из формулировки просительной части иска вопрос о правах и обязанностях собственника как самостоятельный предмет спора не заявлен и подлежит рассмотрению только в совокупности с заявленным требованием о присуждении к исполнению прав и обязанностей собственника в натуре.

Решение Агентства о включении спорного объекта в реестр муниципальной собственности не имеет юридического значения по изложенным выше доводам. Истец не обосновал, почему он как орган, принявший данное Решение, не может его отменить, признать не действующим. Подача настоящего иска, напротив, свидетельствует о непризнании истцом своего решения как основания возникновения права государственной собственности Республики Коми на спорный объект. Правомерность данных выводов в ходе рассмотрения дела установлена.

При таких обстоятельствах понуждение ответчиков принять несуществующий объект в свою собственность никак не отразится на правовом положении участвующих в деле лиц, не защитит и не восстановит прав данных лиц, заведомо не будет исполнено, в связи с чем не будет соответствовать целям и задачам правосудия.

Принимая во внимание вышеизложенное, заявленное требование удовлетворению не подлежит.

Расходы по уплате государственной пошлины относятся на истца на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, который освобожден от ее уплаты.

Руководствуясь статьями 110, 167, 168, 171, 180 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в апелляционном порядке (во Второй арбитражный апелляционный суд (г. Киров) с направлением жалобы через Арбитражный суд Республики Коми).

Судья Изъюрова Т.Ф.