Судебная власть

Решение от 2008-06-06 №А65-2470/2008. По делу А65-2470/2008. Республика Татарстан.

Решение

г.КАЗАНЬ ДЕЛО N А65-2470/2008-СA3-47

«06» июня 2008 г.

Резолютивная часть решения объявлена 30 мая 2008 г. Полный текст решения изготовлен 06 июня 2008 года.

Арбитражный суд Республики Татарстан в составе: председательствующего судьи Насырова А.Р.,

с участием:

от заявителя – Шайдуллина Ф.Ф., по доверенности №223 от 14.0208. представитель;

от ответчика – Крестников Е.С., по доверенности от 28.01.2008г.; Фассахутдинов Л.И., по доверенности от 12.01.2008 г., Хисамбеева Г.В., по доверенности от 20.05.2008 г.,

от лица ведущего протокол судебного заседания – судья Насыров А.Р.,

рассмотрев 26-30.05.2008 г. по первой инстанции в открытом судебном заседании дело по заявлению Открытого акционерного общества «Третье Нижнекамское Монтажное управление», г.Нижнекамск к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №11 по Республике Татарстан, г.Нижнекамск о признании недействительным Решения №14/14 от 29.12.2007г. о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части п.1.1, п.1.1.2, п.1.1.3(б), п.1.2, п1.3, п.4.1, п.4.2, п.4.3, п.7.7, п.7.8, п.7.9, п7.10, п.7.11, п.8.2, п.8.3, п.8.4, а также в части привлечения по п.2 ст.27 ФЗ – №167 «Об обязательном пенсионном страховании» в виде штрафа в размере 3078,80 руб.,

Установил:



Открытое акционерное общество «Третье Нижнекамское Монтажное управление», г.Нижнекамск (заявитель) обратилось в суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №11 по Республике Татарстан, г.Нижнекамск (ответчик) о признании недействительным Решения №14/14 от 29.12.2007г. о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в части п.1.1, п.1.1.2, п.1.1.3(б), п.1.2, п.1.3, п.4.1, п.4.2, п.4.3, п.7.7, п.7.8, п.7.9, п.7.10, п.7.11, п.8.2, п.8.3, п.8.4, а также в части привлечения по п.2 ст.27 ФЗ – №167 «Об обязательном пенсионном страховании» в виде штрафа в размере 3078,80 руб.

Представитель заявителя, реализуя свое право, предусмотренное положениями ст.ст.41, 49 АПК РФ до начала судебного заседания заявил устные ходатайства об отказе от требования о признании незаконным п.1.1.3 «б» решения; об уточнении требования относительно транспортного налога и единого социального налога, просил признать незаконным п.п.4.1, 4.2, 4.3 решения налогового органа, в части доначисления транспортного налога за 2004-2006 г. в размере 55800 рублей, пени и налоговых санкций по ним, а также п.7.12 решения; о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

Представители ответчика возражений не заявили.

Суд, руководствуясь ст.ст.49,184 АПК РФ принял частичный отказ и уточнение предмета заявления, о чем вынес протокольное определение, а также приобщил к материалам дела дополнительно представленные заявителем документы, на основании ст.159 АПК РФ.

Представитель заявителя поддержал требования, с учетом заявленного ходатайства по основаниям, изложенным в заявлении и дополнении.

Считает, что налоговым законодательством не предусмотрено оснований для доначисления налога на прибыль, единого социального налога и транспортного налога, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, которые указаны в оспариваемом решении.

Представители ответчика требования заявителя не признал, просил в суд удовлетворении заявления отказать, согласно изложенных в отзыве, а также в дополнениях к нему доводов.

Судом, в порядке ст.163 АПК РФ был объявлен перерыв в судебном заседании до 10ч.-00 мин. 30.05.2008 г., в целях представления дополнительных доказательств.

Судебное заседание после вышеуказанного перерыва было продолжено в назначенное время, в соответствии с ч.4 ст.163 АПК РФ.

Как следует из представленных по делу документов, ответчиком была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за 2004-2006 г.г.



В ходе данной проверки была выявлена неуплата налога на прибыль в размере 1544483,42 рублей, в результате неправомерного отнесения в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль затрат: по приобретению у ООО «ПСО «Казань» консультационных услуг, по разработке ООО «Линкорос» проектной документации.

При проверке правильности исчисления единого социального налога было установлено занижение налоговой базы, в результате невключения в налоговую базу размера компенсационных выплат за неиспользованный отпуск, произведенных работникам общества, а также выплат, в виде премий по статьям «Тематическое задание», «Другие достижения в работе», что повлекло неуплату налога 563501,14 рублей.

В разрезе указанного объема выплат произведен расчет страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

В ходе данной выездной налоговой проверки было также выявлено, что ответчиком в нарушение ст.ст.358,361,362 НК РФ занижена налоговая база по транспортному налогу за 2004-2006 г.г., в результате неправильного применения налоговой ставки, что повлекло неуплату налога за 2004-2006 г. в размере 56898 рублей

В ходе данной налоговой проверки ответчиком были выявлены и иные налоговые правонарушения, совершенные, но не обжалуемые заявителем.

Данные нарушения законодательства о налогах и сборах нашли свое полное отражение в акте выездной налоговой проверки от 28.11.2007 г. N12/14, на основании которого ответчиком, с учетом частично принятых возражений, было вынесено Решение N14/14 от 29.12.2007 г. о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.122 НК РФ, ч.1 ст.123 НК РФ.

Не согласившись с вынесенным Решением, заявитель обратился в суд с заявлением о признании его частично незаконным.

Исследовав представленные доказательства в их совокупности, заслушав объяснения сторон, суд считает требования заявителя подлежащими частичному удовлетворению, по следующим основаниям.

По нарушениям, отраженным в пункте п.п. 1.1, 1.2, 1.3:

В соответствии с п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Федеральным законом от 6 августа 2001 г. N 110-ФЗ часть вторая Налогового Кодекса РФ была дополнена главой 25 “Налог на прибыль организаций“, вступившей в силу с 1 января 2002 г.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организации признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью, в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину производственных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Таким образом, в зависимости от характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика, расходы подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Между тем, под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Следовательно, условиями отнесения затрат на себестоимость продукции (работ, услуг) являются их связь с хозяйственной деятельностью налогоплательщика и документальное подтверждение осуществления таких затрат.

Как усматривается из материалов дела, заявитель в расходах 2004-2006 г.г., связанных с производством и реализацией, в числе других расходов отразил расходы по оплате консультационных услуг в сумме 5935027,61 рублей.

Основанием для отнесения указанных сумм затрат в состав расходов послужило оказание ООО «ПСО «Казань» на основании договоров №105/04 от 31.03.2004 г., 137/04-25 от 13.05.2004г., 18/05-15 от 03.01.2005 г. консультационных услуг.

Предметом данных договоров являлось объединение усилий по совместным действиям в рамках договора, в целях успешного решения уставных задач сторон, при этом ООО «ПСО «Казань», обязалось представляь интересы заявителя в вышестоящих организациях, проводить анализ рентабельности осуществляемой заявителем деятельности и давать рекомендации, оказывать консультационные услуги по восстановлению, ведению и проверке бухгалтерского учета, осуществлять экономический анализ деятельности предприятий, разрабатывать схемы оптимизации налогообложения, осуществлять подготовку инвестиционных проектов по модернизации действующих и созданию новых производств; изучать новые технологии в строительстве и разрабатывать рекомендации по внедрению на предприятии; осуществлять управленческое, бухгалтерское, налоговое и правовое консультирование; представлять в электронном виде тексты нормативных актов,официальных документов и иные информационные материалы и т.д.

По мнению инспекции, поскольку из представленных налогоплательщиком первичных документов в обоснование понесенных расходов не представляется возможным установить, какие услуги оказаны обществом “ПСО Казань“, в каком объеме и каким образом их результаты повлияли на финансово-хозяйственную деятельность налогоплательщика, то указанные документы не могут быть признаны надлежащим подтверждением понесенных обществом расходов.

Исходя из чего, настаивает на необоснованности этих расходов и отсутствии их экономической целесообразности.

Однако, суд находит ошибочной данную позицию ответчика, в силу несоответствия ее нормам материального права и фактическим обстоятельствам дела.

В статье 253 НК РФ приведен перечень расходов, признаваемых в целях настоящей главы расходами, связанными с производственным процессом.

Пунктом 6 части 1 вышеуказанной нормы к основному перечню расходов отнесены «прочие расходы, связанные с производством и реализацией», к одним из которых в силу п.15 ч.1 ст.264 НК РФ отнесены расходы налогоплательщика, понесенные по договору, которые квалифицируются, как технические консультационные услуги и принимаются для целей исчисления налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Статья 264 Налогового кодекса Российской Федерации содержит достаточно полное и однозначное толкование, что перечисленные в ней расходы уменьшают доходы налогоплательщика и прямо указывает расходы на приобретение консультационных услуг.

Соответственно, все, что перечислено в этой норме соответствует критерию статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Более того, статья 252 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит требования о получении экономического эффекта, исключения убытков и повышение эффективности управления, как не содержат такого требования и другие нормы налогового законодательства.

Таким образом, при формировании налоговой базы для расчета налога на прибыль организация может учесть расходы на оплату консультационных услуг стороннего юридического лица, в рамках принятых обязательств по заключенному и соответствующему требованиям закона договору.

В силу абзаца 1 пункта 2 статьи 1 и абзаца 3 пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации заявитель, будучи коммерческой организацией, приобретает и осуществляет свои гражданские права своей волей и в своем интересе, является свободным в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых, не противоречащих законодательству условий договора, а также - осуществляет самостоятельную, на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли.

Поэтому заявитель как хозяйствующий субъект был вправе самостоятельно определять степень необходимости привлечения тех или иных специалистов для достижения благоприятных для себя последствий - в противном случае его правоспособность и дееспособность как юридического лица были бы неправомерно урезаны.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 320-О-П указано, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.

В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией. поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Следовательно, нормы пункта 1 статьи 252 НК РФ не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Формируемая Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации судебная практика также основывается на презумпции экономической оправданности совершенных налогоплательщиком операций и понесенных по этим операциям затрат. Как указано в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53, действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.

Согласно п.4 того же Постановления ВАС РФ налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Из представленных суду документов, усматривается, что консультационные услуги, оказанные заявителю ООО «ПСО «Казань», являются документально подтвержденными, экономически оправданными и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Анализируя подлинное экономическое содержание договоров, суд приходит к выводу, что их заключение было обоснованно и экономически оправдано, поскольку общество в 2004-2006г. добилось значительного роста выручки от реализации работ, услуг. За три года объем выручки по сравнению с 2003 г. увеличился на 215 %, коэффициент финансовой зависимости(гиринга) уменьшился с 2,75 до 1,23, коэффициент автономии, равный доле источников собственных средств повысился с показателя 0,36 до 0,81, что свидетельствует о финансовой устойчивости заявителя, с чем в ходе судебного заседания согласились представители налогового органа.

Следовательно, в результате диверсификации деловой активности, произошел рост объема выручки и уровня рентабельности деятельности заявителя, что повлекло к росту налоговых отчислений в бюджет, что также не оспаривается ответчиком.

Так, в результате проведенного анализа ведения бухгалтерского и налогового учета, у заявителя изменен учет, выявлены и учтены дебиторы и кредиторы, изменена работа с поставщиками и подрядчиками, уменьшен расход ТМЦ, расходы по ремонту, произведено погашение задолженности по кредитам.

В решении ответчика указано, что проделанная работа ООО «ПСО Казань» отражена в отчетах и приняты по актам за соответствующие периоды, в соответствии с которыми выставлены счета-фактуры, которые оплачены заявителем соответствующими платежными поручениями на общую сумму с НДС 6265773,47 рублей.

Указанные обстоятельства подтверждаются представленными документами по делу (т.2 л.д.68-84, т.4 л.д.117-150, т.5 л.д.1-69, т.7 л.д. 1-156, т.8 л.д.1-131, т.9 л.д.17-20,51-54, 93-105, 117-120,127-130, 133-138, т.10 л.д.1-5, 20-23, 39-42, 52-53).

Таким образом произведенные затраты документально подтверждены, данный факт установлен в ходе проверки, отражен в решении и ответчиком не оспаривается.

Заявителем указано, что одним из условий увеличения прибыли является применение результатов услуг ООО «ПСО Казань» (изменения в учете, составление финансового плана, снижение кредиторской и дебиторской задолженности, уменьшение расходов ТМЦ, уменьшение расходов по капитальному ремонту и др.). Ответчиком не представлено никаких доказательств, опровергающих доводы заявителя.

Ссылки ответчика на нарушении требований статьи 9 ФЗ от 21,11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ неправомерны, поскольку имеющиеся в материалах дела отчеты, анализы финансового положения, акты приемки оказанных услуг, подписанные заказчиком и исполнителем с учетом особенностей гражданского-правового договора на возмездное оказание услуг, счета-фактуры содержат все необходимые реквизиты, что позволяет отнести произведенные заявителем расходы к документально подтвержденным расходам.

При этом действующее законодательство, не содержит требований о необходимости детального указания в актах приемки оказанных услуг объема трудозатрат работников исполнителя по выполнению договорных обязательств.

При этом следует отметить, что содержание отчетов ООО «ПСО Казань» свидетельствует о направленности выполненных работ на получение заявителем прибыли (изменение и систематизация бухгалтерского и налогового учета, снижение производственных затрат), своевременную и полную уплату налогов в бюджет.

Таким образом, вывод ответчика о том, что услуги ООО «ПСО Казань» никакого положительного влияния на экономическую выгоду не оказали, не соответствует действительности, в силу вышеизложенных причин.

Судом не может быть признан обоснованным довод ответчика о том, что поскольку у заявителя имеются юридический, экономический отделы, бухгалтерия, то заявитель в услугах ООО «ПСО «Казань» не нуждался. Ответчиком не дан анализ работы указанных отделов, не исследованы их функции и возможности.

Заявитель пояснил, что указанные отделы выполняют текущую работу. Ответчик доказательств того, что работники заявителя могли выполнить объем работ, который был поручен ООО «ПСО Казань» не представил.

В данном случае, исходя из анализа представленных заявителем документов, суд приходит к выводу о том, что объем работ ООО «ПСО Казань» был значительно больше, чем у структурных отделов организации, поскольку включал не только юридическое, экономическое сопровождение, но и касался производственной деятельности, тогда как ответчиком в решении применены не сопоставимые показатели по объему услуг.

Довод налогового органа о взаимозависимости заявителя и ООО «ПСО Казань» не может рассматриваться как основание для признания необоснованными произведенных расходов, поскольку конкретных правовых последствий определения лиц как взаимозависимых положения статьи 20 НК РФ не предусматривают.

Согласно пункту 2 статьи 40 НК РФ взаимозависимость может служить основанием для контроля налоговым органом за правильностью применения цен между такими лицами, что в соответствии с пунктом 3 указанной статьи применительно к налогу на прибыль может повлечь доначисление налога по мотиву завышения цены услуг и, следовательно, занижения налоговой базы, в результате их отнесения на расходы.

Нормы законодательства о налогах и сборах, регулирующие основания и порядок признания произведенных расходов, не содержат ограничений по их использованию при совершении хозяйственных операций между взаимозависимыми лицами.

Сам по себе факт взаимозависимости общества и его поставщика услуг, возникший до или после заключения сделок, послуживших основанием для отнесения спорных сумм в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу, не может служить основанием для вывода о злоупотреблениях со стороны налогоплательщика при использовании данного права, то есть для признания налоговой выгоды необоснованной.

При определении характера и последствий взаимозависимости участников сделки в силу статьи 20 НК РФ налоговый орган несет обязанность доказывания, что отношения взаимозависимости повлияли или могли повлиять на результаты сделки.

Согласно ст.40 НК РФ для целей налогообложения принимается цена товара, работ, услуг, указанная сторонами сделки.

Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. Налоговый орган доказательств не соответствия договорной цены суду также не представил, в судебном заседании пояснил, что таких доказательств не имеет.

Таким образом, учитывая изложенное, основываясь на представленных в материалы дела документах, суд приходит к выводу о том, что расходы на оплату услуг ООО «ПСО Казань» соответствуют критериям, указанным в ст.252 НК РФ.

Следовательно, заявитель по истечении налоговых периодов(2004-2006 г.г.), приравненный в силу ст.285 НК РФ календарному году, имел полное право по отнесению в состав расходов, связанных с производством и реализацией, спорные суммы затрат по оплате консультационных услуг, в силу чего требование заявителя в указанной части подлежит удовлетворению.

Такой вывод суда соответствует подробно проанализированным материалам дела, и согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, отраженными соответственно в определении от 04.06.2007 N 320-О-П и постановлении № 2236/07 от 10.07.2007 по налоговому делу “ПрайсвотерхаусКуперсАудит, а также со сложившейся судебной практикой рассмотрения подобных споров(Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27 сентября 2007 года N А65-7573/2006-СА2-9, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 25 сентября 2007 г. N А65-14168/2006-СА1-42, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 октября 2007 г. N А65-23569/06, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 20 марта 2008 г. N А65-17889/06, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 марта 2008 г. N А12-10458/07-с60 и других окружных судов)

По нарушениям, отраженным в пункте п.п. 4.1, 4.2, 4.3:

Мотивом для принятия ответчиком решения в указанных частях, послужило нарушение заявителем положений ст.358,361,362 НК РФ, выразившееся в занижении налоговой базы по транспортному налогу за 2004-2006 г.г., в результате неправильного определения мощностей автотранспортных средств и налоговой ставки, что повлекло неуплату налога за 2004-2006 г. в размере 55800 рублей.

Заявитель, оспаривая Решение, в части доначисления транспортного налога, соответствующих пеней и налоговых санкций, считает, что в связи с отсутствием в паспортах транспортных средств мощностей автобусов КАВз-3976 и УАЗ 3909, налоговая ставка была применена, исходя из данных предоставленных ОТОР ГИБДД Нижнекамского УВД и сведениями, содержащимися на сайте www.atlantauto.ru.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, заслушав позиции сторон относительно данного вопроса, суд приходит к выводу о правомерности требования заявителя, исходя из следующего.

Порядок исчисления и уплаты транспортного налога установлен в главе 28 Налогового кодекса РФ. Согласно пункту 1 статьи 358 названной главы объектом налогообложения признаются транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При этом в силу статей 359, 361 и 362 НК РФ в отношении транспортных средств, имеющих двигатели, налоговая база определяется как мощность двигателя транспортного средства в лошадиных силах, а сумма налога исчисляется как произведение налоговой базы и налоговой ставки, установленной законами субъектов Российской Федерации в зависимости от мощности двигателя.

В связи с этим пунктами 4 и 5 статьи 362 НК РФ установлена обязанность органов, осуществляющую государственную регистрацию транспортных средств, сообщать в сроки, предусмотренные этими нормами, в налоговые органы по месту своего нахождения сведения о транспортных средствах, зарегистрированных или снятых с регистрации; о лицах, на которых зарегистрированы эти средства, а также обо всех связанных с ними изменениях.

В силу пункта 1 статьи 362 НК именно на основании этих сведений налоговый орган исчисляет суму налога, подлежащую уплате физическими лицами, а налогоплательщики - организации самостоятельно исчисляют сумму налога и авансового платежа.

Как усматривается из материалов дела, спор между сторонами возник относительно правильности определения мощности двигателей двух автобусов КАВЗ-3976 и УАЗ 3909, каждая из которой оперирует данными, предоставленными органом, осуществляющим государственную регистрацию транспортных средств – ОТОР ГИБДД УВД г.Нижнекамска. (л.д.100-107 т.2, л.д.4-14 т.3).

В целях устранения противоречивой информации, и установления действительной мощности двигателей рассматриваемых объектов налогообложения по итогам предварительного судебного заседания, состоявшегося 18.03.2008 г., судом на основании ст.66 АПК РФ были вынесены и направлены в адрес заводов изготовителей - Общества с ограниченной ответственностью «Курганский автобусный завод» (КАВЗ), Открытого акционерного общества «Ульяновский автомобильный завод», определения об истребования доказательств от 18.03.2008 г.(т.4 л.д.96-98).

Во исполнение указанных определений суда вышеуказанными заводами изготовителями была представлена соответствующая информация относительно мощности двигателей спорных объектов налогообложения, которая подтвердила соотношение данных мощности, отраженных заявителем в налоговых декларациях по транспортному налога за 20904-2006 г.г.(т.4 л.д. 106-112)

При таких обстоятельствах следует признать правомерным вывод заявителя о том, что доначисление 55800 рублей недоимки по транспортному налогу, пени и налоговых санкций по ним не обоснованы по размеру, в силу чего требование заявителя в указанной части также подлежит удовлетворению.

Суд также признает обоснованным требование заявителя о признании незаконным решения налогового органа, в части привлечения по п.2 ст.27 ФЗ – №167 «Об обязательном пенсионном страховании», в виде штрафа в размере 3078,80 руб., исходя из следующего.

В силу ст.ст.1 и 2 ФЗ от 15.12.2001 N 167-ФЗ правоотношения в сфере обязательного пенсионного страхования регулируются специальным законодательством, законодательство же о налогах и сборах должно применяться, если иное не установлено специальными нормативными актами, регулирующими отношения в сфере обязательного пенсионного страхования.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 15.12.01 г. N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в РФ“ под страховыми взносами понимаются индивидуально возмездные обязательные платежи, которые уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда РФ, и целевым назначением которых является обеспечение права гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию в размере, эквивалентном сумме уплаченных страховых взносов, учтенной на его индивидуальном лицевом счете.

Пунктом 3 ст. 9 Закона от 15.12.01 г. N 167-ФЗ установлено, что финансирование выплаты базовой части трудовой пенсии осуществляется за счет сумм единого социального налога (взноса), зачисляемых в федеральный бюджет, а финансирование выплаты страховой и накопительной частей трудовой пенсии - за счет средств бюджета Пенсионного фонда РФ.

Следовательно, страховые взносы на страховую и накопительную части трудовой пенсии уплачиваются в Пенсионный фонд РФ в виде сумм страховых взносов, а суммы, зачисляемые в федеральный бюджет на цели государственного пенсионного страхования, уплачиваются в составе единого социального налога.

Согласно пункта 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.08.2004 г. N 79, “страховые взносы на финансирование страховой части трудовой пенсии не входят в состав единого социального налога.

Страховые взносы на страховую и накопительную части трудовой пенсии не включены в налоговую систему Российской Федерации, они не относятся к числу налогов и являются индивидуально возмездными платежами“.

Указанная правовая позиция закреплена также в Определении Конституционного суда РФ от 05.02.2004 года N 28-О, где указано, что в отличие от налога, платежи которого не имеют адресной основы, характеризуются индивидуальной безвозмездностью, безвозвратностью и не персонифицируются при поступлении в бюджет, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование отвечают признакам возмездности и возвратности, а, следовательно, по своей социально-правовой природе не являются налоговыми платежами.

Вместе с тем, суд считает указать на то обстоятельство, что согласно п.2 ст.25 ФЗ от 15.12.2001 N 167-ФЗ взыскание недоимки по страховым взносам и пеней осуществляется органами Пенсионного Фонда в судебном порядке.

Применение ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании осуществляется на основании Федерального закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“.

При этом из положений статьи 25 Федерального Закона от 15.12.2001 г. N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“, а также из положений главы 16 Налогового кодекса Российской Федерации не следует, что налоговые органы вправе применить ответственность за нарушения, перечисленные в пункте 2 статьи 27 вышеуказанного закона.

Таким образом, исходя из правоприменительной практики положений ч.2 ст.27 ФЗ от 15.12.2001 N 167-ФЗ и п.4 ч.1 ст.11 ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» от 16.07.1999 г. №165-ФЗ право по начислению штрафных санкций за неуплату вышеуказанных страховых взносов и обращению за их взысканием в суд предоставлено исключительно Пенсионному Фонду(страховщику).

Данный вывод суда согласуется со сложившейся судебной практикой рассмотрения подобных споров(Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15 апреля 2008 г. N А55-14893/07).

Учитывая изложенное, требование заявителя в указанной части подлежит удовлетворению.

Между тем, суд не усматривает правовых оснований для удовлетворения требований заявителя в остальной части заявленных требований, по следующим основаниям.

По нарушению, отраженному в пункте п.п. 1.1.2:

Основанием для доначисления сумм налога на прибыль и пени послужил вывод ответчика о неправомерном отнесении в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль затрат в размере 500320 рублей по приобретению у ООО «Линкорос» услуг по разработке проектной документации, без документального подтверждения фактического произведения, и экономического обоснования указанных затрат, а также отсутствием у контрагента лицензии на осуществляемую деятельность.

Данное нарушение привело, по мнению ответчика, к занижению заявителем в 2004 году объекта обложения по налогу на прибыль на сумму 500320 рублей, в результате неправомерного завышения расходной части на стоимость указанных услуг.

Суд считает соответствующей Закону указанную позицию ответчика, исходя из следующего.

Как было отмечено ранее, условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих полученные доходы, предусмотрены статьей 252 НК РФ, согласно положениям которой для признания расходов (затрат) с целью налогообложения они должны соответствовать трем следующим условиям: быть обоснованными, документально подтвержденными и произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

По смыслу статьи 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 года N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Указанные документы служат доказательствами, подтверждающими обстоятельства совершения хозяйственных операций (передача товара, уплата денежных средств и иные операции).

В обоснование заявленных требований заявитель ссылается на производственную необходимость в произведении указанных затрат, в связи с возникшей проблемой при строительстве блока сепарации установки гидрокрекинга «Комплекса глубокой переработки нефти на НПЗ ОАО Славнефть-Ярославльнефтеоргсинтез».

Между тем, указанную позицию заявителя суд признает ошибочной, на основании следующего.

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск, деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке.

Как усматривается из материалов дела, между заявителем и ОАО трест №7 был заключен договор субподряда №1102/04 от 11.02.2004 г., по условиям которого субподрядчик принял на себя обязательства по выполнению работ по монтажу металлоконструкций по объектам сепарации установки гидрокрекинга «Комплекса глубокой переработки нефти на НПЗ ОАО Славнефть-Ярославльнефтеоргсинтез».(т.2 л.д.85).

В тоже время, субподрядчик-заявитель заключил с ООО «Линкорос» договор №2 от 24.01.2004 г. на разработку проектной документации, по условиям которого исполнитель принял на себя обязательства по выполнению рабочих чертежей КМД и КТД на строительство гидрокрекинга «Комплекса глубокой переработки нефти на НПЗ ОАО Славнефть-Ярославльнефтеоргсинтез», по реализации которых последним была выставлена счет-фактура №17 от 30.04.2004 г.

Оплата по нему была произведена с расчетного счета заявителя платежным поручением №390 от 14.05.04 г. на сумму 500320 рублей, в т.ч. НДС 76320 руб. .(т.2 л.д.91-93).

Между тем, при отнесении спорных сумм затрат в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль 2004 года заявителем не учтено следующее.

Как было отмечено ранее, при формировании налоговой базы для расчета налога на прибыль организация может учесть расходы стороннего юридического лица, в рамках принятых обязательств по заключенному и соответствующему требованиям закона договору.

А поскольку критерии оценки экономической оправданности затрат законодателем не установлены, то содержание названных норм позволяет оценивать затраты каждого налогоплательщика на предмет возможности принятия их в целях налогообложения индивидуально, исходя из конкретных условий финансово - экономической деятельности налогоплательщика, в том числе, с учетом наличия связи произведенных расходов с его хозяйственной деятельностью.

Применительно к рассматриваемой ситуации, как правильно отметил представитель ответчика, заявитель понес расходы, не предусмотренные основным договором субподряда, поскольку исходя из условий п.2.1. и п.2.3 договора субподряда №1102/04 от 11.02.2004 г., стоимость монтажа была определена в твердой сумме и изменению не подлежала, за исключением изменений в стоимости договора при возникновении обоснованных, но согласованных сторонами причин.

Более того, согласно условия, регламентированного п.3.1.1 договора субподряда, подрядчик обязался предоставить заявителю, утвержденную в установленном порядке проектно-сметную документацию, чертежи КМД на конструкции и технические условия при производстве работ, что не опроверг в ходе судебного заседания представитель заявителя.

Однако, у суда возникает сомнение относительно периода исполнения договоров во временном промежутке, поскольку в первом случае, по условиям основного договора субподряда окончание производства работ была определена 31.03.2004 г., тогда как во втором случае, акт сдачи-приемки научно-технической продукции по договору на разработку проектной документации оформлен между сторонами только 30.04.2004 г., т.е. за пределами установленного срока сдачи объекта.

В данном случае, заявителем вопреки ст.65 АПК РФ не представлены доказательства, свидетельствующие о заключении с ОАО трест №7 какого-либо дополнительного соглашения, регулирующего вопросы сроков сдачи объекта и необходимости произведения спорных сумм затрат на разработку рабочих чертежей КМД и КТД, при условии, что согласно п.3.1.1 субподрядчик обязан был предоставить заявителю, утвержденную в установленном порядке проектно-сметную документацию, чертежи КМД на конструкции и технические условия при производстве работ.

Таким образом, поскольку заявитель не доказал производственную необходимость в заключении дополнительного договора на разработку технической документации на предмет соотношения расходов и финансовых результатов, то все расходы, вытекающие из данного договора, должны были быть учтены, в целях налогообложения в соответствии с требованиями налогового законодательства, т.е. за счет прибыли.

Оценивая установленные в ходе рассмотрения данного вопроса обстоятельства в их совокупности, суд приходит к выводу о правомерности исключения ответчиком указанных затрат из состава расходов, учитываемых при формировании единой расходной части, уменьшающей налогооблагаемую прибыль 2004 г., в силу чего требование заявителя удовлетворению не подлежит.

По нарушению, отраженному в пункте п.п. 7.7, 7.8, 7.9, 7.10, 7.11, 7.12, 8.2, 8.3, 8.4:

Основанием для принятия решения Инспекции в отношении доначисления ЕСН в размере 563501,14 рублей явилось необоснованное, по мнению налогового органа, невключение в налоговую базу сумм компенсации, выплаченных работникам налогоплательщика за неиспользованный отпуск, не связанный с увольнением, а также выплат, в виде премий по статьям «Тематическое задание», «Другие достижения в работе».

Указанные обстоятельства повлияли также на доначисление страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (пени, штрафа).

«А»: По выплатам, в виде премий по статьям «Тематическое задание», «Другие достижения в работе».

Суд признает обоснованными доводы инспекции о том, что в рассматриваемом случае спорные выплаты относятся в состав расходов на оплату труда в соответствии со статьей 129 ТК РФ и согласно статьи 253 НК РФ входят в состав расходов, связанных с производством и реализацией; если Общество в нарушение пункта 1 статьи 255, пункта 1 статьи 236 НК РФ не включило спорные выплаты в состав расходов в целях налогообложения прибыли, при том условии, что глава 25 НК РФ выплаты такого рода относит к расходам на оплату труда, то это не может автоматически освободить налогоплательщика от обязанности исчислить и уплатить с них ЕСН; что п. 3 ст. 236 НК РФ не предоставляет налогоплательщику права выбора, по какому налогу (единому социальному налогу или налогу на прибыль) уменьшать налоговую базу на сумму соответствующих выплат.

Объектом обложения страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование и базой для их начисления согласно пункту 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“ являются объект налогообложения и база, облагаемая единым социальным налогом, установленные главой 24 “Единый социальный налог“ Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 НК РФ), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника или членов его семьи, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в их интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 НК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации указанные в пункте 1 этой статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Таким образом, при решении вопроса об отнесении спорных выплат к расходам, уменьшающим или не уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, следует руководствоваться положениями главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как следует из пункта 2 статьи 252 НК РФ, расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика, подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Расходы, связанные с производством и (или) реализацией, подразделяются на материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации, прочие расходы (пункт 2 статьи 253 НК РФ).

Статьей 255 НК РФ установлено, что в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

К расходам на оплату труда относятся начисления стимулирующего характера, в том числе премии за производственные результаты, и начисления стимулирующего и (или) компенсирующего характера, связанные с режимом работы и условиями труда.

В пункте 25 статьи 255 НК РФ указано, что к названным расходам относятся и другие виды расходов, произведенных в пользу работников, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором (пункты 2 и 3 статьи 255 НК РФ).

При этом не все выплаты, связанные с оплатой труда, могут быть отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.

В статье 270 НК РФ приведен перечень расходов, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль.

В соответствии с пунктом 21 статьи 270 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде расходов на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров (контрактов).

Таким образом, Налоговым кодексом Российской Федерации в виде исключения предоставлено право учесть в составе расходов на оплату труда для целей налогообложения прибыли затраты на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам, если это предусмотрено коллективным и (или) трудовым договором.

Правовое регулирование вопросов, связанных с оплатой труда работников, осуществляется нормами Трудового кодекса Российской Федерации.

Как следует из статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации, заработная плата - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также выплаты компенсационного и стимулирующего характера.

Системы заработной платы, размеры тарифных ставок, окладов, различного вида выплат устанавливаются работникам организаций коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами организаций, трудовыми договорами (статья 135 Трудового кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей в спорный период).

Статьей 144 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что работодатель имеет право устанавливать различные системы премирования, стимулирующих доплат и надбавок с учетом мнения представительного органа работников. Указанные системы могут устанавливаться также коллективным договором.

Следовательно, организация может учесть в составе расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, суммы премий, выплачиваемых работникам на основании приказов руководителя в случае, если такие выплаты предусмотрены коллективным и (или) трудовым договорами, а также локальными нормативными актами организаций.

Так, спорные выплаты были произведены в пользу своих работников на основании приказов руководителя, в виде премий с учетом личного вклада каждого в повышение эффективности работы организации, в том числе за успешные выполнение тематических заданий: по изготовлению металлоконструкций Завода по производству автобензинов; за своевременное Решение вопроса прямой поставки труб; изготовление кронштейнов для обрамления здания управления ОАО «НМУ-3»; изготовление и монтаж стеклянных витражей АБК ОАО «НМУ-3»; за монтаж колонн К-302, К-303, К-401; за демонтирование системы отопления новому проекту для АБК ОАО «НМУ-3» и так далее, т.е. данные выплаты носят производственный характер. (т.1 л.д.110-150, т.2 л.д.1-67,

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что произведенные обществом выплаты предусмотрены коллективным договором, Положением об оплате труда, и связаны с выполнением трудовых функций.

При этом из абз.2-3 Положения по оплате труда работников заявителя следует, что источником на оплату труда являются доходы предприятия от производственной и непроизводственной деятельности.

Расходы на оплату труда являются расходами в соответствии с главой 25 НК РФ. Оплата труда работников административно-производственного персонала производится согласно окладов, определенных штанным расписанием, положением о премировании АУП по итогам деятельности за месяц и фактически отработанного времени. Норматив заработной платы состоят из зарплаты, начисленной по установленным окладам и премии, размер которой зависит от фактического объема строительно-монтажных работ выполненных собственными силами и т.д.

Из п.5.1. Коллективного договора также следует, что в организации устанавливается следующая система оплаты труда: повременно-премиальная. Пункт 5.3 договора также предусматривает произведение премий по результатам работы.(т.т.2 л.д.138-153).

Следовательно, исходя из вышеизложенных норм Налогового кодекса Российской Федерации, данные выплаты являются расходами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль, и должны облагаться единым социальным налогом.

При этом, как указано в пункте 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2006 N 106 “Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога“, при рассмотрении дел, касающихся правильности определения налоговой базы по единому социальному налогу, необходимо иметь в виду, что пункт 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации не предоставляет налогоплательщику права выбора, по какому налогу (единому социальному налогу или налогу на прибыль) уменьшать налоговую базу на сумму соответствующих выплат. Норма, установленная пунктом 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации, имеет в виду, что при наличии соответствующих норм в главе 25 Налогового кодекса Российской Федерации “Налог на прибыль организаций“ налогоплательщик не имеет права исключать суммы, отнесенные законом к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, из налоговой базы по единому социальному налогу.

Учитывая изложенное, суд признает обоснованной позицию налогового органа о неправомерном исключении заявителем спорных сумм, отнесенных законом к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, из налоговой базы по единому социальному налогу.

«Б»: По компенсационным выплатам, выплаченным работникам налогоплательщика за неиспользованный отпуск, не связанный с увольнением.

Как было отмечено ранее, согласно ст. 255 НК РФ к расходам на оплату труда в целях главы 25 НК РФ относятся, в частности, начисления стимулирующего и (или) компенсирующего характера, связанные с режимом работы и условиями труда, в том числе за сверхурочную работу, производимые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно абзацу девятому подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат, связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Налоговый Кодекс РФ не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, следовательно, в силу пункта 1 статьи 11 Кодекса этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство.

Трудовой кодекс Российской Федерации выделяет два вида компенсационных выплат.

Исходя из статьи 164 Трудового кодекса Российской Федерации под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей.

Указанные выплаты не входят в систему оплаты труда и производятся работнику в качестве компенсации его затрат, связанных с выполнением трудовых обязанностей.

Второй вид компенсационных выплат определен статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации.

На основании этой статьи заработная плата работников состоит из двух основных частей: непосредственно вознаграждения за труд и выплат компенсационного и стимулирующего характера.

При этом компенсации в смысле статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами оплаты труда и не призваны возместить физическим лицам конкретные затраты, связанные с непосредственным выполнением трудовых обязанностей.

По смыслу абзаца девятого подпункта 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ не подлежат обложению единым социальным налогом компенсации, предусмотренные статьей 164 Трудового кодекса Российской Федерации, как не входящие в систему оплаты труда.

В отличие от них компенсации, определенные статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации, не охватываются указанной нормой НК РФ и в соответствии с пунктом 1 статьи 236 этого Кодекса образуют объект обложения единым социальным налогом.

Данные выплаты при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются в качестве расходов на оплату труда, исходя из статьи 255 НК РФ.

При этом из содержания приведенных положений следует, что такие выплаты не являются доходом работника, поскольку используются им не для удовлетворения личных потребностей, а с целью надлежащего выполнения возложенных на него обязанностей.

Таким образом, денежная компенсация за неиспользованный отпуск при сохранении трудовых отношений между работником и работодателем не является компенсацией в смысле ст. 164 ТК РФ, в связи с чем подлежит налогообложению единым социальным налогом.

Такой вывод суда согласуется с правовой позицией Высшего Арбитражного суда РФ, изложенной в пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 106 от 14.03.2006.

В свою очередь, применение ошибочного метода исчисления налоговых обязательств, не умаляет, как правильно отметили представители налогового органа, преференциального права заявителя на уменьшение налоговых обязательств по налогу на прибыль соответствующих налоговых периодов, посредством представления уточненных налоговых деклараций, в режиме ст.81 НК РФ.

Учитывая, что в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ “Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации“ объектом налогообложения страховыми взносами и базой для начисления страховых взносов является объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу, суд приходит к выводу об обоснованном доначислении налоговым органом обществу соответствующих сумм ЕСН и страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию.

Согласно ст.110 АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины распределяются пропорционально удовлетворенным требованиям.

Руководствуясь ст.ст.110, 112, 150, 167-169, 176, 201 АПК РФ, Арбитражный суд Республики Татарстан,

Решил:

Заявление удовлетворить частично.

Признать незаконным Решение №14/14 от 29.12.2007 г., вынесенное Межрайонной инспекцией ФНС РФ №11 по РТ, г.Нижнекамск, в части: п.п. 1.1., 1.2, 1.3; 4.1, 4.2, 4.3, в части доначисления транспортного налога за 2004-2006 г. в размере 55800 рублей, пени и налоговых санкций по ним, а также, в части привлечения по п.2 ст.27 ФЗ – №167 «Об обязательном пенсионном страховании» в виде штрафа в размере 3078,80 рублей.

Производство по делу NА65-2470/2008-СA3-47, в части требования заявителя о признании незаконным п.1.1.3 «б» решения №14/14 от 29.12.2007 г., на основании п.4 ч.1 ст.150 АПК РФ прекратить.

В остальной части заявленных требований отказать.

Взыскать с Межрайонной Инспекции ФНС РФ №11 по РТ, расположенной по адресу: РТ, г.Нижнекамск, ул.Студенческая, д.35, за счет средств бюджетной системы Российской Федерации, находящихся на соответствующем счете федерального казначейства в пользу Открытого акционерного общества «Третье Нижнекамское Монтажное управление», г.Нижнекамск --- 1700 рублей судебных расходов по государственной пошлине.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

После вступления решения в законную силу заявителю выдать справку на возврат государственной пошлины в размере 50 рублей.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд путем подачи апелляционной жалобы через Арбитражный суд Республики Татарстан, либо в двухмесячный срок со дня вступления в законную силу в Федеральный Арбитражный суд Поволжского округа через Арбитражный суд Республики Татарстан.

Судья А.Р.Насыров