Судебная власть

Постановление апелляции от 15.06.2009 №А09-6451/2008. По делу А09-6451/2008. Российская Федерация.

ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

300041, г. Тула, ул. Староникитская, д.1

Постановление

г. Тула

15 июня 2009 года

Дело № А09-6451/2008-25

Резолютивная часть постановления объявлена 11 июня 2009 года

Постановление изготовлено в полном объеме 15 июня 2009 года

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Никуловой М.В.,

судей Заикиной Н.В., Каструба М.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Матузиной Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы акционеров открытого акционерного общества «Промтехмонтаж Ф.И.О. г.Брян Ф.И.О. г.Брянс Ф.И.О. г.Брянск, (регистрационный номер – 20АП-2114/2009), на Решение Арбитражного суда Брянской области от 15 апреля 2009 года по делу № А09-6451/2008-25 (судья Богданова М.В.), принятое по иску акционеров открытого акционерного общества «Промтехмонтаж Ф.И.О. г.Брян Ф.И.О. г.Брянс Ф.И.О. г.Брянск, к открытому акционерному обществу «Промтехмонтаж», г.Брянск, индивидуальному предпринимат Ф.И.О. г.Брянск, о признании недействительными договоров,

при участии в судебном заседании:

от истцов: Балюка К.А., паспорт серии 15 02 №870438,

Друцкий А.В., Сургучев М.Н. – не явились, извещены судом надлежащим образом;

от ответчиков: не явились, извещены судом надлежащим образом,



Установил:

акционеры открытого акционерного общества «Промтехмонтаж» Балюк Константин Алексеевич (далее – Балюк К.А.), г.Брянск, Друцкий Алексей Васильевич (далее – Друцкий А.В.), г.Брянск, Сургучев Михаил Николаевич (далее – Сургучев М.Н.), г.Брянск, обратились в Арбитражный суд Брянской области с иском к открытому акционерному обществу «Промтехмонтаж» (далее – ОАО «Промтехмонтаж»), г.Брянск, о признании недействительными договоров: купли-продажи от 05.10.2007, заключенного между ОАО «Промтехмонтаж» и ООО «Магнат», в отношении недвижимого имущества – административно-производственного корпуса общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенного по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86; купли-продажи от 17.12.2007, заключенного между ОАО «Промтехмонтаж» и Умрихиной Е.С. в отношении оборудования; купли-продажи от 17.12.2007, заключенного между ОАО «Промтехмонтаж» и Умрихиной Е.С. в отношении грузоподъемных механизмов – кранов, кран-балок, электрокран-балок; купли-продажи от 18.12.2007, заключенного между ОАО «Промтехмонтаж» и Умрихиной Е.С. в отношении транспортных средств и оборудования (л.д.3-8).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации привлечена индивидуальный предприниматель, осуществляющий свою деятельность без образования юридического л Ф.И.О. г.Брянск.

Определением суда от 26.11.2008 по ходатайству истцов, в порядке статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации индивидуальный предприниматель, осуществляющий свою деятельность без образования юридического л Ф.И.О. привлечена в качестве соответчика.

Решением Арбитражного суда Брянской области от 15.04.2009 (судья Богданова М.В.) в удовлетворении исковых требований отказано полностью (т.4, л.д. 99-114).

Не согласившись с такой позицией суда области, акционеры ОАО «Промтехмонтаж» Балюк К.А., Друцкий А.В., Сургучев М.Н. обратились в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобами, в которых, ссылаясь на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела; неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права, просят Решение отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований.

В обоснование своих доводов податели жалоб ссылаются на ошибочность вывода суда о том, что оспариваемая сделка не являлась крупной. В связи с этим отмечают, что данное имущество фактически представляет весь имущественный комплекс общества, которым последнее было наделено при его создании предшественником, что подтверждается передаточным актом от 05.11.1998, разделительным балансом по состоянию на 01.11.2008, списком основных средств общества. Указывают, что судом не дано надлежащей правовой оценки перечисленным доказательствам. Обращают внимание на то, что договор купли-продажи от 05.10.2007, заключенный между ОАО «Промтехмонтаж» и ООО «Магнат», в отношении недвижимого имущества – административно-производственного корпуса общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенного по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, не соответствует Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью», которым не предусмотрено право ликвидатора совершать сделки, выступая в качестве единоличного органа управления. Считают, что с момента принятия решения о ликвидации ООО «Магнат» (18.07.2007) у ликвидатора общества или его директора отсутствовали полномочия на осуществление каких-либо сделок. По мнению апеллянтов, сделки купли-продажи транспортных средств и грузоподъемных механизмов от 17.12.2007 являются мнимыми, поскольку стороны не намеревались создавать соответствующие правовые последствия. Считают, что оспариваемые сделки не были оплачены покупателями, а имущество последним передавалось безвозмездно. Отмечают, что доверенность от 25.03.2009, выданная ОАО «Промтехмонтаж» Минакову В.С., подписана Бурделем Д.А., который на момент ее подписания уже не являлся генеральным директором общества. В связи с этим указывают на отсутствие у Минакова В.С. полномочий на представление интересов ОАО «Промтехмонтаж».

Истец – Балюк К.А. в судебном заседании второй инстанции поддержал доводы апелляционной жалобы по изложенным в ней мотивам.

Ответчики письменные отзывы на доводы апелляционных жалоб не представили.

Истцы - Друцкий А.В., Сургучев М.Н. и ответчики, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, в суд второй инстанции своих представителей не направили.

В соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие неявившихся участников арбитражного процесса.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены апелляционной инстанцией в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб, выслушав мнение истца - Балюка К.А., суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для изменения или отмены решения Арбитражного суда Брянской области в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, Балюк К.А., Друцкий А.В. и Сургучев М.Н. являются акционерами ОАО «Промтехмонтаж», владеющими обыкновенными именными акциями общества в количестве 1 228 штук, 360 штук и 6 штук соответственно. Данные обстоятельства подтверждаются выписками из реестра акционеров ОАО «Промтехмонтаж» по состоянию на 08.02.2008 и по состоянию на 22.07.2008 (т.1, л.д. 61-63).

05.10.2007 между ОАО «Промтехмонтаж» в лице генерального директора Перепечаева М.Н. (продавец) и ООО «Магнат» в лице ликвидатора Павельевой Н.И. (покупатель) заключен договор купли-продажи недвижимого имущества (л.д.17-19).



В соответствии с условиями пунктов 1.1, 2.1 указанной сделки продавец продал, а покупатель приобрел административно-производственный корпус общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенный по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, стоимостью 918 000 руб.

Стороны договорились, что оплата недвижимого имущества будет производиться покупателем в течение 30 дней с момента подписания договора (пункт 2.2 договора).

Указанный объект недвижимости передан покупателю по акту приема-передачи от 05.10.2007 (т.1, л.д. 19).

Позднее, 17.12.2007, между ОАО «Промтехмонтаж» в лице генерального директора Перепечаевой Н.А. (продавец) и Умрихиной Е.С. (покупатель) заключены договоры купли-продажи оборудования и грузоподъемных механизмов (т.1, л.д. 11, 15). По условиям совершенных сделок продавец передал, а покупатель принял товар - оборудование и грузоподъемные механизмы, расположенные по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, по цене 40 000 руб. и 419 599 руб. 93 коп. соответственно. Товар передан покупателю по актам приема-передачи от 20.12.2007 (т.1, л.д.12, 16).

По договору купли-продажи от 18.12.2007, заключенному между Умрихиной Е.С. (покупатель) и ОАО «Промтехмонтаж» в лице генерального директора Перепечаевой Н.А. (продавец), последний передал покупателю автотранспортные средства и оборудование, расположенные по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, стоимостью 150 000 руб. Указанные объекты переданы покупателю по акту приема-передачи от 21.12.2007 (т.1, л.д.13-14).

Ссылаясь на то, что спорные сделки являются в совокупности крупными и совершены с заинтересованностью, но при их заключении были нарушены положения статей 78, 79, 81, 83 Федерального закона «Об акционерных обществах», акционеры ОАО «Промтехмонтаж» Балюк К.А., Друцкий А.В., Сургучев М.Н. обратились в арбитражный суд с настоящим иском. Кроме этого, истцы считают, что указанные сделки совершены с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности и являются мнимыми.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих несоответствие спорных сделок нормам Федерального закона «Об акционерных обществах», а также оснований для применения положений статей 169, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Проверив в порядке апелляционного производства оспариваемый судебный акт, с учетом оценки в совокупности имеющихся в материалах дела доказательств и обстоятельств дела, исследованных в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

В силу статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации защита нарушенных или оспоренных гражданских прав, в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, осуществляется компетентным судом.

Способы защиты представляют собой комплекс мер, применяемых в целях обеспечения свободной реализации субъективных прав.

Конкретный способ защиты гражданских прав выбирается непосредственно управомоченным лицом и зависит от того, какую цель преследует субъект для восстановления своего нарушенного или оспоренного права.

В статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации содержится перечень таких способов, одним из которых является признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки.

По смыслу названной материальной нормы, для применения указанного способа защиты необходимо подтвердить сам факт противоречия сделки закону.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки в качестве защиты гражданских прав осуществляются в соответствии со статьями 166 - 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что сделка недействительна по основаниям, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительная сделка, в силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

По смыслу перечисленных материальных правовых норм, недействительность сделки означает, что действие, совершенное в форме сделки, не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, на которые она была направлена, а одной из предпосылок для возможного обращения в суд с требованием о признании сделки недействительной является сам факт наличия таких действий участников гражданских правоотношений, которые охватываются понятием сделки.

Понятие сделки приведено законодателем в статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой сделка представляет собой волевой акт (действие) субъектов, направленный на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Из приведенного определения и норм Гражданского кодекса Российской Федерации об основаниях недействительности сделки следует, что сделка - это волевое правомерное юридическое действие субъекта (участника) гражданских правоотношений.

В свою очередь, правомерность действия означает законность основания (содержания) его возникновения.

Отсутствие такого основания (содержания) у сделки свидетельствует о ее порочности и противоречии нормам права.

К числу сделок, к которым законодатель предъявляет специальные требования относительно порядка ее совершения, относятся крупные сделки.

Понятие крупной сделки содержится в пункте 1 статьи 78 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В соответствии с указанной материальной нормой крупной является сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, и сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества. Уставом общества могут быть установлены также иные случаи, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный настоящим Федеральным законом.

При этом в случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а в случае приобретения имущества - цена его приобретения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 79 Федерального закона «Об акционерных обществах» крупная сделка должна быть одобрена советом директоров (наблюдательным советом) общества или общим собранием акционеров в соответствии с настоящей статьей.

При этом Решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, принимается всеми членами совета директоров (наблюдательного совета) общества единогласно, без учета голосов выбывших членов совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов общества, принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

Аналогичные положения содержатся и в уставе ОАО «Промтехмонтаж» (т.2, л.д.58-79).

В силу пункта 6 статьи 79 Федерального закона «Об акционерных обществах» крупная сделка, совершенная с нарушением требований настоящей статьи, может быть признана недействительной по иску общества или акционера.

Таким образом, по смыслу указанных правовых норм крупная сделка, совершенная акционерным обществом, является оспоримой.

Из системного толкования вышеприведенных материальных норм права следует, что для признания оспоримой сделки недействительной необходима совокупность условий, а именно – подтверждение самого факта совершения указанной сделки и наличие обстоятельств, подтверждающих нарушение порядка, установленного для крупных сделок. Кроме того, для признания крупных сделок недействительными необходимо подтвердить, что, во-первых, имущество по ней приобретается, отчуждается либо может быть отчуждено, а во-вторых, что стоимость такого имущества превышает установленный законом предел.

Аналогичные разъяснения содержатся и в пункте 36 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 г. № 19 «О некоторых вопросах примене­ния Федерального закона «Об акционерных обществах».

В силу пункта 2 статьи 78 Федерального закона «Об акционерных обществах» для принятия советом директоров общества и общим собранием акционеров решения об одобрении крупной сделки цена отчуждаемого или приобретаемого имущества должна быть определена советом директоров общества в соответствии со статьей 77 настоящего Федерального закона.

В свою очередь статья 77 Федерального закона «Об акционерных обществах» определяет, что в случаях, когда в соответствии с названным Федеральным законом цена (денежная оценка) имущества общества определяется Решением совета директоров (наблюдательного совета) общества, она должна определяться исходя из рыночной стоимости.

Подпунктом 19 пункта 10.2 устава ОАО «Промтехмонтаж», утвержденного общим собранием акционеров 20.06.2002, предусмотрено, что к компетенции общего собрания акционеров относится принятие решений об одобрении крупных сделок, предметом которых является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, в случае, предусмотренном пунктом 8.9 устава общества. Решение об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 % балансовой стоимости активов общества на последнюю отчетную дату, принимается советом директоров общества единогласно, при этом не учитываются голоса выбывших членов совета директоров. В случае, если единогласие совета директоров общества по вопросу об одобрении крупной сделки не достигнуто, по решению совета директоров общества вопрос об одобрении крупной сделки может быть вынесен на Решение общего собрания акционеров. В таком случае Решение об одобрении крупной сделки принимается общим собранием акционеров большинством голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров (пункт 8.9 устава).

Из анализа указанных положений и материальных норм следует, что для признания крупной сделки соответствующей закону необходима совокупность ряда условий, а именно: одобрение такой сделки уполномоченным органом управления общества и определение советом директоров общества денежной оценки отчуждаемого имущества, исходя из его рыночной стоимости.

В соответствии с пунктом 4 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» балансовая стоимость активов общества и стоимость отчуждаемого обществом имущества должны определяться по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату.

Обосновывая свою позицию относительно крупности совершенных обществом сделок, истцы указывают на их взаимную связь.

Суд первой инстанции проанализировав и оценив представленные в материалы дела доказательства, пришел к правильному выводу о недоказанности истцами обстоятельств, позволяющих квалифицировать оспариваемые сделки как взаимосвязанные и представляющие собой крупную сделку, подпадающую под регулирование норм статьи 78 Федерального закона “Об акционерных обществах“.

При этом названный Закон не содержит ни определения взаимосвязанных сделок, ни указания на возможные критерии отнесения двух или нескольких сделок к данной категории.

Поэтому соответствующее толкование понятия взаимосвязанных сделок может быть дано только судом при рассмотрении конкретного дела.

Так, сделки являются взаимосвязанными при наличии следующих обстоятельств: предметом всех сделок является имущество одного рода; все сделки совершены в течение короткого периода времени; сторонами всех сделок являются одни и те же либо взаимозависимые лица; денежные средства, полученные от сделок, направлены на Решение какой-либо одной определенной задачи; одна или несколько сделок обеспечивают исполнение одного обязательства.

Отсюда следует, что под взаимной связью понимаются отношения зависимости одной сделки от другой и эта зависимость должна строиться на основе правовой связи сделок.

Между тем имеющиеся в деле оспариваемые договоры свидетельствуют о том, что они заключены в разное время, предметом каждого договора является имущество, которое в соответствии со статьями 128, 129, 133 Гражданского кодекса Российской Федерации могло выступать в качестве самостоятельного объекта гражданских прав и гражданского оборота, и каждый из договоров является самостоятельной сделкой, поскольку порождает самостоятельные права и обязанности сторон. Договоры не совпадают по субъектному составу, так как заключены с разными покупателями, которые намеревались их использовать по разному назначению. Совершенные сделки не имели своей целью концентрацию движимого и недвижимого имущества в собственности одного лица.

Суд области, оценив в совокупности представленные в дело доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что данные договоры не являются взаимосвязанными, следовательно, не подходят под критерий крупной сделки и не требовали одобрения в порядке статьи 79 Федерального закона “Об акционерных обществах“.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым отметить следующее.

Согласно отчету ООО «Деловое партнерство» №310-10/07 ОЦ от 04.10.2007 по определению стоимости объекта недвижимости – административно-производственного корпуса общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенного по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, его стоимость составила 917 000 руб. (Приложение к делу А09-6451/08-25).

Как разъяснено в пункте 31 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003г. №19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», в случае отчуждения или возникновения возможности отчуждения имущества с балансовой стоимостью активов общества сопоставляется стоимость такого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета.

Согласно пункту 29 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 N 34н, организация должна составлять бухгалтерскую отчетность за месяц, квартал и год нарастающим итогом с начала отчетного года, если иное не установлено законодательством Российской Федерации. При этом исходя из пункта 37 указанного Положения для составления бухгалтерской отчетности отчетной датой считается последний календарный день отчетного периода.

Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела ни истцы, ни само ОАО «Промтехмонтаж» не представили суду бухгалтерского баланса, указав на то, что общество применяет упрощенную систему налогообложения (доходы, уменьшенные на величину расходов). Данное обстоятельство подтверждается также и имеющимся в материалах дела уведомлением от 02.03.2009, выданным МРИ ФНС России №6 по Брянской области (т.3, л.д.139).

В силу статьи 6 Федерального закона «О бухгалтерском учете» обязанность по ведению бухгалтерского учета, независимо от того, какую систему налогообложения использует организация, возлагается на саму эту организацию. При этом согласно статье 4 названного правового акта организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, ведут учет доходов и расходов в порядке, установленном главой 26.2 Налогового кодекса Российской Федерации, а учет основных средств и нематериальных активов – в порядке, предусмотренном законодательством о бухгалтерском учете.

Обязанность иметь самостоятельный баланс возложена на юридическое лицо и статьей 48 Гражданского кодекса Российской Федерации и является одним из признаков, обособляющих его как субъект гражданских правоотношений.

Однако в ходе рассмотрения спора ОАО «Промтехмонтаж» не представило суду ни бухгалтерского баланса, ни иных документов о ведении обществом учета основных средств и нематериальных активов.

Как усматривается из сообщения МРИ ФНС России №6 по Брянской области от 15.01.2009, последний бухгалтерский баланс сдавался ОАО «Промтехмонтаж» 27.03.2003 за 2002 год, и согласно ему внеоборотные активы общества на начало отчетного периода составляли 2 435 000 руб., на конец отчетного периода – 2 283 000 руб., оборотные активы соответственно 3 887 000 руб. и 3 245 000 руб. (т.2, л.д. 42-50).

Между тем данные бухгалтерского баланса за 2002 год не подтверждают балансовую стоимость активов ОАО «Промтехмонтаж» по состоянию на дату заключения оспариваемых сделок, поэтому обоснованно отклонены судом области в качестве такого доказательства.

В то же время в обоснование своих доводов истцами были представлены список б/н и б/д основных средств ОАО «Промтехмонтаж», передаточный акт от 05.11.1998, разделительный баланс по состоянию на 01.10.1998, оборотная ведомость за февраль 2007 года, справка б/н и б/д о балансовой стоимости административно-производственного корпуса (т.1, л.д.21, 27-34, 42). Однако представленные истцами документы также не отражают балансовую стоимость активов ОАО «Промтехмонтаж» на момент заключения оспариваемых сделок.

Более того, как видно из справки ОАО «Промтехмонтаж» (т.1, л.д. 21), по состоянию на 05.10.2007 балансовая стоимость административно-производственного корпуса общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенного по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86, составила 917 000 руб., что не превышает 25 % балансовой стоимости имущества общества.

Согласно списку основных средств ОАО «Промтехмонтаж» б/н и б/д (т.1, л.д. 42) остаточная стоимость данного объекта недвижимости составила 920 772 руб.12 коп., что также не превышает 25 % балансовой стоимости активов общества.

Оценив в совокупности в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, суд области пришел к правильному выводу о недоказанности истцами того факта, что оспариваемые ими сделки купли-продажи являются крупными.

При таких обстоятельствах доводы истцов о необходимости одобрения спорных сделок и соблюдения порядка такого одобрения в соответствии с требованиями, установленными статьями 78, 79 Федерального закона «Об акционерных обществах», являются неправомерными и подлежат отклонению.

Неверной является и позиция истцов о наличии заинтересованности Семионовой Н.Г. в совершении оспариваемых сделок. Последняя, по их мнению, выступала представителем ООО «Магнат» и фактически выгодоприобретателем по сделкам и одновременно являлась председателем совета директоров ОАО «Промтехмонтаж».

Согласно статье 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей главы. Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, в частности, если они, их супруги, родители, дети: являются стороной, выгодоприобретателем или представителем в сделке; занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной в сделке.

В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 июня 2007 г. №40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованно­стью» разъяснено, что выгодоприобретателем в сделке признается, в том числе, и должник по обя­зательству, в обеспечение исполнения которого акционерное общество предос­тавляет поручительство либо имущество в залог, за исключением случаев, когда будет установлено, что договор поручительства или договор о залоге совершен акционерным обществом не в интересах должника или без его согласия. Так, за­ключение акционерным обществом соглашения с должником об условиях пре­доставления кредитору поручительства или залога в обеспечение исполнения обязательств должника свидетельствует о том, что должник является выгодопри­обретателем в соответствующем договоре поручительства или договоре о залоге.

В пункте 14 Информационного письма от 13.03.2001г. №82 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» Высший Арбитражный Суд Российской Федерации разъяснил, что при разрешении спора о признании сделки недействительной на основании статей 81, 83 и 84 Закона об акционерных обществах арбитражный суд должен установить, имела ли место заинтересованность на момент совершения сделки.

Как следует из материалов дела, договор купли-продажи от 05.10.2007 от имени покупателя – ООО «Магнат» подписан ликвидатором Павельевой Н.И. Последняя назначена ликвидатором ООО «Магнат» со всеми полномочиями, предоставленными законодательством РФ, о чем свидетельствует Решение единственного участника ООО «Магнат» №5 от 18.07.2007 (т.1, л.д.41). Павельевой Н.И. подписан и акт приема-передачи от 05.10.2007 (т.1, л.д.19).

Следует отметить, что ни договор купли-продажи от 05.10.2007, ни иные оспариваемые истцами сделки, ни акты приема-передачи Семионова Н.Г., являющаяся председателем совета директоров ОАО «Промтехмонтаж», не подписывала. Более того, указанное лицо не является стороной, выгодоприобретателем или представителем перечисленных сделок.

Какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии у Семионовой Н.Г. заинтересованности в совершении сделок, истцами в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены.

При таких обстоятельствах оснований полагать, что последняя являлась лицом, заинтересованным в совершении оспариваемых сделок, у суда области не имелось.

Не является основанием для признания недействительным договора купли-продажи от 05.10.2007 и указание апеллянтов на то, что данная сделка подписана от имени ООО «Магнат» ликвидатором Павельевой Н.И.

В соответствии со статьей 57 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество может быть ликвидировано добровольно в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации, с учетом требований настоящего Федерального закона и устава общества. Общее собрание участников добровольно ликвидируемого общества принимает Решение о ликвидации общества и назначении ликвидационной комиссии. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами общества.

Согласно статье 62 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие Решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом в уполномоченный государственный орган для внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие Решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с настоящим Кодексом, другими законами. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица.

Материалы дела свидетельствуют, что единственным участником ООО «Магнат» являлась именно Павельева Н.И., которой и было принято Решение о добровольной ликвидации общества, что подтверждается Решением единственного участника ООО «Магнат» №5 от 18.07.2007.

В то же время заключение сделки купли-продажи обществом, находящимся на стадии ликвидации, в лице его ликвидатора не противоречит положениям перечисленных правовых норм. При этом действующее законодательство не содержит запрета на возможность заключения сделки юридическим лицом, находящимся на стадии ликвидации. Не назвали такую правовую норму и сами апеллянты, указывая на несоответствие требованиям закона сделки, заключенной от имени общества его ликвидатором.

Что касается позиции истцов о ничтожности договоров купли-продажи ввиду их совершения с целью, противной основам правопорядка и нравственности, то суд области обоснованно признал ее ошибочной в силу следующего.

В соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 08.06.2004 N 226-О, перечисленная статья особо выделяет опасную для общества группу недействительных сделок - так называемые антисоциальные сделки, противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Понятия “основы правопорядка“ и “нравственность“, как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Статья 169 Гражданского кодекса Российской Федерации указывает, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

Конструкция этой статьи такова, что для определения сделки ничтожной необходимо наличие умысла участников сделки, который означает понимание участником (участниками) сделки противоправности последствий совершаемой им (ими) сделки и желание их наступления или допущение таких противоправных последствий.

Таким образом, для установления ничтожности сделки по причине ее заведомой противности основам правопорядка и нравственности первостепенное значение придается выявлению умысла у участников сделки, который опосредует понимание ими противоправности последствий совершаемой сделки и желание их наступления или допущение таких противоправных последствий. При этом умысел должен не предполагаться, а быть доказан.

Следовательно, истцы в обоснование своих требований должны были представить доказательства, свидетельствующие о наличии умысла у обеих или одной из сторон сделки, а также доказательства того, что спорные сделки нарушают требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка.

При этом обязанность доказывания наличия прямого умысла сторон, направленного на противоречие основам правопорядка и нравственности, лежит на истцах, обратившихся в суд с иском о признании сделок недействительными.

Проанализировав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательств наличия умысла у сторон по указанной сделке на совершение действий, противных основам правопорядка и нравственности, истцы не представили.

Между тем из материалов дела следует, что оспариваемые сделки содержат условия, не противоречащие действующему законодательству, их заключение было направлено на возникновение гражданских правоотношений у сторон по ним.

Сам же по себе факт заключения оспариваемых сделок не может свидетельствовать о наличии умысла на их совершение с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

Не основаны на предусмотренных законом способах доказывания и доводы заявителей жалобы о недействительности сделок ввиду их мнимости.

В соответствии с частью 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, которая совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По смыслу указанной нормы юридически значимым обстоятельством для признания сделки мнимой является отсутствие у нее основания, поскольку стороны не стремятся к достижению того правового результата, который должен возникнуть из данной сделки.

Совершая мнимую сделку, стороны хотят создать лишь видимость возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, которые вытекают из этой сделки.

Таким образом, поскольку мнимая сделка совершается лишь для вида, одним из показателей ее мнимости служит несовершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. Напротив, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то признать такую сделку мнимой нельзя, даже если первоначально они не имели намерения ее исполнять.

В процессе рассмотрения дела судом области было установлено, что правовые последствия заключенных договоров наступили, обязательства по ним сторонами исполнены, переход права собственности на спорное нежилое помещение к покупателю зарегистрирован в установленном порядке.

Так, о факте передачи покупателю приобретенного им по оспариваемым сделкам купли-продажи недвижимого имущества, грузоподъемных механизмов и оборудования свидетельствуют имеющиеся в деле акты приема-передачи (т.1, л.д. 12, 14, 16, 19). Перечисленные акты приема-передачи никем не оспорены и не признаны недействительными. О фальсификации данных актов, в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не заявлено.

В подтверждение факта оплаты переданных покупателю по договорам купли-продажи основных средств в материалы дела представлены следующие документы: приходный и расходный кассовые ордера от 13.11.2007 на сумму 788 000 руб., записи из кассовой книги об оплате ООО «Магнат» за продажу основных средств ОАО «Промтехмонтаж» от 26.10.2007 на сумму 130 000 руб. и от 13.11.2007 на сумму 788 000 руб.

Кроме того, как усматривается из подписанного обеими сторонами заявления, поданного в УФРС по Брянской области с целью регистрации перехода права собственности, расчеты по договору купли-продажи от 05.10.2007 произведены в полном объеме, претензий по оплате и качеству объектов стороны не имеют (т.1, л.д. 23).

Необходимо отметить и имеющуюся в материалах дела выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 06.11.2008, согласно которой Управлением ФРС по Брянской области зарегистрировано право собственности Умрихиной Е.С. на объект недвижимости – административно-производственный корпус общей площадью 5 613,9 кв. м, расположенный по адресу: г.Брянск, ул.Литейная, д.86 (т.1, л.д. 126).

Вместе с тем, суд второй инстанции особо отмечает, что при совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. При этом, неисполнение или ненадлежащее исполнение принятых обязательств не является доказательством мнимости или притворности сделки.

При таких обстоятельствах, суд области правильно указал на отсутствие достаточных доказательств и законных оснований для признания спорного договоров недействительными по основаниям статей 167 - 170 Гражданского кодекса Российской Федерации и применении последствий их недействительности.

Судебная коллегия считает необходимым обратить внимание также на следующее.

В пункте 38 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 №19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» разъяснено, что иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера. Такие иски подлежат рассмотрению арбитражными судами в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Какие-либо конкретные обстоятельства, свидетельствующие о нарушении оспариваемыми сделками прав истцов как акционеров, последними названы не были.

В то же время статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, раскрывающей существо принципа состязательности участников арбитражного процесса, установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

При этом статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает императивное правило, запрещающее подтверждать обстоятельства, которые должны быть подтверждены определенными доказательствами, какими-либо иными доказательствами.

Однако истцы не представили в суд каких-либо доказательств нарушения в результате совершения спорных сделок их прав и экономических интересов, как акционеров ОАО «Промтехмонтаж», которые могли бы быть восстановлены в случае признания сделок недействительными.

Кроме того, истцы не являются стороной оспариваемых сделок, вследствие чего приведенные ими основания для недействительности сделок непосредственно не нарушают их прав и законных интересов.

Оценив представленные сторонами документы, суд апелляционной инстанции считает, что апеллянтами не представлено доказательств, должным образом свидетельствующих о нарушении их прав и законных интересов как акционеров в результате совершения спорных сделок, а также о том, что они повлекли неблагоприятные последствия для ОАО «Промтехмонтаж».

Таким образом, в рассматриваемом случае акционеры не доказали наличие у них материального права на предъявление данного иска об оспаривании сделок, заключенных между другими сторонами и по приведенным основаниям, не доказав, как оспариваемыми сделками нарушены их права и законные интересы. Доказательств заключения сделок на невыгодных для общества условиях и причинения истцам или обществу (ОАО «Промтехмонтаж») убытков данными сделками заявителями жалобы также не представлено. Данное обстоятельство является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Судом апелляционной инстанции отклоняется довод заявителей о нарушении судом норм процессуального права, выразившегося в допуске к участию в судебном заседании Минакова В.С. на основании доверенности от 25.03.2009, выданной от имени ОАО «Промтехмонтаж» Бурделем Д.А.

Как усматривается из представленной в материалы дела выписки из Единого государственного реестра юридических лиц от 06.04.2009, генеральным директором ОАО «Промтехмонтаж» является Бурдель Д.А.

В силу положений статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Таким образом, Бурдель Д.А., выступая в качестве единоличного исполнительного органа юридического лица, вправе был подписывать доверенность Минакову В.С. на представление интересов общества в суде, а последний, в свою очередь, имел надлежащие полномочия на участие в судебном заседании от имени ОАО «Промтехмонтаж».

Принимая во внимание наличие у Минакова В.С. надлежаще оформленных полномочий представлять интересы ОАО «Промтехмонтаж» в суде, первая инстанция обоснованно допустила его к участию в судебном заседании.

Тем более, что данное обстоятельство не является основанием к отмене состоявшегося по делу судебного акта суда первой инстанции.

С учетом изложенного, а также оценки в совокупности имеющихся в материалах дела доказательств и обстоятельств дела, исследованных в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения требований заявителей.

Обстоятельствам дела, исследованным судом первой инстанции, дана правильная правовая квалификация.

Неправильного применения судом норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены принятого судебного акта, судом второй инстанции не установлено.

В соответствии с пунктом 3 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение судебных расходов, в том числе расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Таким образом, расходы по государственной пошлине по апелляционным жалобам подлежат отнесению на истцов - акционеров ОАО «Промтехмонтаж» Балюка К.А., Друцкого А.В., Сургучева М.Н. по 1 000 рублей с каждого.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

Постановил:

Решение Арбитражного суда Брянской области от 15 апреля 2009 года по делу № А09-6451/2008-25 оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

М.В. Никулова

Судьи

Н.В. Заикина

М.В. Каструба